Как и многие активисты «Нашего Дома», я многие годы являюсь независимым наблюдателем за выборами различного уровня в нашей стране и за рубежом. И мне есть с чем сравнить то, что происходит у нас.

Но, даже если не сравнивать с «заграницей», хочу заметить, что таких жестоких последствий, как на этих так называемых «выборах» в местные Советы, я не припомню.

18 февраля мне сообщили, что на участке голосования жестоко избит оператор «Белсата», муж журналистки Ольги Чайчиц, Андрей Козел.

Андрей Козел

Я знаю эту молодую семью уже давно. Андрей – спокойный молодой человек. Что послужило предпосылкой для того, чтобы должностное лицо – милиционер Владислав Бушинский вот так легко избил гражданина Республики Беларусь? К тому же –  оператора новостного канала! Однако, на тот момент, Андрей Козел был доверенным лицом кандидата в депутаты, то есть, фактически, лицом неприкосновенным на участке для голосования, и непосредственным участником процесса голосования и подсчёта голосов.

Владислав Бушинский

На данный момент Андрея Козела отпустили домой из здания суда, а дело отправили «на доработку». Доработку чего? Преступление должностного лица в отношении Андрея очевидно. Он нанёс оператору «Белсата» значительные телесные повреждения. А травмы головы всегда имеют последствия. Бушинский несколько раз ударил Андрея по голове, жестоко избивал на глазах у наблюдателей. Как это вообще возможно в стране, в которой основным законом для всех является КОНСТИТУЦИЯ!

http://pravo.by/pravovaya-informatsiya/normativnye-dokumenty/konstitutsiya-respubliki-belarus/

Ещё один интересный момент: Бушинский на суде заявил, что его командование сказало ему, что с момента, когда надо было помешать Андрею вести видеофиксацию происходящего на избирательном участке при подсчёте голосов, милиционер перешел в распоряжение председателя избирательной комиссии.

Как это можно обосновать законодательством Республики Беларусь? У нас милиционера можно «взять напрокат»?

Адвокат Андрея Козела на суде 19 февраля сказал то, что мы повторяем более 20 лет правления Лукашенко: «Выборы в стране проходят гласно и открыто. Соответственно, Конституция каждому гарантирует доступ к информации — сбор, переработку и распространение. Если нет запретов в законодательстве, значит, Андрей был вправе вести съемку. Соответственно, замечание и поведение должностного лица незаконно.»

«Слуги народа» убеждают нас, что выборы «прозрачные». Почему тогда приняты практически «военные» методы защиты мест пересчёта бюллетеней на расстоянии, где невозможно увидеть, что вообще происходит за спинами членов комиссий?

Затем, ко мне долетели вести из Боровлян, что там доверенные лица кандидата в депутаты задержаны и доставлены в отдел милиции агрогородка Сенница.

Наряд милиции на Артёма Скоробогатого и Елену Гартунг вызвала заместитель председателя комиссии на Боровлянском участке Кристина Шабловская.

Шабловская утверждала, что Артём Скоробогатов «нарушал правопорядок, громко разговаривал, вступал в нецензурную брань с посетителями». Почему тогда не задержали посетителей, так же «вступавших в нецензурную брань»? Согласно Конституции Беларуси, у нас перед законом равны все.

Артем Скоробогатов

В отношении Елены Гаргунг зам.председателя говорила следующее: «Высказывала недовольство музыкой, которая звучала на избирательном участке. В ответ на замечание директора Дома культуры начала нецензурно выражаться». То есть, доверенные лица непровластного кандидата в депутаты вдруг резко начали ругаться матом.

Вот как ситуацию прокомментировал официальный представитель УВД Миноблисполкома Евгений Сачек: “В ходе разбирательства установлено, что женщина, доверенное лицо кандидата в депутаты, нецензурно выражалась, спровоцировала конфликтную ситуацию, чем мешала работе избирательной комиссии. В ее отношении составлен протокол об административном правонарушении по ст. 9.3 КоАП РБ, оскорбление. Также в конфликтную ситуацию вступил еще один представитель кандидат. Он нарушал общественный порядок, выражался нецензурной бранью. В отношении его составлен протокол об административном правонарушении по ст.17.1 КоАП РБ (мелкое хулиганство). Протоколы будут рассмотрены в суде Минского района.”

Ничего не изменилось в беларуской «стабильности».

Хотела бы заметить, что на участке №32 Первомайского района города Минска, где я все шесть дней была независимым наблюдателем, «наблюдатель» Василий громко говорил, приставал к другим наблюдателям и посетителям, периодически вставляя крепкие словеса из разряда нецензурной брани. И никто его не отправлял в милицию. А все потому, что у Василия была особая миссия – помешать фиксировать нарушения на видео.

Такие «наблюдатели» являются главной опорой «избирательных комиссий». На меня, например, они настрочили 13 жалоб. При этом, председатель комиссии участка №32 Первомайского района Минска Диана Кобахидзе составила жалобы на компьютере и разослала их членам комиссии и «наблюдателям», которые просто переписали тексты на отдельные листы, тщательно закрывая их от меня.

