В четверг, 2 августа, в Бобруйске продолжилось новое рассмотрение дела известного блогера и правозащитника Олега Желнова о «неподчинении законным требованиям должностного лица». На очередном заседании речь зашла о табличках, запрещающих применение технических средств. Запреты на видеосъемку в общественных местах, как уже известно, незаконны. А как же здания УВД, отделения милиции? Здесь все очень непросто…

Олег Желнов

ПРОДОЛЖЕНИЕ.
НАЧАЛО:
https://nash-dom.info/53316

На заседание в рамках нового рассмотрения дела блогера Желнова по ст. 23.4 КоАП были вызваны свидетели, которые не смогли выступить на первом рассмотрении (закончившемся для блогера 15-ю сутками ареста) по «уважительным» причинам.

Двое свидетелей были предельно кратки. Это – сотрудница УВД, в чьи должностные обязанности входит мониторинг интернета на предмет контента, содержащего признаки правонарушений. Таковым старший инспектор Петрусевич сочла видео (стрим) Олега Желнова, размещенный на YouTube. Напомним, что стрим блогер вел в фойе и кабинете на первом этаже здания УВД во время своего визита для опроса по другому административному делу.

Содержание видео свидетель Петрусевич помнила плохо. Она подчеркнула, что её задачей было передать своему начальнику рапорт о предполагаемом правонарушении, в дальнейших процессуальных действиях она участия не принимала.

Второго свидетеля – старшего инженера УВД Сеньковского – пригласили быть понятым при изъятии видео на диск. На суде свидетелю пришлось признать, что он не внимательно изучил протокол, который подписывал. В частности, в документе содержались ошибки, в т.ч. в имени Желнова.

Наиболее «продуктивным» был почти часовой опрос свидетеля Рудько. Именно этот подполковник, известный многочисленным политическими делами в отношении бобруйских активистов, принимал самое активное участие в деле о «незаконной видеосъемке».

В частности, Рудько, отметил:

– Мною было высказано выражение в виде требования.

Сам подполковник своё «выражение» трактовал как однозначный запрет на ведение видеосъемки, а вот Олег Желнов, которому оно адресовалось, воспринял его иначе. И съемку не прекратил.

В протоколе опроса Желнова не были указаны мотивы отказа Рудько в удовлетворении ходатайства о применении технических средств. Должностное лицо объяснило это тем, что 1) Желнов ранее уже привлекался за аналогичное правонарушение, и 2) на входе в здание УВД висит табличка, запрещающая ведение в нем фото- и видеосъемки. Стало быть, «мотивы» настолько очевидны, что пояснять что либо не было никакой необходимости (хотя ПИКоАП требует указывать мотивацию в протоколе, вне зависимости от степени её очевидности).

Возвращаясь к запрещающей табличке. Со слов Рудько выяснилось, что именно она частично транслирует содержание ведомственного документа (Приказ №185 Об обеспечении пропускного режима и безопасности в зданиях органов внутренних дел) – того, в котором содержится прямой запрет на фото- и видеосъемку в зданиях УВД, но полный текст недоступен для простых граждан.

Увы, судья Дудаль снял вопрос защитника Олега Желнова, о том, как простому гражданину по одной лишь запрещающей табличке (которые, напомним, нередко размещают на входе в общественные места, где съемка Законом не запрещена) можно судить о статусе места – общественное оно, или «режимное»…

Примечательно, что в ходе опроса свидетеля Рудько судья обратил внимание на его слова о том, что перед входом в помещения с пропускным режимом посетители здания УВД должны сдавать на хранение (в ячейку камеры) свои мобильные и другие записывающие устройства. В этой связи у судьи возник закономерный вопрос: как Желнов попал в кабинет с пропускным режимом со всеми своими гаджетами? Почему его пропустили?

Рудько был вынужден констатировать, что имело место «упущение дежурного», который, конечно же, «должен был предупредить».

Заседание закончилось оглашением материалов дела. Новое постановление по «старому делу» Олега Желнова будет вынесено 8 августа в 09:00.

Евгений Глаголев-Васькович,
regions@nash-dom.info