Все мы знаем, что практически все современные государства обладают конституциями – основными законами стран, в которых они приняты. Вместе с тем не во всех странах эти конституции действуют в полной мере. Зачастую они остаются лишь декларациями, запечатленными на бумаге, но не в жизни.

Причин у этого много. Наиболее распространенная — когда какой-то один орган либо должностное лицо сосредотачивает в своих руках всю полноту государственной власти и тем самым нарушается знаменитый принцип ее разделения на три основные ветви: законодательную, исполнительную и судебную.

Наиболее распространенный случай в международной практике – сосредоточение всей полноты власти в ее исполнительной ветви в лице правительства и (или) главы государства. Как правило, исполнительная власть обладает реальным контролем над силовым блоком, поэтому сделать ей это проще всего. Но бывает так, что даже законодательная власть может нарушать конституцию, собственно, как и судебная — при принятии неправовых судебных решений. Так, законодатель, будь то парламент либо иной орган, которому делегировали это право, может принимать законы противоречащие конституции. Но и исполнительная власть еще чаще может посягать на конституционный порядок, права и свободы граждан.

И тут сразу встает вопрос как защитить конституцию от подобного рода посягательств?

Наиболее распространенный способ защиты, выработанный в международной практике – это судебная защита. Именно суды, как правило, следят за соблюдением законности в стране иными ветвями власти и препятствуют ее монополизации в одном месте. Согласно принципу разделения властей судебная власть — это самостоятельная и независимая ветвь власти, необходимая для разрешения на основе закона конфликтов между государством и гражданами, самими гражданами, юридическими лицами, иными ветвями власти, а также контроля за конституционностью законов и соблюдения конституции.

Так, в США – стране, в которой одной из первых утвердился принцип разделения властей, судебная власть в лице Верховного суда США, помимо права на отправление правосудия, уже в 1803 году получила право оценивать законодательные акты на соответствие конституции, то есть де-факто приостанавливать действие неконституционных законов. Впоследствии в Европе для таких функций был создан отдельный судебный орган — Конституционный суд.

Впервые конституционный суд, как самостоятельный судебный орган, появился в Австрии в 1920 году. Концепцию конституционного суда и конституционного контроля разработал знаменитый австрийский правовед Ганс Кельзен, который впоследствии сам работал судьей в первом таком суде. Кельзен считал, что так как конституция является основным законом, то она должна в большей мере способствовать стабильности общества и, следовательно, трудным должно быть ее изменение, а в отношении осуществления конституционных норм и принципов должен быть установлен специальный контроль.

После Второй мировой войны конституционные суды были созданы в Федеративной Республике Германии и Франции, а позже и в иных странах Европы. На сегодняшний день наличие конституционного суда в системе органов государственной власти весьма распространенная практика. Хотя в ряде государств нет конституционных судов, а полномочиями определять конституционность законов (то есть отменять те из них, которые противоречат конституции) обладают верховный или аналогичные ему суды общей юрисдикции (такой порядок, например, существует в США или Швейцарии).

В Беларуси Конституционный суд как самостоятельный орган появился с принятием Конституции 1994 года, хотя были попытки создать в СССР и в отдельных союзных республиках, в том числе и Беларуси, Комитеты конституционного надзора в годы политики горбачевской перестройки.

Однако, история Конституционного суда – как самостоятельного судебного органа — в условиях реальной системы разделения властей оказалось недолгой.

Уже в 1996 году в условиях острого конституционного кризиса охватившего Беларусь, после ноябрьского референдума по изменению основного закона страны, конституционный суд как самостоятельный орган прекратил свое существование и превратился в послушное орудие в руках действовавших тогда властей. Попытки привлечь президента к ответственности за принятие неконституционных нормативных правовых актов также не увенчались успехом.

После референдума, который по мнению конституционного суда прошел с нарушениями и должен был носить рекомендательный характер, председатель Конституционного суда Валерий Тихиня подал в отставку, мотивируя её невозможностью принимать присягу на новой конституции и несогласием с политикой руководства страны. В 1997 году президент освободил от должности еще одного судью, не согласного с нарушением закона – Михаила Пастухова.

Впрочем, тогда же с роспуском Верховного Совета закончилась и история реального парламентаризма в стране, Беларусь окунулась в пучину авторитаризма.

Тем не менее орган под вывеской Конституционный суд продолжает действовать в Беларуси до сегодняшнего дня. Однако, уже сейчас — в 2021 году — непубличная выработка поправок в Конституцию судьями Конституционного суда выходит за пределы их компетенции. Подобный способ разработки поправок неуполномоченным органом является незаконным и может быть квалифицирован как злоупотребление властью или служебными полномочиями.

Вместе с тем Конституционный суд — это орган конституционного контроля относящийся к судебной ветви государственной власти, в компетенцию которого входит оценка соответствия правовых норм конституции. Так, согласно статье 125 Конституции Республики Беларусь 1994 года (без изменений и дополнений) контроль за конституционностью нормативных актов в государстве осуществляется Конституционным Судом Республики Беларусь.

Как правило, во многих странах мира Конституционный суд также вправе отменять законы или иные правовые акты в случае их признания неконституционными. Таким правом обладал и Конституционный суд Беларуси в соответствии со статьей 128 Конституции 1994 года (без изменений и дополнений). Такой порядок, хоть урезанный и с определенными оговорками сохранился и в действующей лукашенковской конституции (статья 116 “нормативные акты или их отдельные положения, признанные неконституционными, утрачивают силу в порядке, определяемом законом”), однако на практике он фактически не действует.

Так, в 2020 году согласно заключению Конституционного суда в целом все законы, проверенные Конституционным Судом (44 акта), признаны соответствующими Конституции, аналогично, как и в 2019 году (проверен 41 акт). Таким образом, в заключениях Конституционного суда мы вроде можем наблюдать торжество правопорядка. Но так ли есть на самом деле? Вопрос остается открытым.

Конституционный суд является тем органом, который, в том числе должен обеспечивать верховенство Конституции, ее непосредственное действие, осуществлять конституционный контроль за нормативными правовыми актами иных государственных органов, утверждать законность в нормотворчестве и правоприменении.

При этом одной из главных задач Конституционного суда должна оставаться прежде всего защита конституционных прав и свобод граждан.

Автор: Петр Жилинский

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.