Беларусскую революцию называют женской — именно женщины шли в первых рядах на протестных маршах, стояли в сцепках, а ночами выбегали на улицы с бинтами лечить раненых протестующих. Женщины писали откровенные посты в соцсетях, уходили в забастовки и увольнялись с работы. И женщинам было тяжелее расставаться с детьми и осознавать, что в тюрьме придется провести несколько лет. «Наш Дом» начинает кампанию, посвященную женщинам — героям беларусской революции. И первым делом расскажем о тех, кто по долгу службы оказался в эпицентре событий, — журналистках.

Сейчас в тюрьме находятся 14 женщин — сотрудниц медиа. Имена многих из них на слуху. Например, Катерина Андреева и Дарья Чульцова проводили стрим с акции памяти Романа Бондаренко и теперь отбывают срок в колонии. Марина Золотова, Людмила Чекина, Ольга Лойко, Алла Лапатко, Мария Новик, Ирина Рыбалко, Анжела Ассад, Дарья Данилова и Елена Толкачева работали в крупнейшем независимом издании Беларуси TUT.BY. Ксения Луцкина находится в СИЗО по делу Press Club Belarus. Ирина Левшина является гендиректором независимого агентства БелаПАН, Валерия Костюгова — редактором «Беларусского ежегодника». Ирина Славникова трудилась на телеканале «Белсат», ее задержали вместе с мужем по возвращении из отпуска. Но огромная часть представительниц СМИ выехала из Беларуси или осталась без работы, так как их издания закрылись. 

Вечером 10 августа 2020 года возле Центрального РОВД была задержана журналистка «Белсата» Елена Дубовик. Они вместе с коллегой Татьяной Белашовой поехали выяснять судьбу оператора «Белсата» Виталия Дубика. На журналистках были жилеты с надписью «пресса», но это не остановило ОМОН. А за решеткой началось самое ужасное — сотрудница изолятора временного содержания начала избивать Елену коленом в живот. После трех дней в ИВС Елену госпитализировали с подозрением на разрыв яичника. Затем ей начали писать угрозы в мессенджерах, и в марте 2021 года Елена вместе с младшими детьми покинула Беларусь. За границей она продолжила работу на «Белсате». Но неизвестные продолжают угрожать покалечить ее сына, оставшегося в Беларуси.

Во время акции протеста 10 августа 2020 года журналистка «Нашей Нівы» Наталья Лубневская получила ранение в ногу с близкого расстояния резиновой пулей. В момент ранения на Наталье был синий жилет с надписью «Пресса». Ранения Наталья даже не заметила, лишь когда вбежала в переход, увидела прожженные джинсы и кровь. Вызвать скорую помощь было невозможно, и Наталью довезли до больницы случайные минчане. В больнице она провела почти 40 дней, а в гипсе ходила несколько недель. В сентябре 2020 года издание хотели оштрафовать за ранение Натальи, обосновав это тем, что редакция должна была предотвратить «несчастный случай на производстве» и провести расследование по этому поводу. В июле 2021 года в редакцию «Нашей Нівы» нагрянули силовики. После ареста коллег Наталья Лубневская выехала из Беларуси.

В ноябре 2020 года Беларусь потрясла страшная трагедия — обычный минчанин Роман Бондаренко был убит силовиками во дворе собственного дома. Журналисты не смогли пройти мимо этой трагедии. Сотрудница портала TUT.BY Катерина Борисевич готовила материал о Романе, в котором использовала данные врача скорой помощи, противоречащие официальным, сообщившим, что Роман Бондаренко был пьян. 19 ноября Генпрокуратура возбудила уголовное дело по факту «разглашения врачебной тайны», и фигуранткой стала Катерина Борисевич. Ее задержали по дороге в магазин, затем привели домой и на глазах у дочери провели обыск. В СИЗО Катерину Борисевич поставили на учет как экстремистку. Поэтому в на суды и в колонию ее перевозили в наручниках — такая мера не применялась даже к осужденным за убийство. В заключении у Катерины появились проблемы с ушами. Сотрудницу медиа приговорили к 6 месяцам лишения свободы. В мае 2021 года журналистку освободили, она продолжает находиться в Беларуси.

