Более полумиллиона беларусов имеют инвалидность, и проблема жизни таких людей в нашей стране особенно острая. Отсутствие пандусов, парковочных мест для инвалидов, тяжелые жилищные условия, трудности с медобслуживанием – это еще далеко не полный список того, с чем сталкиваются беларусы с инвалидностью, на которых у власти «нет денег». К Международному дню борьбы за права инвалидов расскажем о том, как государство бросает особенных граждан на произвол судьбы и что делает «Наш Дом», чтобы облегчить их жизнь.

Случаи, когда власть отказывается сражаться за жизнь беларусов с инвалидностью, нередки. Самый, пожалуй, известный – дети и взрослые, больные спинально-мышечной атрофией (таких в стране около 150 человек). Еще пять лет от этой генетической болезни медленно атрофировались все мышцы, и люди умирали. Теперь же в мире есть сразу несколько лекарств. В европейских странах они распространяются бесплатно по страховке. Беларусские чиновники же предлагают лишь паллиативную помощь – фактически смерть заживо. И людям, чтобы выжить, приходится или собирать более 300 тысяч долларов на один укол спасительного средства (а их нужно колоть всю жизнь), или уезжать. Чаще всего выбирают второй вариант. Экспериментальный препарат Zolgensma стоит еще дороже – более 2 миллионов долларов. Страна, выделившая более чем в 20 раз больше на отключение интернета в августе 2020-го (56,4 миллиона долларов)[1], с его закупкой не помогает. Семьи вынуждены надеяться на помощь добрых людей или удачу в лотерее компании-производителя. СМИ рассказывают об удачных случаях: малышам Даше Шепетовской, Данику Денисову и Соне Жагунь препарат укололи в Беларуси. Однако чтобы вернуть утраченные из-за СМА навыки, нужна реабилитация – специалистов в стране нет, и семьи детей снова вынуждены эмигрировать.

У государства приходится с боем требовать не только лекарства, реабилитацию, но и бытовые вещи, способные облегчить быт. Беларусские инвалиды с проблемами опорно-двигательного аппарата страдают из-за невозможности выйти из квартиры: пандусов нет, лифтов, случается, тоже, по городам, особенно малым, не проехать из-за бордюров, в автобус не забраться по высоким ступеням. Социальные пенсии едва ли позволяют выживать – 300 рублей (почти 117 долларов) получает инвалид I группы (с самыми серьезными нарушениями здоровья). Инвалиды II группы – от 232 до 259 рублей (90–100 долларов), инвалиды III группы – 204,95 рублей (почти 80 долларов).[2] Без помощи работающих родственников не обойтись. А сироты вынуждены коротать жизнь в домах престарелых.

«Наш Дом» давно занимается проблемами людей с инвалидностью. В 2012 году активисты приняли участие в акции «Детям к школе» в Гомеле. Для детей-сирот и детей-инвалидов собрали и передали одежду, обувь, рюкзаки, сумки, письменные и канцелярские принадлежности.[3]

В том же году «Наш Дом» отстаивал право могилевских инвалидов на возможность пользоваться услугами социального такси. Эта услуга не оказывается инвалидам II и III группы. Волонтеры собрали подписи под коллективной жалобой жителей города и потребовали от председателя Могилевского городского исполнительного комитета, городского Совета депутатов и депутатов Палаты представителей предоставить транспортную услугу «Социальное такси» отдельным категориям граждан.[4]

В 2015 году у почтового отделения связи №35 в Гомеле стараниями наших активистов появились пандус и поручень. Письмо с соответствующей просьбой поступило в администрацию Железнодорожного района областного центра – и результат не заставил себя ждать.[5] Благодарность «Наш Дом» получил не только от людей с инвалидностью, но и от молодых мам с детьми, ведь закатывать коляску в отделение стало куда удобнее.

