Сегодня мы публикуем текстовую версию нашего голосового чата, гостем которого стал Роман Кисляк. Брестский правозащитник и активист стал одним из лидеров, по сути, гражданского сопротивления против строительства аккумуляторного завода в его родном городе. Нарушение гражданских прав и свобод начинается с малого — например, и с того же строительства. И таким образом, нелегитимная власть заставляет людей признавать свою силу. Но наше общество понимает, что согласившись с малым, оно соглашается и с большим — обманом, насилием, несправедливостью уже не в рамках одного города. А в масштабах всей страны.

Когда в Бресте начали строительство аккумуляторного завода, о нем узнали уже тогда, когда строительство шло полным ходом. Это вызвало сильное возмущение. Я узнал об этом благодаря блогеру Сергею Петрухину в его видео про свинец, потому что до этого в других публикациях об аккумуляторном заводе не было упоминания, что там будет производиться.

Это был очень сильный порыв со стороны людей, чтобы предотвратить строительство и эксплуатацию данного предприятия. 15 января я был на собрании в Тельме и с этого дня присоединился к этому протесту. Собрание шло больше трёх часов, не все желающие смогли попасть в актовый зал. Я тоже не смог попасть и простоял в коридоре где-то полтора часа.

Этот протест идет с 2018 года, подавляющее большинство активистов — это были не профессиональные политики, не профессиональные общественники, а обычные люди, которые не хотели такого вредного предприятия рядом со своими домами, семьями, рядом с теми местами, где они живут и гуляют с детьми. Многое было сделано, но, к сожалению, это предприятие запущено, оно работает, но тем не менее всё-таки мы с брестчанами намерены прекратить его эксплуатацию. Конечно, вмешиваются другие различные процессы большой политики, которые не дают возможность этого сделать. Кроме этого, в Беларуси обществу добиться чего-либо мало возможно, потому что власти делают всё, чтобы люди не могли отстаивать свои интересы, делают так, чтобы любые активности не приводили к результату, потому что результативность, успех каких-то общественных кампаний, по мнению властей, подрывает их авторитет. Всю компанию власть потихоньку уходила от них и после августа это состояние перетекло в масштабы всей страны. Государственный аппарат потерял поддержку большинства людей, хоть и сохранил возможность силового удержания этой власти.

Мы сейчас находимся в периоде транзита, когда люди уже воспринимают, что власть чужая, что люди её переросли, а она в свою очередь пытается сохранить своё влияние, всячески манипулируя и забалтывая.

Что касается аккумуляторного завода, то было много сделано. Нам удалось задержать ввод в эксплуатацию вплоть до декабря 2020. Мы инициировали в 2018 году референдум — нам отказали. В июне 2020 сами власти предложили его провести, в том числе Александр Лукашенко. Другие чиновники, председатель горисполкома говорили о возможности провести референдум — это был бы вариант решения этой проблемы, но до сих пор мы его не получили. Брестчане по-прежнему выступают против эксплуатации данного вредного предприятия, и я считаю, что необходимо, чтобы была процедура, на которой будет выяснено мнение жителей, в зависимости от которого предприятие продолжит свою работу или должно быть закрыто. До сих пор такой возможности нет, и вообще местных референдумов в Беларуси, к сожалению, не было.

Наша страна, Республика Беларусь, по сравнению даже с Российской Федерацией, Украиной имеет наименьшее число инструментов, с помощью которых общество сможет отстаивать свои права.

Мы даже не можем обратиться в Конституционный суд, чтобы пожаловаться на законы, которые не соответствуют Конституции, либо нарушают наши права, предусмотренные международными договорами о защите прав человека. У нас фактически не работает институт референдума, что видно на примере судьбы аккумуляторного завода. Институт судопроизводства, защита через суд также не работают, поэтому люди лишены возможности влиять на ситуацию. Власть фактически живёт сама по себе, общество — само по себе. Его пытаются только подавить, задавить, запугать уголовным преследованием, массовыми административными взысканиями, обысками и прочим, из-за чего многим пришлось выехать заграницу.

Как и всегда, у слушателей была возможность задать гостю вопросы в прямом эфире. (Хотите задать интересующий вопрос и не пропустить следующий эфир — подпишитесь на Telegram-канал «НАШ ДОМ»). Во время этой встречи Романа попросили поделиться своим мнением по вопросу участия в референдуме. 

Пока нельзя говорить о чем-то конкретно, потому что нет ни Конституция, ни самого референдума. А что касается возможности, я считаю, лучше участвовать в нём со своей повесткой. Безусловно, нам необходимы преобразования, необходима Конституция, но это не та Конституция, которую предлагает Лукашенко или Лебедько. К сожалению, Конституция 1994 года также не подходит, потому что она никак не защитила нас от диктатуры.

Но в 1996 году произошла узурпация власти через неконституционный референдум. Он должен был носить рекомендательный характер, но стал носить законодательный. Фактически, произошел госпереворот.

Я согласен с тем, что произошёл такой захват, но проблема в том, что Конституция 1994 года должна была предотвращать такие события. Конституция направлена на то, чтобы никто не смог узурпировать власть, это такой щит. Конституция 1994 года, к сожалению, беззубая, она никак не защитила нас. В этом есть проблема.

Поэтому, если будет какой-то референдум, конечно, надо идти со своим предложениями. Когда будет эта возможность — сейчас сложно сказать, потому что ситуация изменилась. Сейчас нужно на информационном уровне демонстрировать наше отношение, используя интернет, раз в телевизор нас не пускают. Выборы, как и референдум, — это не день голосования. До этого должна быть дискуссия в обществе, как нам жить, какие нормы должны быть. Этот процесс очень важен, но его нет до сих пор. Где в обществе сейчас обсуждается, какая должна быть Конституция? Вот это начало референдума, а не когда за 10 дней или за месяц публикуются какие-то нормы, по которым мы должны будем жить.

Как можно организовывать диалог в условиях Беларуси при Лукашенко и Ермошиной?

Речь не идет о диалоге, с той стороны нету диалога. Я говорил о конституционных преобразованиях.

Конституция — это важно, но не менее важно, чтобы граждане Беларуси осознали свою силу и научились её использовать против тирании, потому что сейчас люди дезорганизованы. Уже был успешный пример в 2017 году, когда люди выступили против Декрета №3, когда они стали собираться и общаться через социальные сети. И в 2020, и 2021 году люди уже объединялись и сами организовывались. Они увидели, что они есть сила, но, к сожалению, процесс не был доведен до конца.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.