29 января 2021 года журналистка портала TUT.BY Надежда Калинина пыталась попасть в ДК «Камволь», где собирались минские делегаты Всебелорусского народного собрания. Однако на мероприятие ее не пустили, а вскоре задержали, обвинив в проведении несанкционированного пикета. Надежда попала в ИВС на трое суток. «По нашим просьбам нам выдавали туалетную бумагу, отматывая неизвестно от чего, периодически мыло, если мы очень сильно просили. Не было матрасов, не говоря уже про постельное белье. Кормят три раза в сутки, но есть это невозможно. Это крупяная диета. Передачи не получали. У меня была с собой зубная паста. Я чистила зубы своей щеткой, остальные – пальцем. Еще одной ценностью за решеткой стали сменные трусы, которые у меня были с собой. Благодаря этому я могла сменить и постирать белье. У других женщин такой возможности не было», — рассказала Надежда после окончания трех дней ареста. Девушка также рассказала, что у нее тахикардия, а в камере случился острый приступ мигрени, и ей делали укол. В камере на 5 человек находилось 12, и заключенным не хватало воздуха. Две ночи Надежда спала на полу на своей куртке. К ней не пускали адвоката. 1 февраля Надежду судили и приговорили к штрафу.

14 мая 2021 года возле Дома правосудия была задержана журналистка портала TUT.BY Любовь Касперович, которая приехала освещать суд по «делу студентов». Напомним, 12 ноября 2020 года у дома у студентов пяти минских вузов, преподавательницы и выпускницы медуниверситета прошли обыски, двенадцать человек были задержаны. Следствие обвинило их в координации протестов на местах, ведении оппозиционных Telegram-каналов, призывах к акциям протеста и печати листовок. По версии следствия, эти акции срывали образовательный процесс и нормальную работу университетов. Суд по делу начался 14 мая. Любовь Касперович обвинили в участии в несанкционированном митинге и наказали 15 сутками ареста. Это время Любовь провела в изоляторе временного содержания камере на двоих, где находилось 15 человек, из них одна бездомная с вшами. За время заключения до журналистки не дошли ни письма, ни передачи, в камеру ей разрешили взять с собой только пачку масок. «Ни прогулок, ни душа в традиционном понимании не было. Прогулка — это прогулка по камере. Душ — влажные салфетки или бутылка воды», — вспоминала Любовь после выхода из ИВС.

Возле Дома правосудия была и журналистка газеты «Народная Воля» Глафира Жук, которую задержали 30 мая 2021 года. В салон красоты, где она делала маникюр, зашли мужчины, подошли лично к девушке, показали удостоверение и попросили пройти в микроавтобус. Суд приговорил Глафиру к 30 суткам ареста, из-за которых она пропустила сессию на факультете журналистики БГУ. За месяц в заключении ее ни разу не водили в душ, только один раз на прогулку и два дня продержали в карцере за надписи, нацарапанные на чашке и тарелке. Глафира даже не смогла взять в камеру запасные вещи. Температура в камере достигала 43 градусов. Выйдя из изолятора временного содержания, Глафира узнала, что отчислена. Сейчас она покинула Беларусь.

14 июня 2021 года на брифинге МИД с участием Романа Протасевича, задержанного после захвата самолета Ryanair, журналистка БелаПАН Татьяна Коровенкова заявила, что не верит ничему из сказанного блогером. Она отметила, что Роман стал хвалить Лукашенко и защищать власть под давлением, и выразила ему сочувствие. После пресс-конференции в доме у Татьяны Коровенковой состоялся обыск, а ее саму задержали. После того как в редакцию газеты «Наша Ніва» в июле пришли силовики, по всей стране начались массовые задержания всех независимых журналистов. 9 июля 2021 года Татьяна выехала из Беларуси. 

14 августа 2021 года была задержана журналистка газеты «Наша Ніва» Екатерина Карпицкая. Девушка шла по улице с белой хризантемой в руках, и судья счел это политическим протестом. После месяца заключения Екатерина поделилась в своем Facebook информацией о том, что творится в тюрьмах: «30 дней там в сегодняшних условиях мне хватило, чтобы вылезти с кучей новых болезней — от фаринготрахеита до цистита и коронавируса. Подушкой нам служил расплющенный хлеб, и еще можно было бы спать на голом полу или на полу, но ночи дико холодные. Обнимая друг друга и зажимая между ног бутылку с горячей водой, мы не могли унять дрожь. Ночи превращались в цикл физических упражнений — приседать, отжиматься, постоять в планке, как-то согреться и уснуть. В два и четыре часа ночи нас поднимали на перекличку. За месяц питания я должна была заплатить более 400 рублей (около 150 евро), и за эти деньги на обед получала пустой суп — жидкость с парой картофелин и кожурой от них, иногда заплесневелый хлеб и две кружки чая или кисель. В пиковый момент в двухместной камере было 20 женщин — в холоде и духоте все быстро заболевали. Всех атаковал коронавирус, который, как и другие болезни, лечится там в основном парацетамолом». Екатерина также рассказала, что к политическим заключенным в камеру селят женщин с вшами, тяжелым расстройством желудка и кожными заболеваниями, когда тело покрывается гнойниками и язвами. Журналистка заявила, что собирается писать жалобы на истязания и прямые преступления в отношении беларусов.

