Действительно, зачем? И нужны ли синагоги в Беларуси, где большая часть населения исповедует считает себя православными (по результатом опросов)? И при чем здесь Ошмяны? Здесь не все так просто, поэтому попробуем разобраться по порядку с этими вопросами.

Когда-то, в глубоком детстве, я с удовольствием слушала рассказы бабушки о ее детстве: как они жили в полесском местечке вместе с евреями, как бегали на речку с еврейскими детьми, как через разные жизненные ситуации учились культурам друг друга. В детстве все видится по-другому. Но тебе интересно: почему твой друг молится по-другому, ходит вместе с родителями в синагогу, а не в церковь, да и вообще, ест необычные блюда? Со временем ты понимаешь, что у них другая культура и другие обычаи, но он все равно – твой друг.

Примерно так было в большинстве белорусских местечек до Великой Отечественной войны, где большую часть населения составляли евреи (80-90%). Их так и называли – еврейские местечки. Но в планировке этих местечек всегда были церковь, костел и синагога (иногда – и мечеть), стоящие в центре. Люди молились в своих храмах, а потом все вместе встречались на рынках, где и происходила коммуникация. Все изменила война, когда многие почти все еврейское население Беларуси евреи стали жертвами Холокоста: находились в гетто, были угнаны в Германию или их уничтожали на месте (погибли порядка 96% – статистика Яд Вашем, 1991 г.)

К счастью, часть еврейского населения вернулась, пережив ужасы войны, но время было непростое. А в последние десятилетия существования Советского Союза белорусским евреям (да, именно так!) представилась уникальная возможность уехать в Израиль, на далекую родину предков. Чем большая часть евреев и воспользовалась. Вот и получилось, что народ частично уехал, а в Беларуси, как память о них, осталось материальное воплощение еврейской культуры – синагоги. Ведь синагоги были для евреев не только место молитвы и собраний – вокруг них вертелась вся жизнь общины! А теперь в Беларуси осталось около 30 недействующих синагог, которые используются под различные хозяйственно-бытовые нужды: складские помещения, ремонтные мастерские и т.д. Это – в лучшем случае, а так – многие просто пустуют.

Ну, кажется, что ответ на вопрос – что же делать с этими синагогами, знает Белорусский комитет ICOMOS (отделение Международной организации по сохранению памятников и достопримечательных мест). Специалисты комитета решили не много не мало, а разработать «план спасения» белорусских синагог, взяв для примера недействующую синагогу в Ошмянах. Ошмяны были выбраны неслучайно, ведь это приграничный город, бывшее местечко с еврейским населением, которые не пережили Холокост. Градообразующий центр Ошмян – это «классический треугольник» церковь-костел-синагога, из граней которого недействующей является только синагога. Ее здание было передано Ошмянскому краеведческому музею им. Ф. Богушевича и использовалось как складское помещение.

Поэтому специалисты Белорусский комитет ICOMOS совместно с  Европейским гуманитарным университетом (ЕГУ) разработали совместную концепцию по «разумному» использованию здания бывшей Ошмянской синагоги. Эта концепция затронула не только синагогу, но и жизнь Ошмян в целом, а в ходе реализации концепции вокруг нее образовались неравнодушные «друзья синагоги» из числа местных активистов. Специалисты ICOMOS, в свою очередь, провели ряд совместных мероприятий с представителями местной власти, сообществ, а также образовательные поездки для своих специалистов и экспертов из-за рубежа. Мероприятий было много, вот всего несколько примеров:

– Театрализованное представление 25 сентября 2016 г. «Зондажи и миражи Ошмян», подготовленное  в рамках проекта «Наследие и современность». В этом представлениями главными героями были жители Ошмян, которые представили свою историю на главной площади города. Интересно, что поиском этих историй занимались ошмянские школьники, а воплотить постановку «в жизнь» помогли сценаристы минских театров;

–  Проект«У пошуках старых Ашмянаў» ;

– Летний пленэр для  учеников Кальчунской школы (возле Ошмян);

–  Семинар в Вильнюсе для представителей исполнительной власти Гродненской области и Ошмянского района, а также активных представителей местного сообщества Ошмян;

– Два семинара в Ошмянах на базе краеведческого музея с участием литовских и местных экспертов и многое другое.

