В четверг, 3 мая, в Бобруйске началось рассмотрение дела в отношении известного правозащитника и блогера Олега Желнова по ст. 23.5 (Оскорбление должностного лица при исполнении служебных обязанностей).

Инцидент произошел 9 апреля в отделе ГАИ на Советской, 7. В версиях Олега Желнова, «потерпевшего» инспектора ДПС Булавы, его напарника, свидетеля по делу, инспектора Птушкина, и подполковника Рудько (лицо, ведущее административный процесс) подробности случившего различаются.

До начала заседания подполковник Рудько настойчиво пытался вручить какую-то бумагу Олегу Желнову

Версия Желнова:

На протяжении полутора лет сотрудники бобруйского ГАИ всячески препятствовали его ознакомлению с материалами дела по административным правонарушениям за декабрь 2016 года. По этому поводу он делал записи в Книгу замечаний, писал жалобы, в том числе в «высшие» структуры. Все обращения, в конечном итоге, спускались обратно в ГАИ. Сотрудники рассматривали жалобы на самих себя и давали предсказуемые ответы-отписки – нарушений не выявлено.

За несколько дней до рассматриваемого на суде инцидента он вновь прибыл для ознакомления. Необходимых материалов в кабинете административной практики не было. Сотрудники сообщили, что они будут в субботу. Прибыл в понедельник, чтобы наверняка. Кабинет административной практики был закрыт, таблички с графиком не нём не было. Направился в дежурную часть ГАИ, чтобы взять Книгу замечаний. Изначально запись делать не планировал, хотел посмотреть ответ на свою жалобу (ответ не был получен по почте в установленным законодательством срок 30 дней).

На дежурстве находился инспектор Булава. Он заставил Желнова подождать около 5 минут, пока решал некие вопросы. Затем вышел из кабинета дежурного в фойе, передал книгу и стал рядом, чтобы не дать возможность посмотреть ответы на предыдущие записи. Желнов пытался выяснить, на каком основании сотрудник ГАИ покинул дежурную часть и препятствует ознакомлению с записями – тот игнорировал вопросы. В конце концов, Булава сказал, что действует на основании действующего законодательства – без ссылок на конкретные нормы. Он несколько раз забирал книгу, удалялся с ней в кабинет дежурного. Забирая книгу, применил физическую силу – хватал Желнова за руки. Возвращаясь, бросал книгу «как собаке», чем проявил неуважение к гражданину. Инспектор Булава первым произнес слово, которое можно расценить как брань. Желнов также прибег к брани, чего не отрицает. Произнесенные нецензурные слова услышал только на видеозаписи, которую вел во время инцидента. Данные слова не были обращены к инспектору. Как произносил их не помнит, предположительно, был в состоянии аффекта.

Версия Булавы:

Когда пришел Желнов по вопросу ознакомления с материалами дела, Булава попросил его присесть. Сам он в это время «созвонился с административной практикой». Узнал, что Желнов вызывался в субботу, но не пришел. Предложил ему прийти по графику приема. Желнов попросил «жалобную книгу». «Зная, кто он такой, что является известным в Бобруйске блогером», решил скрыть данные людей, которые делали записи в Книге. Скрепил заполненные страницы скрепками, передал Желнову Книгу в фойе отдела ГАИ. Тот скрепки снял и начал листать Книгу.

Булава попросил не делать этого. О том, что Желнов хочет ознакомиться только со своими записями, изначально предупрежден не был. Сказал блогеру, что не «имеет права распространять персональные данные лиц, сделавших записи в Книгу». Боялся, что люди будут жаловаться, если их данные окажутся в интернете. Решил стоять рядом, «смотреть, чтобы <Желнов> осуществлял конкретно запись». Знал, что «будут провокации, вопросы не по теме». Когда ему стало очевидно, что Желнов не собирается делать запись, он забрал Книгу и ушел в дежурную часть.

Блогер подошел снова, попросил Книгу. Все повторилось, при этом Желнов «начал высказывать нецензурную брань, зажал книгу и дальше провоцировал». Булава счел, что эти высказывания были обращены непосредственно к нему и «при исполнении служебных обязанностей были оскорбительными».

Подведем итог первого заседания:

Как мы отметили выше, позиции ответчика и стороны обвинения – диаметрально противоположные. Олег Желнов считает, что на нецензурную брать его спровоцировали противоправные действия сотрудника ГАИ. Инспектор Булава, и лицо, ведущее административный процесс, подполковник Рудько, считают, что Желнов пришел в отдел ГАИ с целью «обматерить сотрудника». В ходе опроса стороны остались каждая при своем мнении.

Заседание длилось 3,5 часа. Были опрошены Олег Желнов, должностные лица Булава, Рудько, Птушкин. Следующее заседание назначено на 11 мая, начало в 14:30.

Некоторые факты о заседании:

-На процесс инспектор Булава явился с боевым оружием. Он пояснил, что находится «при исполнении», поэтому сдать оружие не имеет права. Желнов подал ходатайство о разоружении инспектора. Судья Буглак отклонила его. Для защиты Желнова и других участников и слушателей процесса в зал заседания был вызван сотрудник Департамента охраны.

-Сотрудник Департамента, в свою очередь, следил, в основном, не за действиями человека с боевым оружием, а за присутствующими в зале. Несколько раз он указал судье на то, что, по его мнению, одна из слушателей ведет «незаконную видеосъемку». Эти ситуации нарушали ход судебного заседания.

«Золотой фонд» милицейских цитат:

Обязанности милиционера можно посмотреть в законе «Об обращениях граждан».  – инспектор Птушкин (свидетель).

Вёл себя не так, как полагается нормальному гражданину. – инспектор Булава.

Во время моей речи он лепетал. – подполковник Рудько.

«Наш Дом»