30 августа 2021 года суд Глубокского района признал журналистку-фрилансера «Беларускага Радыё Рацыя» Татьяну Смоткину виновной в незаконном изготовлении и распространении продукции СМИ. Ее оштрафовали на 870 рублей за аудиоинтервью с глубокским фитнес-тренером и общественным активистом Александром Шарабайко. Татьяна попросила прислать ей мотивировочную часть постановления суда по электронной почте — согласно ему, ее оштрафовали за изготовление видеосюжета, даже несмотря на то, что она его не делала. Татьяна Смоткина обжаловала постановление суда в Витебском областном суде. Однако там заявили, что никаких нарушений нет, просто сама журналистка неправильно трактует законы. Фактическую ошибку — видеосюжет — посчитали опечаткой. На попечении Татьяны Смоткиной несовершеннолетний ребенок, но это суд не посчитал смягчающим обстоятельством. Татьяна намерена подавать жалобу в Комитет ООН по правам человека. Она продолжает оставаться в Беларуси.

15 ноября 2021 года была задержана бывшая сотрудница государственного телеканала ОНТ Татьяна Батура, уволившаяся оттуда в декабре 2020 года. С тех пор Татьяна помогала политзаключенным беларусам, ходила на суды и делилась информацией с правозащитниками. В день задержания Татьяна пришла на суд над Ольгой Золотарь. На входе в суд мужчина в гражданской одежде проверил по списку, была ли она на заседании утром, потом попросил еще раз показать документы и сказал пройти за ним. Ее привезли в отделение милиции. Сотрудник попросил ее снять шнурки, а когда Татьяна спросила, зачем, сказал, что она задержана. Татьяна попросила пригласить своего адвоката, в ответ мужчина сжал кулак и ударил ее в лицо так, что она стукнулась затылком о металлический сейф. Силовик, делавший опись личных вещей Татьяны, угрожал ей изнасилованием зубной щеткой. На Татьяну составили протокол за мелкое хулиганство: якобы она в Минском городском суде «вела себя агрессивно и задиристо, громко кричала, нецензурно ругалась, на замечания не реагировала». На следующий день состоялся суд — Татьяна заявила об избиении и попросила вызвать скорую помощь. Но врачи к ней не приехали — вместо этого ее отвезли в поликлинику, где ей без осмотра диагностировали ушиб головы. Татьяну приговорили к 15 суткам ареста. Большую часть она провела в карцере, где было очень холодно, а нары не раскладывались даже на ночь. За время в карцере Татьяна смогла только один раз помыть голову холодной водой. В помещение постоянно селили бездомных женщин, и там завелись вши. После первого срока ее задержали еще на 15 суток, а затем — еще на 15. 3 декабря Татьяна начала голодовку, которую держала 13 дней. В итоге ее перевели в более теплую камеру с горячей водой. 30 декабря Татьяну Батура должны были освободить, но вместо этого составили на нее четвертый протокол. В тот же день Татьяна от мамы, которая приехала увидеть ее, узнала, что ее отец умер, пока она сидела в ИВС. На следующий день девушку отпустили до суда. Она успела проститься с отцом и 2 января 2022 года покинула Беларусь. К слову, за время ареста Татьяна похудела с 53 до 45 килограммов.

К сожалению, беларусские журналистки независимых СМИ и уволившиеся из государственных. оставшиеся в стране, находятся в нешуточной опасности. Мы рекомендуем всем быть осторожными и уезжать при первом же намеке на арест. Очень хотелось бы, чтобы журналистика в Беларуси вновь стала престижной и перестала быть профессией из разряда опасных.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.