Госпропаганда изо всех сил убеждает беларусов в том, что в больницах страны хватает медоборудования. Вот Брестская детская областная больница получила видеоколоноскоп последнего поколения. В Лепельской центральной районной больнице начал работу компьютерный томограф. А у Жлобинской больницы появились два аппарата УЗИ, две передвижные мобильные кислородные станции, портативные электрокардиографы, оборудование для гемодиализа. Однако на деле то здесь, то там появляются сообщения о катастрофах с оснащением и ремонтом в больницах не только деревень и райцентров, но и столицы.

Оборудования хватит не всем

Весной 2021 года в больницах страны то и дело возникали проблемы с аппаратами компьютерной томографии. 26 марта стало известно, что в Бресте из пяти КТ-аппаратов работают только три. Для неинфицированных пациентов оказались доступны и вовсе два аппарата. В Брестском онкодиспансере аппарат сломался из-за загрязненных противопылевых фильтров, а тендер на закупку новых учреждение почему-то не объявило. Рентгеновская трубка аппарата, находящегося в больнице скорой медицинской помощи, вышла из строя буквально за два года, а в городской больнице аппарату уже десять лет, и он в любой момент мог выйти из строя.

31 марта перестал работать аппарат КТ в Солигорской центральной районной больнице. Жителям города пообещали в ближайшее время сделать ремонт. У пациентов Минской районной больницы также не было возможности обследоваться – единственный аппарат КТ сломался. В Могилевском онкодиспансере было два аппарата компьютерной томографии, однако весной остался всего один. В итоге обследования в онкодиспансере пришлось остановить, так как на старом аппарате было невозможно выполнять исследования с контрастом.

В апреле 2021 года аппараты КТ были сломаны в четырех больницах, имеющих онкологический профиль. А в РНПЦ онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова, в придачу к этому, были сломаны аппарат МРТ и линейный ускоритель электронов. Это значит, что у больных раком стало меньше шансов пройти томографию, сделать МРТ и получить своевременную диагностику.

В конце июля 2021 года жители Гомеля оказались лишены флюорографического обследования. В поликлинике №8 сломался аппарат флюорографии, и когда его починят — неизвестно. Подписчик, которому понадобилось обследование, обратился в туберкулезный диспансер и узнал, что талоны на флюорографию закончились. В другой поликлинике, на Рабочей улице, жителя города принимать отказались, так как там «есть лимит», который тоже очень быстро заканчивается.

В августе 2021 года стало известно о том, что в онкоцентре в Боровлянах больные не могут сделать МРТ с контрастным усилением – единственный аппарат сломан. Врачи отмечают: после удаления опухоли головного мозга первое время после окончания лечения такое обследование необходимо делать каждые три месяца. В августе беларусские онкобольные лишились такой возможности. Вместо этого врачи предлагали им записаться на ноябрь или же сделать МРТ за свои средства в другом месте. Цена одного обследования – от 100 до 300 долларов. Средняя зарплата в Беларуси, напомним, составляет 583 доллара, а минимальная – 170 долларов.

Проблемы обнаружились и в Быхове, где закончились кассеты на рентген. Руководство местной больницы призналось, что не закупает их уже в течение месяца. Больных из райцентра отправляли на рентген в Могилев, однако и там они не могли сделать исследование, так как рентген оказался сломан.

В октябре появились новости о том, что в минских анестезиолого-реанимационных отделениях есть проблемы с фентанилом. Его используют для седации пациентов, находящихся на ИВЛ, чаще — при оперативных вмешательствах. Запас фентанила в отделениях заканчивается, врачи используют последнее. Дефицитными становятся и другие наркотические и седативные средства. По некоторым данным, на центральных складах фентанила нет вообще по всей республике.

Ситуация в райцентрах еще хуже, ведь там нет не только фентанила, но и даже медицинского кислорода. Например, в Старобине, что в Солигорском районе, закончились кислородные точки. Везти пациентов просто некуда, поэтому они лечатся дома, а в случае падения сатурации их привозят в приемный покой на пару часов подышать кислородом, а потом отпускают. В Старобин везут даже больных из Солигорска – в 100-тысячном городе мест в больницах для них нет. При этом больница в городском поселке далеко не в самом лучшем состоянии: от фасада отваливается штукатурка и отделочная плитка, в плохом состоянии и тротуар рядом.

Ремонт с тараканами

Еще в 2019 году главный врач Светлогорской районной больницы Игорь Тавтын через местную газету обратился к предпринимателям, руководителям предприятий и обычным людям. Он попросил финансовой помощи, чтобы купить необходимое оборудование для больницы и провести ремонт, на который нет бюджетных денег: «Приходится зарабатывать самим. Но не так-то просто заработать деньги, чтобы улучшить ситуацию. Поэтому и процесс этот идёт достаточно сложно и несколько затянулся по времени. А отсюда — неудобства, которые иногда вынужденно приходится испытывать пациентам». На тот момент больница нуждалась в лапароскопической стойке, аппаратах УЗИ, новых автомобилях скорой помощи. После этого главврача больницы уволили.

В мае 2021 года в Telegram-канал «Белые халаты» Фонда медицинской солидарности прислали фотографии больницы в Марьиной Горке. На фото можно увидеть, что окна, потолки и стены учреждения в плесени от сырости. Уточним, что в таком состоянии находятся даже детские палаты. В больнице фактически не проводится уборка, окна в туалетах закручены шурупами. Ситуация осложняется плохо сделанным отоплением, из-за чего в больнице постоянно текут батареи. «Наш Дом» склонен верить этим данным, ведь еще в 2020 году медсестрам больницы приказали в обязательном порядке изготовить или купить за свои средства тысячу масок в кратчайшие сроки. А медикам и вовсе ничего не выдавали.

