В начале 2018 года вступили в силу изменения в Кодекс об административных правонарушениях. В частности, был изменен текст ст. 17.1 «Мелкое хулиганство», из которого исключили формулировку «нецензурная брань». Свежее постановление по данной статье в отношении экс-кандидата в депутаты Могилевского облсовета Дениса Худовца показало, что от перемены слов суть подобных «дел» не изменилась.

На предпоследнем заседании перед вынесением постановления слово взял подполковник Рудько, автор впечатляющего в текста протокола на Худовца. Должностное лицо попросило суд внести в протокол заседания следующее:


«Согласно пункту 3 Постановления Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 24 марта 2005 года О судебной практике по уголовным делам о хулиганстве, явное неуважение к обществу характеризуется заведомым пренебрежением виновным общепринятыми нормами поведения в обществе, активным противопоставлением своей личности интересам общества и отдельных лиц. Явным неуважением к обществу считается очевидное как для самого виновного, так и для других лиц открыто выраженное пренебрежение к общепринятым правилам общежития и нравственности. Таким образом, гражданин Худовец 14 февраля текущего года, находясь перед входом в помещение избирательного участка в ходе разговора с председателем Руденковой показал явное неуважение со своей стороны не только к ней как к личности в целом, но и ко всему обществу.»


Коротко напомним, что суть рассматриваемого дела заключалась в предположительно имевшей место, со слов председателя избирательной комиссии Руденковой, нецензурной брани кандидата Худовца в её адрес. Кандидат подошел к избирательному участку, чтобы узнать данные о количестве проголосовавших, а стал фигурантом административного дела. Употребление в своей речи в ходе данного разговора приписываемых ему «выражений» он отрицает.

ПОДРОБНЕЕ О ПРОЦЕССЕ: https://nash-dom.info/51291

Вернемся к последним изменениям в КоАП. В настоящее время текст ст.17.1 выглядит так:


«Оскорбительное приставание к гражданам и другие умышленные действия, нарушающие общественный порядок, деятельность организаций или спокойствие граждан и выражающиеся в явном неуважении к обществу».


Формулировку «нецензурная брань в общественном месте», стоявшую в начале текста статьи, исключили в новой редакции.

И тем более интересным и показательным стал данный процесс. Ведь, по сути, основным обвинением «потерпевшей» была именно «нецензурная брань», некое «некрасивое предложение», которое она отказалась озвучивать на заседании.

Следовательно, исходя из новой редакции КоАП никакого «дела» быть не могло. Либо суд должен был оправдать Худовца за отсутствием «состава правонарушения». Ведь в ходе исследования доказательств было выявлено, что все «свидетели» – это сама председатель комиссии и двое её подчиненных, одна из которых хорошо слышала «нецензурные выражения», а вторая, находясь рядом с первой, – не слышала ничего.

Более того, должностное лицо, ведущее административный процесс, не обеспокоилось поиском других свидетелей – незаинтересованных лиц. Например, родителей, которые пришли забирать детей в школу, где располагался избирательный участок, или избирателей, которых по данным комиссии за тот день, было много. По идее, эти лица, если бы они действительно стали свидетелями «явного неуважения к обществу», должны были поддержать обвинения. Почему их не нашли и не опросили суд выяснять не стал.

Подполковник Рудько имеет большой опыт «политических дел». Практически все бобруйские активисты и независимые журналисты фигурировали в его протоколах. И этот опыт «сделал свое дело». Рудько акцентировал внимание на «явном неуважении к обществу» и «подкрепил» свою позицию практикой уголовных дел.

Отметим, что хулиганство в уголовной и административной практике имеет четкое разграничение, уголовная ответственность наступает за действия насильственного характера или угрозу применением насилия.

Полный текст статьи, из которой должностное лицо взяло характеристику «явного неуважения к обществу», выглядит следующим образом:


«Судам следует иметь в виду, что субъективная сторона хулиганства выражается в виде умысла на грубое нарушение общественного порядка с мотивом явного неуважения к обществу. На это, в частности, может указывать совершение виновным без какого-либо повода или же с использованием незначительного повода со стороны потерпевшего действий, свидетельствующих о стремлении проявить свое неуважение к обществу и продемонстрировать пренебрежение к общепринятым правилам общежития, правам иных лиц, показать свое физическое превосходство, способность к бесчинству, о желании унизить и подавить другого человека, надругаться над его интересами или интересами общества


Впрочем, вопросов по этому поводу у суда вновь не возникло. В постановлении по «делу» Худовца указано, что его «вина в совершении умышленных действий, нарушающих общественный порядок» доказана полностью. Экс-кандидата подвергли штрафу в 2 «базовые» (49 р.).

Данное постановление Денис Худовец намерен обжаловать.

«Наш Дом»