Выборы в Беларуси всегда завершаются предсказуемо, видимо, это и есть базис «стабильности». Предсказуемы как «победители», так и последствия: любого, кто попытается шатнуть (хоть силой мысли) стабильность, ожидает суд.

На прошлой неделе «нашдомовцы» побывали на судебных заседаниях по иску бывшего секретаря участковой избирательной комиссии к интернет-газете «Бобруйский курьер». Гражданский иск о защите чести, достоинства и деловой репутации предъявлялся к отрывку из критической публикации о работе комиссии. По сути – к четырём словам из неё:

«<наблюдатели> вызвали милицию. Сотрудники зафиксировали <факт нарушения>».

Каким образом такой набор слов мог задеть честь и достоинство физического лица (а экс-секретарь комиссии подавала иск непосредственно как физическое лицо, ссылаясь на то, что остальная часть публикации касалась её работы как члена избирательной комиссии, следовательно, не может рассматриваться) – вопрос риторический.


Коротко поясним суть дела: в один из дней досрочного голосования на парламентских выборах-2019 во время обеденного перерыва доверенное лицо независимого кандидата в депутаты и наблюдатели пришли на участок для голосования №22 в Бобруйске. Они увидели, что дверь в кабинет, где проходило голосование, закрыта, но не опечатана, а внутри – наедине с ящиком для голосования – находится секретарь комиссии. Доверенное лицо и наблюдатели расценили данный инцидент как нарушение и вызвали милицию. На место прибыл находившийся в помещении сотрудник милиции, осуществлявший в тот день охрану. Ему была передана информация о нарушении. Во время инцидента доверенным лицом велась аудиозапись. Впоследствии доверенное лицо сообщило о произошедшем журналисту интернет-газеты «Бобруйский курьер», он подготовил новостной материал, который был опубликован на сайте БК. Подробный разбор инцидента от правозащитника «Нашего Дома» тут.


Итог – суд. Претензии, которые экс-секретарь предъявила к упомянутой выше выдержке из публикации, заключались в следующем:

– Милицию наблюдатели не вызывали (видимо, имеются в виду средства связи), она сама пришла сотрудник, осуществлявший охрану на участке для голосования, был на месте в другом кабинете и подошел, когда его позвали;

– Никаких нарушений сотрудники (множественное число) не фиксировали. Сотрудник был один.

Собственно, на этом основания для предъявления иска на 5 000 рублей заканчивались. Данная, по мнению истицы, не соответствующая действительности информация, с её слов, причинила ей нравственные страдания из-за обсуждения публикации её коллегами на работе, а также некими людьми (в том числе иностранцами) в интернете.

Позиция ответчиков – автора материала и ИП, владельца сайта БК:

– Вызывать милицию – устойчивое выражение. В тексте не указано, что вызов осуществлялся по телефону. Факт вызова подтвержден аудиозаписью. То, что сотрудник милиции находился в том же помещении, не меняет суть дела – его вызвали на место, где произошел инцидент.

– Сотрудниками, о которых идет речь, являются непосредственно сотрудник милиции, а также сотрудник предвыборного штаба кандидата в депутаты (доверенное лицо) и наблюдатели.

– Нарушение было зафиксировано. В тексте не указано, что это делалось посредством составления протокола о правонарушении. Фиксация может осуществляться различными способами, в том числе мысленно, либо на некий носитель информации. В данном случае – это средство аудиозаписи доверенного лица, а также видеорегистратор у сотрудника милиции.

Как следствие, суд принял во внимание лишь часть доводов ответчиков – касательно вызова милиции. Тот самый сотрудник милиции (свидетель на процессе), которого наблюдатели вызвали на место, подтвердил этот факт.

В части, касающейся фиксации нарушения, суд встал на сторону истца, оценив эти два слова в 500 рублей чести и достоинства экс-секретаря комиссии.

Так, с легкой руки беларуского правосудия, разрешилась многолетняя дилемма, будоражащая умы лингвистов и философов, о семантике и многозначности слов. Разрешилась одной сакраментальной фразой судьи: «Кто как может, тот так и читает». В ней не хватает лишь логического завершения: а кто за выборы отвечает, тот и правильно читает.

Формально (вообще-то, по основному Закону, но все-таки – формально) в Беларуси нет цензуры. Но если бы основной Закон – Конституция – действительно соблюдался, и этого судебного процесса не было бы. Как не было бы тех «выборов», которые мы знаем. Ведь без такого инструмента как кляп, а цензура – это и есть кляп в любой рот, «виновный» в свободе выражения, вся «стабильность» давно бы рухнула.

Решение суда будет обжаловано.

«Наш Дом»

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.