10 октября мир отмечает Всемирный день борьбы со смертной казнью. По состоянию на апрель 2021 года, такой вид наказания был отменен в 108 странах мира. В странах Европы и бывшего СССР смертная казнь также не применяется – выделяется только Беларусь. В 2020 году высшую меру наказания использовали всего в 18 государствах, в том числе и у нас. Получить смертный приговор в Беларуси можно за 14 категорий преступлений. Среди них – терроризм, убийство работника милиции, геноцид, заговор с целью захвата государственной власти, диверсия. Почти все приговоры выносились за убийство с отягчающими обстоятельствами. А к высшей мере наказания в нашей стране приговаривали часто – за время правления Лукашенко такой приговор услышали минимум 264 человека.

В Беларуси смертная казнь сохранилась после СССР, и на референдуме 1996 года, согласно официальным данным, более 80% беларусов проголосовали за сохранение этой меры наказания. В 1990-е годы смертные приговоры выносились судом каждый год: больше всего было вынесено в Беларуси в 1998 году – тогда к расстрелу приговорили 47 человек. Позже количество приговоров к расстрелу в нашей стране снизилось и в последние годы не превышало 4. В 2020 году в Беларуси вынесли три смертных приговора. И хотя в Уголовном Кодексе есть варианты приговора к пожизненному заключению или 25 годам колонии, отменять смертную казнь у нас в стране пока не спешат. «Разброс по смертной казни большой. Это действительно так. Если мы сейчас поднимем этот вопрос… Все-таки я думаю, что большинство за сохранение», – сказал Лукашенко в сентябре 2021 года.

Смертная казнь в Беларуси происходит в СИЗО №1 в Минске. Заключенный может ждать ее от трех месяцев до года. В день смерти его в специальной робе (отличающейся от одежды других узников) ведут через подземный переход, уточняют анкетные данные и зачитывают акт отказа в помиловании. Потом ему завязывают глаза и ставят на колени, после чего совершают один выстрел в затылок. Это происходит ночью, чтобы другие заключенные не подняли бунт. Дата расстрела засекречена – даже близким не сообщают о том, в какой день казнят родственника. Забрать тело для похорон они не могут, равно как и отнести на могилу цветы. Этот процесс описывал в своей книге «Расстрельная команда» Олег Алкаев, бывший начальник СИЗО №1, который с 2001 года живет в Берлине. Он рассказал, что исполнением смертных приговоров занимались 10-13 специально подобранных по критериям психологической устойчивости и добросовестности человек. За работу в такой команде полагались надбавки, и очень многие сотрудники СИЗО №1 хотели в нее попасть.

Полный список имен всех людей, которых приговорили к смертной казни, найти не удалось, но некоторые факты отношения к «смертникам» и то, в каких условиях они ожидают исполнения приговора, ужасают. В 2009 году расстрельные приговоры услышали Андрей Жук, убивший мужчину и женщину, и Василий Юзепчук, лишивший жизни шесть пенсионерок. Адвокат Юзепчука заявил, что в камере его пытали, заставляя признаться. В 2010 году за убийство трех человек к высшей мере наказания приговорили Олега Гришковцова и Андрея Бурдыко. Последний год жизни Андрей Бурдыко провел в одиночной камере без права прогулки.

Самая нашумевшая смертная казнь – это расстрел жителей Витебска Владислава Ковалева и Дмитрия Коновалова, которых обвинили в совершении теракта в минском метро 11 апреля 2011 года. Однако почти ни у кого не было сомнений, что Владислав и Дмитрий не виноваты в этом – преступление совершили спецслужбы Лукашенко, который таким образом хотел отвлечь беларусов от инфляции в стране, дефицита валюты и экономического кризиса после выборов 2010 года.

В 2016 году к расстрелу был приговорен Геннадий Яковицкий, которого обвинили в убийстве 35-летней сожительницы. Ее нашли мертвой в их квартире, где они два дня пили с друзьями в июле 2015 года. Геннадий не помнил подробностей убийства, ведь в какой-то момент уснул, а когда проснулся, то увидел, что женщина мертва. Во время первого допроса на мужчину давили, а находившиеся в квартире люди давали противоречивые показания. Некоторые свидетели явились на суд пьяными. Доказательств его вины не было, виновным себя он также не признал. На приговор повлияло то, что Яковицкий уже приговаривался к расстрелу, но тогда казнь заменили 15 годами тюрьмы. Исполнения приговора Геннадий ждал в камере с закрытым окном, не зная, который час и какой сегодня день, не имея права на прогулки. На встречи с родственниками его выводили из камеры в наручниках, выкручивая руки за спиной так, что он шел согнувшись в три погибели.

Несмотря на то, что «смертники» подают апелляции, отправляют Лукашенко письма с просьбой помиловать их, происходит это крайне редко. За всю историю суверенной Беларуси приговоренных к расстрелу помиловали всего дважды. Последний случай – братья Илья и Станислав Костевы, убившие свою бывшую учительницу Наталью Кострица в 2019 году. Оба они воспитывались в детском доме – после смерти мужа их мать тянула одна четырех детей. Соцработники посчитали семью неблагополучной и забрали Илью и Станислава в интернат. Здесь они пропускали уроки, нарушали дисциплину и даже стояли на учете в инспекции по делам несовершеннолетних. Когда братьям исполнилось 18 лет, они вернулись домой, а их мать осталась должна государству более 4 тысяч долларов за то, что оно заботилось о ее детях. За невыплату долга ее отправили в исправительную колонию-поселение.

Судьбу Натальи невольно повторила ее старшая дочь Анна. Она – жертва домашнего насилия, обратилась в милицию за помощью и попала на учет. Подлила масла в огонь и Наталью Кострица, которая сообщила в милицию, что один из детей бегает во дворе без присмотра. Напомним, Лукашенко не раз призывал женщин рожать детей, говоря, что третий ребенок – его, и обещая всестороннюю помощь. Но ничего от государства ни Анна, ни Наталья не дождались. После угроз учительницы отобрать у Анны детей братья Костевы, прошедшие через интернат, отправились вершить самосуд. Нанеся соседке 130 ударов ножом, они подожгли ее дом и вынесли оттуда компьютер и пакет с продуктами.

Больше года Илья и Станислав томились в неизвестности, писали письма с просьбами помиловать их. Amnesty International начала кампанию с целью заменить смертную казнь пожизненным лишением свободы, а сестра братьев создала петицию об их помиловании. 30 апреля 2021 года стало известно, что Лукашенко решил дать им шанс на жизнь. Расстрел заменили пожизненным заключением, отбывать которое Илья и Станислав поехали в тюрьму №8 в Жодино.

Существование смертной казни в Беларуси нарушает Всеобщую декларацию прав человека ООН, статья 3 которой сообщает, что каждый человек имеет право на жизнь. Международные организации неоднократно обращались к беларусскому правительству с требованием отменить смертную казнь. 9 октября 2021 года акцию за ее ликвидацию провели послы Швеции, Франции, Швейцарии в Беларуси. Они отметили: всегда есть риск казнить невиновного человека. Однако шансы, что высшую меру наказания отменят при незаконной власти Лукашенко, крайне малы. Ведь даже оправдательные приговоры в Беларуси большая редкость. И поэтому в Беларуси без диктатуры все суды будут честными и справедливыми, а смертная казнь будет отменена сразу же, как только это станет возможно.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.