В июле 2021 года в независимых СМИ появилась информация о том, что на капитальный ремонт здания милиции в Борисове планируют потратить более 300 тысяч долларов. При этом жители города утверждают, что в местной больнице постоянно ломается аппарат компьютерной томографии. Он не выдерживает нагрузки из-за коронавирусной пандемии. Борисовчане, которые обращались за разъяснениями в администрацию больницы, рассказали: там пообещали починить аппарат не раньше сентября, ведь на то, чтобы начать делать это раньше, денег нет.

В сентябре 2021 года в Telegram-канале «ЖКХ 23%» появились фото из Минского городского онкодиспансера. Его крыша не выдержала дождя, и от этого на потолке появились коричневые разводы, а медперсоналу пришлось подставлять ведра под капающую воду. Уточним, что к среднем в год в Минском онкодиспансере медицинскую помощь получают более чем 36 тысяч пациентов, хирурги проводят около 11 тысяч операций. Более 22 тысяч человек проходят в диспансере химиотерапию, а почти 3 тысячи больных — различные виды лучевой терапии. В 2020 году здесь появился новый корпус с уникальным оборудованием для лучевой терапии. А о старых корпусах, видимо, забыли.

Не лучше ситуация и в Витебске – а скорее, куда противнее. Здесь в палатах хирургии областной клинической больницы вместе с пациентами живут тараканы. Их так много, что здесь их подают в качестве мясного блюда на обед. Впрочем, такая же ситуация сложилась и в минской городской больнице №10.

Жительница Осиповичей, которая лежала с ребенком в местной больнице, также предоставила шокирующие фото из местной больницы. Детей лечат среди облупившихся стен, плесени, отвалившейся штукатурки, а в палатах ползают муравьи. Новые пластиковые окна вставлены с огромными щели, ведь каркас остался от старых стеклянных. В отвратительном состоянии и санузел, где нет даже современного умывальника. Но такое состояние у больниц не только в Осиповичах, но и в других райцентрах. В Жлобинской ЦРБ пациентов урологического отделения встречает облупившаяся ванна. Отделение рассчитано на 60 коек, но возможность принять душ здесь есть только в одном месте.

Опасное лечение

Люди приезжают в больницы, чтобы лечиться, однако удается это далеко не всегда. В беларусских учреждениях здравоохранения бывали случаи, когда пациенты прямо там получали травмы. В 2019 году 67-летняя пациентка 1-й городской больницы в Витебске Раиса Ласовская упала с кровати в палате кардиологического отделения. Здесь она лечилась от мерцательной аритмии, а в итоге чуть не оказалась в травматологии. Раиса провела на кровати две недели, и за это время от мебели успела отвалиться проволока. Но санитарка отделения просто подкрутила ее и постелила наверх два одеяла. А вечером Раиса села на кровать, и вдруг она выпрямилась, а пожилую женщину отбросило к стенке и прижало частью кровати. Из «плена» ее высвободили соседки.

– Я, наверное, минут 30 плакала. У меня поднялось давление, всю трясло. Медсестра дала мне таблетку от давления и корвалол. А дежурный врач, считаю, должен был предложить снимок головы — она у меня очень сильно болела: а вдруг сотрясение? Но врач только спросил, дать ли мне обезболивающее, – вспоминала потом Раиса Ласовская. Из больницы она уехала в травмпункт. А на следующий день ей позвонила заведующая и спросила, не хочет ли пациентка продолжить лечение. Раиса отказалась. Она уточнила, что, кроме сломанной мебели, в учреждении были и тараканы, которые ночью падали на больных с потолка.

С появлением коронавируса пациенты беларусских больниц именно там, как ни странно, оказались в опасности. Больные COVID-19 попадают в учреждения здравоохранения вместе со здоровыми – в результате здоровые люди заражаются и заболевают. А аппаратов ИВЛ и кислорода не хватает на всех. Многие умирают от того, что им не достается лечения. В октябре 2021 года в больнице №10 в Минске были перебои с работой ИВЛ и кислородными баллонами. Особенно часто это случалось по выходным, когда в отделении оставались практиканты и молодые специалисты, которые иной раз не могли попасть иголкой в вену.

В Шарковщинской больнице, которую еще в 2019 году расхваливала госпропаганда, сейчас больные могут не дождаться помощи. Здесь их лечат до последнего, сильно затягивая с переводом в реанимацию до такой степени, что пациент, попадая туда, умирает через несколько часов. Диагноз «коронавирус» ставят крайне неохотно и буквально заставляют врачей подделывать истории болезни. Все это делается не только для того, чтобы не портить статистику, но и затем, чтобы не платить персоналу премии за работу с зараженными COVID-19.

Но самое страшное – когда до спасения чьей-то жизни оставалось совсем немного, а из-за состояния системы здравоохранения почти здоровый человек умирает. Такая история случилась в этом году в Пружанах. Местная жительница написала в группу в социальных сетях о том, что ее муж после операции нуждается в переливании крови, но в больнице и во всем районе в принципе нет запасов. На следующий день мужчина умер. Забавно, что буквально за несколько дней до этого состоялся восьмичасовой «Большой разговор с президентом», на котором нелегитимный диктатор расхваливал лучшую в мире беларусскую медицину.

Пока Лукашенко предпочитает тратить бюджетные деньги на силовиков и убыточные предприятия, граждане Беларуси будут умирать в больницах от того, что им не оказывается квалифицированная помощь. Могилы тех, кто погиб от коронавируса, от не сделанного вовремя обследования и от врачебных ошибок, исключительно на совести Лукашенко. В центре Европы прямо сейчас происходит массовый геноцид беларусского народа – и мы очень надеемся, что в ближайшее время диктатор ответит за него.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.