А 25 сентября 2018 г. состоялось завершающее мероприятие – в одном из залов Национального исторического музея Беларуси прошла презентация проекта «Разработка концепции восстановления здания бывшей Ошмянской синагоги с ориентацией на интересы местного сообщества». На этом мероприятии «главные герои» концепции поделились с присутствующими своими разработками, идеями и наблюдениями.

Первым взял слово председатель правления Белорусского комитета ICOMOS Степан Стурейко, который озвучил цели и задачи проекта, а также рассказал о мероприятиях, проводимых с мая 2018 г. Итак, целью проекта было изменение предназначения здания бывшей синагоги и привнесение в Ошмяны опыта сохранения культурного наследия, «подсмотренного» в соседней Литве.

К сожалению, недействующие синагоги Беларуси не попадают под государственные программы по восстановлению историко-культурного наследия, поэтому Белорусский комитет ICOMOS и разработал проект «по спасению» бывшей Ошмянской синагоги. И задачи у проекта следующие: проведение серии тренингов для лидеров местного сообщества, развитие навыков экспертов Белорусского комитета ICOMOS в сфере сообщество-ориентированной реставрации и представление данной концепции местным властям и потенциальным донорам. В ходе разработки концепции «вырисовались» и основные акторы (участники): эксперты, наследники и «отчужденцы», т.е. жители, воспринимающие синагогу, как что-то чуждое их культуре.

О практической части реализации проекта рассказал Игорь Раханский, руководитель проектного бюро Белорусского комитета ICOMOS. Он представил концепцию экспонирования исторического центра Ошмян,  как музея под открытым небом.

По мнению Игоря Раханского, ландшафт любого еврейского местечка можно рассматривать как алфавит, в котором при отсутствии хотя бы одной буквы теряется весь изначальный смысл – он не звучит и не экспонируется. Поэтому концепция «по спасению» синагоги в Ошмянах включает следующие практические моменты:

  1. Проведение консервационных работ, не меняя планировочного решения здания бывшей синагоги. Планируется только «зашить» арон-кодеш («Святой Ковчег»), место для хранения свитков Торы, т.к. туда стали заглядывать туристы.
  2. Изменение изначальной функции здания – насыщение музейной экспозицией: иллюминация живописи (выполнение цветных миниатюр); «памятник неизвестным синагогам» – экспонирование «образов» утраченных синагог Беларуси, который планируется расположить на вертикальной поверхности бимы (кафедры); «рассказ» о жизни местечка Ошмяны 1920-х гг. XX века – экспозиция в центре.
  3. Реставрация живописи молельного зала (здесь нужна помощь государства);
  4. Оборудование смотровой площадки, в результате чего планируется сделать лестницу с улицы на второй этаж – в бывшее женское отделение (бабинец).

В конце своего выступления Игорь Раханский подчеркнул, что Белорусский комитет ICOMOS планирует все сделать быстро и эффективно, в то время как ОАО «Белреставрация» – дорого и долго.

Последним выступающим был Антон Астапович, председатель  Республиканского совета ОО «Белорусское добровольное общества охраны памятников истории и культуры». Он указал на то, что внешняя лестница в женское отделение Ошмянской синагоги существовала и ранее. К сожалению, Министерство культуры против такого решения, что ломает всю концепцию. Антон Астапович напомнил (со ссылкой на Венецианскую хартию), что новый элемент можно вводить в эксплуатацию, если он не портит общую концепцию здания. В завершении своего выступления эксперт представил фотоподборку подобного типа синагог, существовавших ранее и существующих на территории Литвы, Польши и Чехии.

Далее началась дискуссия с залом, где обсуждались вопросы об изменении восприятия синагоги только как части еврейского наследия. Опыт Ошмян, как типичного местечка с существующей когда-то синагогой – яркий пример того, как происходило взаимопроникновение культурных традиций, языков и даже религий. Поэтому стоит «перевести» Ошмянскую синагогу в разряд ошмянского культурного наследия, а остальные недействующие синагоги – в наше общее национальное достояние. Таким образом, каждый сможет принять посильное участие в их восстановлении.

Наталья Огорелышева,
менеджер по культурному наследию и туризму, активистка организации «Адлiга: Женщины за полную гражданскость»

Автор благодарит Белорусскийкомитет ИКОМОС за предоставленные материалы,а также Веронику Дорожко, автора лекции «Что такое еврейская жизнь, и как она развивалась в Беларуси» и Фредерика Драчинского, преподавателя Яд Вашем