18 февраля после обеденного перерыва ко мне на «подмогу» пришёл мой давнишний друг Леонид Кулаков. Чтобы как-то избавиться от навязчивых втягиваний в беседы с конфликтной тематикой со стороны «наблюдателя» Василия, я поставила стул Леонида Кулакова между моим и «наблюдателя». Но как только Василий и Леонид взглянули один на одного, начался жестокий спор. Никто из комиссии и «наблюдателей» на него не реагировал. Только когда бас Василия перекрыл музыку, прибежала Кобахидзе и попросила разговаривать тише.

Однако, Леонид, по незнанию порядков, самовольно установленных Кобахидзе и её замом Павлом Пленко,  решил отнести свою жалобу председателю лично. А стол её находился на значительном расстоянии от стола наблюдателей. Там же были и ящики для голосования.

Не прошёл Леонид и пяти метров, как Кобахидзе и Пленко кинулись к нему, требуя прекратить движение. Леонид был шокирован. С такими запретами за пять лет своего опыта наблюдателя он столкнулся впервые! Беларуская «демократия» – штука загадочная.

Этот же Пленко приказал дежурному милиционеру, старшему участковому Андрею Макуху блокировать Леонида Кулакова и не позволить ему  фиксировать на видео нарушения, в частности, несоответствие гл. 9 Методического пособия для членов избирательных комиссий, которая регулируется ст. 55 Избирательного кодекса:

Надо заметить, что на нашем участке столы были расположены таким образом, что наблюдатели могли видеть ящики для голосования  лишь тогда, когда на участке не было людей. Люди приходили редко, но группами. Поэтому, ящики выпадали из поля зрения наблюдателей вовсе. А как проверялись документы при выдаче бюллетеней членами комиссии, мы не видели вовсе. Замечание по этому поводу я сделала председателю в устной форме ещё 17 февраля, когда мебель только начинали расставлялась. 18 февраля я написала по этому поводу жалобу. Однако ничего не изменилось.

В основной день «выборов» после завершения голосования по приказу Кобахидзе члены комиссии мужского пола кинулись растягивать между столбов красно-белую строительную ленту с надписью «ОПАСНАЯ ЗОНА!», что вызвало удивление и смех всех наблюдателей участка. Однако, это была вовсе не шутка… Нас, наблюдателей, изолировали от места, где в углу расположилась председатель комиссии с замом, прикрывшись столом, на который члены комиссии вытряхивали бюллетени.

Леонид Кулаков подошёл сбоку, чтобы хоть как-то за спинами членов избирательной комиссии узреть, какие манипуляции с бюллетенями они там производят. Его тут же заметил Пленко и кинулся вырывать смартфон. Но, не смог – ленточка. Тогда Пленко окончательно плюнул на Избирательный кодекс, и приказал милиционеру Макуху вызвать наряд, арестовать Леонида Кулакова и удалить с участка.

Я зафиксировала все это на свой смартфон:

Но прибежавший обратно Макух «собственнотельно» пытался отодвинуть Леонида обратно, за 15 метров от «места преступления», и мешал ему фиксировать на видео то, что происходит на столах с бюллетенями.

Видимо, в РУВД отказались присылать подмогу. И Пленко как-то притих.

Воспользовавшись их растерянностью, я успела зафиксировать размер пачки неиспользованных бюллетеней. Как потом оказалось, она гораздо толще всех бюллетеней, которые члены комиссии выскребли из ящиков для голосования!

Был даже уникальный момент, когда член комиссии погрузилась в ящик, чтобы оторвать бюллетени от днища. Возник закономерный вопрос –  а как они туда так хорошо прикрепились?

Наглость комиссии была настолько зашкаливающей, что возмущался даже «наблюдатель» Василий! Ну, надо же соблюдать видимость «демократических прозрачных». А тут уж совсем беспредел какой-то.

А Макух всё наезжал на Кулакова, и, таки, отодвинул его на прежнее место, куда Василий уже притянул столы и стулья.

Жалобу от меня и Леонида Кулакова на действия комиссии, нарушающие законодательство Беларуси во время подсчёта голосов по окончанию выборов Кобахидзе не взяла, бегом ретируясь из гимназии №9 с пачкой бюллетеней в хозяйственном пакете. Там лежали в одной куче и неиспользованные, и использованные, и испорченные бюллетени. Все в одном пакете.

Побег Кобахидзе с мешком бюллетеней прикрывал участковый Макух.

https://youtu.be/dJwDR2_K5DI

А теперь, объясните народу, наши заблудшие «слуги», зачем вы стали на путь преступления, если минимального порога явки на местные выборы нет? Это бессмысленно, бесцельно и безосновательно. Вы лишили будущего свою страну, народ и собственных потомков. Как вам там спится, члены избирательных комиссий? Как вы смотрите людям в глаза?

Наталья Горячко,
правозащитник