«Мудрый законодатель
начинает не с издания законов,
а с изучения их пригодности
для данного общества.»
Жан Жак Руссо

По сути дела, вместе с костюмом сотрудника НКВД Шуневич вернул в Беларусь 1937-й год, когда кровавая махина коммунистического террора залила кровью республики, якобы добровольно вошедшие в состав СССР.

Но сталинские убийцы действовали ночью, втихую. Подгоняли «воронок», врывались в дома своих жертв и увозили в неизвестном направлении, неизвестно куда.

А «правоохранители» нападают на людей среди бела дня, не стесняясь, нагло, грубо, нарушая Закон.

Например, в квартиру семьи Ильи и Алёны Воловик так называемые «маски-шоу» в сопровождении следователя ворвались в пять утра. Вели себя нагло, делали «селфи», фотографировали один другого. Все возражения беременной Алёны оборвали фразой: «Будешь возникать, родишь в камере».

Алесь Логвинец был жестоко избит сотрудниками МВД на глазах у сына. Это было бессмысленное и никак, ничем не оправданное избиение человека, который не сопротивлялся незаконным действиям сотрудников МВД.

Также регулярным репрессиям подвергались семья Дмитрия и Насти Дашкевич, фигуранты сфабрикованного дела «Белого легиона», и многие, многие, многие граждане Беларуси, высказавшие свой протест диктатуре, лишившей их свободы мысли, слова и дела.

Показательной стала расправа над гражданами Беларуси на «Дне Воли» в 2017 году.

Перекрыли все улицы в районе кинотеатра «Октябрь», чтобы люди не имели возможности даже близко подойти к месту запланированной встречи.

Я тогда была в другом городе по делам, как правозащитник. У моих подопечных шло судебное заседание, которое затянулось практически на неделю.

23 марта мне позвонил мой участковый из Боровлянского РУВД, спросил что-то незначительное и как-то радостно спросил: «Ну, вы же будете 25 марта на “Дне Воли”?».  «Нет,» –  ответила я. «Как – нет?» – закричал он так громко, что рядом сидевшие люди повернулись в мою сторону. «А где вы будете?» – задал он второй неуместный вопрос. «А что за вопросы вы задаёте даме? Где мне захочется быть, там я и буду,» –  полушуткой ответила я. Однако, поняла, к чему они –  сотрудники МВД – начинали подготовку. Всё, что происходило 25 марта 2015 года, было запланировано. И особое внимание уделялось расправе над правозащитниками и гражданскими активистами. Всё, как в сталинском 37-м.

В тот день я постоянно созванивалась со своими детьми, которые были на «Дне Воли», просила их держаться вместе и не отключать связь ни на секунду. Только благодаря их опыту, смекалке, а также моим корректировкам по телефону, никто них не был задержан.

Один из моих сыновей потом мне рассказывал: «Когда «черносотенцы» начали избивать колонну, которая несла большой флаг, я решил идти к ним на помощь. Нас разделяла двойная шеренга солдат срочной службы. Для меня пройти сквозь них проблемы не составляло. Однако я увидел детские лица с испуганными глазами и вспомнил твои слова, когда ты провожала меня на соревнования: «Лучше проиграй, но никого не убей и не покалечь. Это неисправимо для тебя!».

У меня возник вопрос: а кто позволил отдавать приказ на использование солдат срочной службы для разгона демонстраций протеста? Кто заставил их нарушить присягу, данную ими народу?

Вы правильно подумали. Пока живы те, кто примеряет на себя форму НКВД, «дело Сталина» будет продолжаться. Будет уничтожаться интеллигенция, свободомыслие, права человека.

А в Беларуси –  почитатели «дела Сталина» возглавляют структуры, в обязанности которым вменяется защита прав и свобод граждан.

Именно поэтому, апофеозом расправы над демонстрантами «Дня Воли» в 2017 году стали избиения анархистов и просто граждан, ехавших в троллейбусе №37 от остановки «Площадь Бангалор». Такая дикая расправа неизвестных в штатской одежде над молодёжью возмутила даже старушек, вечно ворчащих на экстравагантно выглядящих молодых людей.

«Тихари» были без формы и знаков отличия, не представились, ворвались в троллейбус, избивали всех, кто защищал находившуюся на демонстрации молодёжь. Девушек тянули по земле за волосы, парней жестоко и бессмысленно избивали.

Мы, правозащитники, до сих пор не понимаем смысл этой ничем не оправданной жестокости.

А им не нужен смысл. Им нужно превосходство. Превосходство «носителя дубинки», для которого не существует ни законов, ни здравого смысла. Не имея этой «дубинки», они теряют всё – свою мнимую значимость, сытое существование, самолюбование, самоутверждение, ценою крови народа.

Сейчас многие говорят о расколе оппозиции. На самом деле –  общество раскололи наши «слуги», которых мы наняли для работы в государственных структурах. Поголовное зачисление школьников в БРСМ, затем –  противостояние на площадях, дезинформация в СМИ, искажение происходящего и очевидная ложь в адрес тех, кто не попал под тотальное «зомбирование».

«Разделяй и властвуй!» – вот девиз империй и диктатур. Разделяй, наделяй полномочиями и неприкосновенностью одних, чтобы они держали в страхе других.

Как никогда нам нужна консолидация всего беларуского социума. Мы должны сделать всё возможное, чтобы наши троллейбусы даже под номером 37 остались просто городским транспортом, а 37-й год –  воспоминанием наших бабушек.

Наталья Горячко,
правозащитник