Место, где ребенок похож на заключенного, потому что нельзя увидеться с заболевшей мамой и нет права на обжалование…

28 ноября в суде Октябрьского района города Витебска рассматривалось необычное дело. Заявителем выступила 16-летняя девочка Анастасия Антоненко, которую в декабре 2014 года изъяли из семьи и отвезли в социально-педагогический приют в связи с тем, что у мамы не было официального трудоустройства. Настя просила рассмотреть ответ главы администрации Октябрьского района г. Витебска Сергея Сташевского, который оставил без рассмотрения жалобу подростка на постановление органов опеки.

Напомним, что похожая ситуация произошла недавно и с семьей Татьяны и Захара Червяковых, где ребенок попал в приют из-за долгов, а маму уволили с работы.

Настю Антоненко забрали прямо с уроков в школе, не поставив в известность родителей. И 16 декабря 2014 года постановлением комиссии по делам несовершеннолетних администрации Октябрьского района девочка была признана нуждающейся в государственной защите. А это означало, что ребенок, привыкший к домашнему теплу и заботе, оказался в стрессовой ситуацииКакими бы замечательными ни были условия в государственных учреждениях, они никогда не смогут заменить девочке полноценную семью. Да и больно осознавать, что родители, которые не являются ни хроническими алкоголиками, ни наркоманами, ни тунеядцами, вдруг получают статус социально опасных.

Мои права на свободу и личную неприкосновенность, на невмешательство в семейную жизнь, были ущемлены, – указала в своей жалобе Настя, – меня вопреки моей воли и воли моих родителей разлучили со своей семьей

Немало пришлось пережить и ее родителям, которые изо всех силах старались поскорее вернуть дочь домой. Мать устроилась на официальную работу, в доме был проведен ремонт. Родители Анастасии находились в разводе, но отец исправно платил алименты, участвовал в воспитании дочкиАлександр Антоненко постоянно навещал своего ребенка в приюте и очень переживал за Анастасию.

К сожалению, в последнее время дел об изъятии детей из семьи становится все больше.

Из детского дома, где Настя оказалась после пребывания в приюте на Золотогорской, девочка вернулась лишь в июле 2015 года. То есть, более 7 месяцев ей пришлось прожить вне семьи, в «детских местах лишения свободы», как метко выразился правозащитник Павел Левинов.

Мою дочь из приюта не отпустили даже навестить в больнице заболевшую маму, – возмущался Александр Антоненко.

А сама Настя добавила, что на комиссии по делам несовершеннолетних ее даже не стали слушать.

dscn1468

Настя и её отец Александр

Не согласившись с постановлением комиссии по делам несовершеннолетних администрации Октябрьского района, Анастасия Антоненко попыталась обжаловать его в администрации. Однако в этом учреждении жалобу оставили без рассмотрения. Свое решение глава администрации Сергей Сташевский мотивировал отсутствием права у девочки на обращение от своего имени в связи с тем, что она не достигла совершеннолетия.

Я хотела оформить доверенность на представление моих прав на имя правозащитника Павла Левинова, – объяснила Анастасия, – но только ее не подписал ни директор приюта, ни директор детского дома. В результате были пропущены установленные законом сроки на обжалование.

А ее отец, Александр, добавил, что в приюте Насте не давали ни бумаги, ни конвертов, чтобы написать жалобу, что девочка не была даже ознакомлена с постановлением комиссии, лишившей ребенка родительской опеки.

Сам глава администрации Октябрьского района города Витебска Сергей Сташевский не пришел на судебное заседание. Представитель органов опеки заявила, что все основания для изъятия ребенка из семьи были, что ответ главы администрации был вполне исчерпывающим. А находилась Настя в приюте так долго, поскольку родители не соблюдали все рекомендации, данные сотрудниками органов опеки. Да и сроки на обжалование были пропущены.

А Насте опека разве разъясняла сроки для обжалования? – поинтересовался  Павел Левинов. – И почему не предложили девочке ознакомиться с постановлением и не разрешили выступить на комиссии? И еще вопрос такой: почему глава администрации написал, что Анастасия обладает неполной гражданской дееспособностью? Это нарушение прав ребенка, которые определены Конвенцией Организации Объединенных Наций. Настя имела право обращаться в комиссии по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства, прокуратуру, а по достижении четырнадцати лет – в суд для защиты своих прав и законных интересов. 

Суд Октябрьского района г. Витебска оставил без удовлетворения жалобу Анастасии Антоненко. Сама девочка и ее родители намерены добиваться отмены постановления в Комитете по правам человека.

Источник: “Витебский Курьер”