В конце мая десятки бобруйчан стали свидетелями «ликвидации» лося в центре города. Молодое дикое животное оказалось в городской черте утром, а вечером его тушу грузили в спецтехнику на глазах у шокированных увиденным людей. Бобруйские активисты демсил написали петицию, содержащую ряд вопросов по этому дикому случаю. На днях пришел ответ из горисполкома…

Лось, которому не посчастливилось оказаться в городе 27 мая. Фото: “Вечерний Бобруйск”

Напомним, что в мае случаи попадания лосей в черту города происходят чаще всего. У лосих новый отел, а лосята из предыдущего начинают самостоятельную жизнь. Ещё не умея толком распознавать опасность, они забредают в «городские джунгли».

Для очередного лосенка такая неопытность стала фатальной. Мы подробно описывали этот инцидент в публикации «Наш Дом» поддержал петицию против отстрела диких животных в Бобруйске».

Петиция содержала девять вопросов, подписанты просили горисполком отчитаться о случаях обнаружения диких животных в городе, о том, что произошло с ними, ознакомить с планом действий в случае обнаружения диких животных, сообщить, кто принял решение о забое лосёнка 27 мая, сообщить, кто виноват в том, что в Бобруйске нет средств для дистанционного обездвиживания животных и т.д.

Стоит отметить, что документ за подписью первого зам.председателя горисполкома Олега Ковеля дает ответы далеко не на все вопросы заявителей.

Так, например, в нём представлена информация о том, что в текущем году в Бобруйске обнаружили шесть диких животных – бобра и пять лосей. Лосей и бобра вернули в дикую природу. В двух случаях «животные пали от причинённых себе увечий и ран». В последнем произведен «вынужденный отстрел лося».

Чиновник пояснил, что животное «представляло угрозу для жизни и здоровья людей», а также у него были выявлены травмы и увечья, «повлекшие бы неминуемую, мучительную смерть в естественной среде обитания».

С последним утверждением можно поспорить, ведь в ответе Олега Ковеля нет указаний на то, откуда у лося взялись эти «травмы и увечья». После инцидента «нашдомовцы» прошлись с городскими активистами по пути следования животного. Истекать кровью лось начал на улице Пушкина, возле жилых домов, посреди тротуара. Никаких следов того, что зверь поранился, например, пытаясь перепрыгнуть через забор, мы не нашли. Некоторые местные жители сообщили нам, что в этом месте в лося стреляли, но другие это отрицали.

Факт остается фактом, пройдя через полгорода и не оставляя за собой цепочки кровавых следов, лось был ранен. Вероятно, из оружия (трудно представить, откуда ещё могла взяться такая травма на ровном месте, учитывая, что факт ДТП с участием лося представители ГАИ отрицали).

Следовательно, если предположить, что травмы были нанесены кем-то из тех, кто сопровождал животное в городе (сотрудники милиции, МЧС), то умерщвление лося назвать «вынужденным», произведенным из «гуманных» соображений нельзя. По всей видимости, лося просто «добивали» после первой неудачной попытки.

О «несовместимых с жизнью» травмах, которые лось мог причинить себе сам, говорить трудно. По имеющимся в открытом доступе фото и видео заметно, что у животного были незначительные порезы на лапах, но, очевидно, это были не «переломы», как сообщали СМИ. С переломами лось вряд ли мог преодолеть более километра пути от улицы Пушкина до места, откуда увезли его тушу.

А вот вопрос о том, что из представителей власти передавал недостоверную информацию в СМИ (о предполагаемых переломах, о ДТП с участием лося), чиновник «элегантно» перевел в иную плоскость. По его словам, должностные лица горисполкома такую информацию не передавали, а все изложенное в СМИ – это «собственное мнение» авторов статей, информация, предоставленная очевидцами и комментарии нескольких специалистов. Проще говоря, авторы публикаций «так увидели».

Также Олег Ковель сообщил, что сотрудники органов внутренних дел в принятии решения об отстреле животного участия не принимали и своё табельное оружие не использовали.

Резонный вопрос: что же за «чеховское ружье» тогда стреляло? Выстрел слышали и «нашдомовцы», оказавшиеся на месте событий, и десятки людей, которые находились там. Стреляло не дистанционное устройство для обездвиживания диких животных – его, как мы уже писали, в Бобруйске просто нет, и кто в этом виноват (вопрос №7) чиновник предпочел не озвучивать.

После выстрела животное мучилось около 40 минут, пока не прибыл ветеринар и не положил конец этим мучениям смертельной инъекцией…

В итоге, написанное официальным лицом резко расходится с увиденным простыми гражданами. Удивляться тут нечему.

***

Это могла бы быть история со счастливым концом, если бы сотрудники ответственных структур проявили смекалку, помогли животному добраться до леса или вовремя запросили отсутствующее в Бобруйске устройство из другого города. Мы уверены, что это было возможно, ведь лось находился в городе почти целый день.

Но случившееся уже не исправить. Как, вероятно, и не добиться полных и исчерпывающих ответов от городских властей на вопросы, которые могли помочь избежать подобных «кровавых представлений» на глазах у взрослых и детей в дальнейшем…

Евгений Глаголев-Васькович
regions@nash-dom.info