7 декабря в Бобруйске завершился суд по гражданскому иску о защите чести, достоинства, деловой репутации, а также материальной компенсации морального вреда сотрудникам милиции майору Евгению Сероштанову и полковнику Александру Васильеву к активисту и правозащитнику Олегу Желнову.

Активисты многих демократических организаций, включая «Наш Дом», пришли поддержать Олега Желнова на процессе

Поводом к иску стало видео, размещенное в декабре 2016 года на youtube-канале «Олег Желнов». В ролике активист рассказывал о ситуации с «избирательным» допуском посетителей в здание УВД города Бобруйска. Когда «неблагонадежных» граждан под предлогом «приказа министра» сотрудники милиции заставляют сдавать мобильные телефоны и другие носители информации, в то время как другие могут пронести на «режимный объект» любые технические средства.

В пример он привел ситуацию, свидетелем которой стал: девочку в легком платье без карманов заводили в здание УВД:

«Из короткого диалога на входе в здание я догадался, что девочку ведут к начальнику. Меня заинтриговало, почему девочка в летней одежде, без сумок, карманов и прочих вещей входила в здание без мобильного телефона в каком-то напряжении, а выходила, сияя улыбкой и со смартфоном в руках».

Далее Желнов сообщает, что на свой запрос по поводу этой ситуации он получил отписку.

Начальником УВД Бобруйского горисполкома на тот момент был Александр Васильев (сейчас он занимает должность зам.начальника УВД Могилевской области), девочку в здание заводил начальник ИДН Евгений Сероштанов (ныне командир взвода роты ДПС ОГАИ).

В ходе судебного процесса озвучивалось, что девочка, о которой говорил активист, приходится дочерью Сероштанову. Оба сотрудника милиции заявили, что в связи с тем, что видео было распространено в сети интернет, получило большое количество просмотров и в его заголовке контекстуально «содержится обвинение в тяжком уголовном преступлении» – педофилии, они испытали «нравственные страдания», выразившиеся в том, что им «приходилось оправдываться, нарушился сон, нервная система была не на месте».

Олег Желнов (в центре), полковник Васильев и майор Сероштанов (справа) после окончания одного из заседаний по делу

В ходе процесса Олег Желнов пояснил, что данный ролик монтировал и публиковал не он. Его заготовки для будущего видео хранились в облачном сервисе, доступ к которому имели третьи лица. Концепция ролика, который был опубликован, отличалась от изначальной идеи активиста. Кроме того, канал «Олег Желнов» создавался не им. Управлять каналом он не мог, так как у него изъяли технику, на которой хранились логин и пароль. О том, что из заготовок смонтировано и размещено на YouTube видео – Желнову не сообщили. Об этом он узнал спустя несколько месяцев.

По делу прошло пять многочасовых заседаний, на которых исследовались различные доказательства правоты сторон.

Позиция обвинения заключалась в том, что данный ролик создавался Желновым из мести сотрудникам милиции. (Сероштанов проходил свидетелем по делу сына Желнова – Алексея Милюкова.)

Истцы скрупулезно разбирали каждое слово, произнесенное активистом на видео, и находили опровержения тому, что, казалось бы, не могло задевать непосредственно их «честь и достоинство», либо имело опосредованное отношение к сути рассматриваемого дела. Так, например, они подняли документы времен службы Желнова в советской армии, упоминали дело Алексея Милюкова в контексте того, что ответчик «начал мстить, потому что у него не сложилось в семье».

Когда стороны перешли к прениям, Васильев и Сероштанов подтвердили свои исковые требования о взыскании с Желнова компенсации морального вреда в сумме 5000 рублей (Васильеву) и 3000 рублей (Сероштанову). Деньги они попросили перечислить на счёт детского хосписа.

Активист, в свою очередь, отметил, что в ходе процесса не было найдено подтверждения тому, что именно он распространил данный ролик. А также то, что в названии видео нет обвинений в «тяжком преступлении», поскольку в современной юриспруденции термин «педофилия» не употребляется.

«Можно предположить, что истцы в качестве мести поставили себе цель уничтожить семью Желновых экономически и что данный ролик – это всего лишь предлог, чтобы руками суда достигнуть поставленной цели. С заявленными требованиями не согласен. Истцы заявили разные суммы компенсации и такая разница ничем не обоснована. Неизвестно, почему Васильев, якобы, страдал сильнее Сероштанова.

Поскольку истцы просят взыскать сумму компенсации не в свою пользу, этот факт свидетельствует об отсутствии у них негативных последствий якобы причиненного морального вреда. Полагаю, что если бы истцы на самом деле заботились о детях, они могли бы предоставить суду доказательства того, что уже перечисляли средства в хоспис», – подытожил процесс ответчик.

Суд счёл вину Олега Желнова доказанной. Сумма компенсации «морального вреда» обоим истцам составила по 3000 рублей. Активист намерен обжаловать это постановление.

«Наш Дом»


  • Как же жаль что у нас не как в штатах прецендентная система… Сколько исков можно было влепить ментам, нет, мусорам..

  • Они и так ущербные..

  • вот и вся правовая система.. но знайте Бумеранг возвращается – и сами истцы и их дети и внуки уже получили наказание- род вымрет

  • Люди,кто может помочь – Помогите этой семье.