В 2016 году «Наш Дом» провел мониторинг автостоянок у торговых центров Слуцка, чтобы узнать, есть ли там парковочные места для инвалидов. Результат оказался печальным –отмеченных специальным знаком площадок не оказалось ни у одного из трех ТРЦ. Активисты направили письмо начальнику ОГАИ. В ответе было указано, что руководителям торговых центров передали указания нанести соответствующую разметку на парковке. Пара месяцев – и у одного из крупных магазинов оборудованы два машиноместа для инвалидов, еще один внес разметку в план работы.[6]

В том же году в Слуцкий райисполком было отправлено электронное обращение  по поводу высоких бортовых камней на пешеходном переходе напротив двух домов по улице Богдановича. Результат появился уже спустя месяц. Работники Слуцкого ЖКХ заменили бордюры на более низкие, тем самым повысив удобство дорог в городе для инвалидов.[7]

В 2017 году в Бобруйске состоялся перфоманс активистов под названием «Бордюр как Эверест». Его целью было показать гражданам и городским властям проблемы с дорожным покрытием и доступностью пешеходных частей. По маршруту с частыми бордюрами, крутыми спусками с тротуаров прогулялись с детской коляской. «Наш Дом» сделал вывод: передвигаться этой дорогой инвалиду-колясочнику опасно. По итогам эксперимента первому заместителю председателя Бобруйского горисполкома и начальнику ОГАИ УВД Бобруйского горисполкома были отправлены письма с просьбой устранить недостатки.[8]

Один из самых серьезных примеров – случай славгородской активистки Анжелики Калатозишвили. Женщина получила инвалидность из-за врачебной ошибки. Подозревая рак, врачи удалили ей здоровые органы, затем у нее отказали ноги, а затем из-за неправильного лечения и вовсе разрушились кости, и она пересела в инвалидную коляску. Ни СК, ни Минздрав ничего не сделали в отношении врачей, допустивших ошибку. Когда Анжелика предала свою историю огласке, ее начали преследовать, медработники подали на нее заявление за разглашение врачебной тайны. В июле 2018 года ее мужа, гражданина Грузии, задержали по статье 328 УК – а он был единственным человеком, который мог ей помогать в быту.[9] В 2019 году его выслали на родину. МЦГИ «Наш Дом» привлек внимание европейских политиков к проблеме. Депутат Европарламента от Лейбористской партии Великобритании Джули Уорд подготовила обращение к Верховному представителю ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерике Могерини.[10]

В 2020 году репрессии в отношении Анжелики Калатозишвили продолжились. Зимой у нее в доме отключили отопление, объяснив это пережогом дров. Летом обвинили в экстремизме за публикацию ссылки на фильм «Лукашенко. Уголовные материалы» в социальной сети. Примечательно, что данный ролик был включен в список экстремистских материалов спустя несколько месяцев после его публикации на странице активистки. МЦГИ «Наш Дом» поддерживал Анжелику на судебных заседаниях.

Быть инвалидом в современной Беларуси страшно. Это не спасает от преследования силовиков, от тюрьмы, штрафов, это не гарантия, что к человеку будут относиться достойно. Инвалиды так же бесправны перед системой, как и обычные здоровые беларусы. Обратное невозможно, пока власть тратит деньги на тюрьмы, оружие, армию силовиков. Но мы верим, что после падения лукашизма ситуация изменится, и наши люди с инвалидностью получат право жить, а не выживать, получать качественный уход, а не страдать от унижений, заниматься любимым делом, а не сидеть в четырех стенах, работать.

[1] https://42.tut.by/696297

[2] https://myfin.by/wiki/term/pensiya-po-invalidnosti-v-belarusi

[3] https://nash-dom.info/10687

[4] https://nash-dom.info/10507

[5] https://nash-dom.info/33253

[6] https://nash-dom.info/42198

[7] https://nash-dom.info/37929

[8] https://nash-dom.info/action/browse/perfomans-v-bobrujske-bordyur-kak-everest

[9] https://nash-dom.info/56974

[10] https://nash-dom.info/57606

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.