Как ранее сообщал наш сайт, судебный процесс по гражданскому иску  столичных властей о принудительном выселении граждан из частного дома семьи Алексея Воскобовича  в Московском районе Минска проходит без участия представителя управления образования Мингорисполкома. И это на фоне того, что рассматривается вопрос, решение которого, может существенно ухудшить положение 4 детей, один из которых – инвалид детства.

Судебные слушания  возобновляются 19 апреля в 15.00. Вероятнее всего они начнутся снова с ходатайства ответчиков о недоверии судье Юрию Шестакову. И снова как это было уже добрую дюжину раз, печально известный невыездной судья Шестаков, запросит по этому вопросу мнение истцов, после чего привычно удалится в совещательную комнату и  признает доводы ответчиков несостоятельными.

Как непосредственный свидетель  прошедших судебных заседаний я не удивлюсь тому, что господин Шестаков и на этот раз не найдет у себя мужества признать: сам факт того, что градоначальник Николай Ладутько наложил резолюцию–указание председателю Минского городского суда с требованием обеспечить выселение семьи  Воскобовича, не дает морального права права всем минским судьям браться за рассмотрение этого гражданского иска.

Но мне интересно будет посмотреть на поведение судьи Шестакова, когда он будет уличен неопровержимыми доказательствами факта личной заинтересованности в  выполнении желания господина Ладутько непременно выселить  из частного дома строптивую семью.

Нам всем хорошо известна поговорка: два юриста – три мнения.  Вот и по вопросу необходимости участия  в  рассмотрении иска о выселении детей представителя управления образования мнения участников судебного заседания разошлись. Опытный адвокат семьи Воскобовича настаивал на  удовлетворении ходатайства ответчиков о вызове  в суд инспектора по охране детства управления образования. Не менее опытные юристы истца и собственно Администрации Московского района столицы нажимали на право суда рассмотреть этот вопрос без представителя органа, уполномоченного государством защищать права детей. В глаза бросилось: судья Шестаков дважды нервно дернулся и не смог скрыть своего волнения после слов представителей власти:  решить этот  спорный вопрос  по  усмотрению  судьи…

И я решил отправиться непосредственно в управление образования Московского района Минска. Поначалу я планировал лишь посмотреть в  бесстыжие глаза чиновников и пристыдить их за нежелание защищать интересы детей.  Сделав соответствующую (резкую) запись в книгу замечаний и предложений, решил посетить лично кого-то из руководителей.

И хотя мой визит по времени не совпадал с  днями приема граждан по личным вопросам, и  пришелся на обеденный перерыв, я, вы не поверите, был любезно принят  многими должностными лицам этого учреждения.

Более того, благодаря настойчивости заместителя начальника управления очень оперативно удалось уточнить очень существенную деталь, характеризующую нашу судебную систему: повестка – приглашение о вызове в суд представителя органа опеки не поступала.

Дальше больше: оказалось, руководство управления образования не принимало решение об отказе от участия в судебных слушаниях по делу о выселении детей.

Откуда же  у судьи  Шестакова появился, озвученный им  в судебном заседании документ, так возмутивший меня и других граждан, присутствующих в суде?

К чести руководителей управления образования Московского района столицы они тут же вызвали для  выяснения всех деталей этого скандального «ЧП»  инспектора по охране детства Людмилу Ващило. В большинстве своем на этих должностях в нашей стране каким-то чудным образом работают люди порядочные и принципиальные. Вот и инспектор Ващило оказалась специалистом, знающим свой дело и свой район.

В течение нескольких минут экстренно собравшимся  чиновникам удалось уточнить: письмо–ходатайство в  Московский суд написано не на бланке учреждения  образования, а на чистом листе стандартной бумаги. И подписало его не  уполномоченное решать подобные вопросы должностное лицо, а второстепенный специалист.  Фамилия его мне известна. Не называю ее исключительно потому, что  окончательные выводы о  причинах и условиях, повлекших это должностное преступление,  еще не сделаны.

Известно: письмо написано было в здании  Московского суда за несколько минут до начала слушаний  о выселении семьи Воскобовича из принадлежащего ей дома. Чиновник от образования написала письмо об отказе участвовать в рассмотрении дела и защищать права детей  по просьбе, вы не поверите, судьи Шестакова

Николай ПЕТРУШЕНКО, nash-dom.info


  • Pop

    исходя из приведенных фактов, судья ведет себя очень нагло. зарвавшийся какой-то судья