Защита детей декларируется как одно из приоритетных направлений социальной политики Беларуси. Однако в действительности мы постоянно сталкиваемся со случаями пыток, жестокого и несправедливого отношения к несовершеннолетним непосредственно со стороны государства. В частности, очень часто со стороны сотрудников милиции. Детей не просто судят как взрослых, но и обращаются с ними без скидок на возраст и особенности психики.

В первую очередь, это касается заключения под стражу до суда, пыток и издевательств в СИЗО.

Как следствие, подростки не справляются с оказываемым на них давлением и совершают попытки суицида в СИЗО или в тюрьмах из-за пыток и жестокого обращения.

В данной ситуации мы бы хотели привести два случая доведения до самоубийства подростков, заключенных под стражу в СИЗО, по причине пыток и жестокого с ними обращения.

Максим, 17 лет, г. Узда

Инцидент, за который 17-летний подросток из небольшого города Минской области был осужден на длительный срок заключения (8 лет), произошёл в 2019 году.

Максим оказался в компании несовершеннолетних парней и девушек, распивавших спиртное. После этой встречи одна из девушек (12 лет) в нетрезвом виде вернулась домой, поговорила с матерью, итогом чего стали обвинения Максима в изнасиловании несовершеннолетней.

Максима задержали до суда и поместили в ИВС.

После задержания его направили РНПЦ психического здоровья (Новинки) на экспертизу. Стоит отметить, что у Максима имеется психическое расстройство (поражение ЦНС), из-за которого он был вынужден обучаться на дому и постоянно принимал лекарства. В Новинках этот диагноз подтвердился. Заключение психиатрической экспертизы было в деле Максима.

Судебно-медицинская экспертиза, которую проводили несовершеннолетней девушке, показала, что изнасилования не было.

Уголовное дело переквалифицировали на ч.3 ст.167 УК РБ (насильственные действия сексуального характера в отношении заведомо малолетнего, либо повлекшие тяжкие последствия).

В СИЗО сотрудники правоохранительных органов давили на Максима, чтобы добиться от него признания в совершении данного преступления. Не выдержав пыток и издевательств, 17-летний мальчик пытался покончить с собой и перерезал вены.

О попытке суицида Максима его мать и адвокат узнали, когда пришли на его допрос и увидели порезы на его руках.

Подросток сказал, что резал руки в камере ИВС в Узде. Позднее он пояснил матери, что причиной поступка стали пытки и давление правоохранительных органов.

Важно отметить, что с учетом психического состояния подростка, давление на него (наручники, резкие выражения, угрозы, обвинения, крики и т.д.) неприемлемо, с ним можно разговаривать только спокойным тоном. Несмотря на то, что правоохранители были в курсе диагноза Максима, они не сделали скидок на его состояние и возможные последствия такого отношения к нему. Фактически, сотрудники правоохранительных органов подростка довели до попытки суицида.

Суд счёл, что Максим понимал, что делает и признал его виновным в действиях сексуального характера, назначив ему наказание в виде 8 лет лишения свободы.

Наказание осужденный отбывает в «детской» воспитательной колонии №2 в Бобруйске. В его личной карточке стоит пометка, что он склонен к суициду.

Эмиль, 17 лет, г. Минск

В 2018 году учащийся 11 класса Эмиль Островко (17 лет) откликнулся на предложение о работе в интернете — распространение курительных смесей. Анонимный работодатель позиционировал работу как легальную. Вещества, которые должен был распространять подросток, в итоге оказались наркотиком

Эмиль был задержан 12 апреля 2018 г. в Минском районе (Колодищи), его сразу же заключили под стражу. Следствие в его отношении велось по ч.4 ст.328 УК РБ (распространение наркотических средств в составе организованной группы). При этом других участников группы следователи установить не смогли.

По словам матери Эмиля, попытка суицида произошла в ИВС, откуда подростка привезли на судебное заседание по его делу уже с перевязанными руками. Мотивы поступка подростка по сей день остаются неизвестными. Вероятно, Эмиль пытался совершить суицид из-за угроз и давления правоохранительных органов с целью получить признательные показания Эмиля.

В этой ситуации примечательно то, как тщательно её пытались скрыть. Так, на судебном заседании, на которое Эмиля привезли из ИВС с перевязанными руками, судья задал подсудимому вопросы о произошедшем, но подросток не смог дать пояснения.

В протокол судебного заседания этот опрос не попал. Перерыв в процессе не объявлялся, психолога подростку не предоставили.

Суд назначил Островко наказание в виде 10 лет лишения свободы. После приговора его этапировали в СИЗО в г.Жодино, где появилось единственное документальное подтверждение тому, что у осужденного были порезаны запястья. При этом, у матери Эмиля имеются официальные ответы из ЦРБ г. Минска и ИВС, где он содержался до суда, что порезов у него не было.

Женщина отмечает, что шрамы от ран до сих пор видны на руках сына. Она неоднократно направляла жалобы по данной ситуации в различные инстанции, но везде получала отписки, как будто ничего не произошло.

В его карточке в «детской» ВК-2, где он начинал отбывать наказание, пометки о склонности к суициду не было.

После обжалования приговора часть статьи, по которой осудили Эмиля, была изменена на третью. Срок заключения сократили на два года. Ещё два года было снято в рамках программы снижения нижнего порога наказания по ст.328. На данный момент Эмилю, которого в 2019 году перевели во «взрослую» колонию (ИК-2) остается отбыть четыре года лишения свободы. Его прошение о помиловании на имя президента было отклонено.

«Наш Дом»

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.