Майор Пяткин, столичный участковый инспектор (Партизанского РУВД), “разобрался” с гнусным случаем избиения “мордоворотом” (агрессивным человеком) по фамилии Конюх малолетнего мальчугана Марка. О сим преступном деянии “Наш Дом” информировал белорусскую общественность уже дважды: 14 марта и 22 марта с.г.

“Разбирался” майор в чрезвычайном происшествии на улице Корвата более месяца. Итог своей напряженной работы милицейский офицер изложил 26 апреля в форме Постановления о… прекращении дела.
Дела административного. Об уголовном в РУВД даже не заикались. Это в Штатах или цивилизованной Европе за рукоприкладство даже к собственному сыну водворят за колючую проволоку. Причем надолго.
В Беларуси – средневековье. У нас взрослый мужик избивает на улице малолетку, а с ним проводят лишь беседу профилактического характера (из Постановления Пяткина).

“Наш Дом” уже высказывал предположение, что Партизанский РУВД крышует семью Конюхов. Как иначе объяснить основания, изложенные Пяткиным, в качестве “доказательства” неподсудности крышуемых.

Из Постановления: Конюх пояснил, что кто-то невысокого роста постоянно звонил в дверь квартиры.

Возможно, некий низкорослый мужчина выражал, таким образом, презрение к этому семейству. Но Марк никак не мог быть данным нарушителем покоя семьи Конюхов. Потому как в воскресенье, 13 марта 2016 года, вышел на улицу в 15 часов. А при первичном опросе Конюх утверждал, что в его квартиру №10 звонили утром. Правда, узнав о времени выхода Марка из дома, видимо, по указанию крышующих лиц, стал утверждать, что звонили в… 15.40.

Конюх-папа, судя по всему, трусливый человек. Представьте картину: некто постоянно звонит в дверь, а глава семейства боится выскочить на лестничную площадку и разобраться с хулиганом. “Кишка тонка” (не способен).

Из Постановления: Выйдя на улицу, семья Конюхов увидела Марка и подумала, что это он звонил в дверь.

Логика Конюха: Раз моя семья ненавидит данного ребенка, следовательно, звонил в дверь именно он.

Из Постановления: Увидев Марка глава семейства подошел к нему и стал настойчиво требовать больше себя так не вести.

Автор статьи беседовал с одним из школьников, видевших произошедшее. Мальчишка утверждает, что Конюх подбежал к Марку, а не подошел.

Различие принципиальное. Налицо явное намерение Пяткина снять с Конюха обвинение в преднамеренном неспровоцированном нападении.

Марк на Конюха не нападал, каких-либо слов в его адрес не произносил.

Ир.Кр.-Дом Конюхов (01.05.16)

Фото дома Конюхов, возле которого истязали Марка

Из Постановления: Конюх утверждает, что физического насилия в отношении Марка не применял. Ребенок пятился назад и упал сам. Жена Конюха (педагог школы №183) подтвердила объяснения мужа.

На деле Марк упал от мужского удара. И, уползая из-под бугая, испуганно кричал: “Спасите!”. Когда пятятся, падают на спину, а вот уползать на спине вряд ли получится. Но подобные тонкости не для ума Пяткина.

Из Постановления: Свидетели-мальчишки насилие подтверждают. Конюх схватил Марка за руку и повалил на землю. После этого ударил по голове.

Ладонью ударяют по щеке. А по голове бьют кулаком. Но о кулаке Пяткин в своем Постановлении не говорит. В силу малолетнего возраста Марк, которого швырнули на тротуар, вряд ли был способен сгруппироваться. Скорее всего, шмякнулся головой.

Из Постановления: По заключению эксперта на кожных покровах и видимых слизистых каких-либо телесных повреждений не обнаружено.

Эксперту, конечно, виднее. Только ведь синяки будут если ударить в лицо. Марку удар (или удары) по голове нанесен сверху. А потому под волосами образовалась не шишка, а припухлость.

Дай Бог, чтобы падение на бетон и кулачный удар (удары) не завершились для Марка сотрясением. Увы, не проверить: электроэнцефалограмму головного мозга малолетним детям не делают.

Из Постановления: В деянии гражданина Конюх формально усматривается состав административного правонарушения, предусмотренного ч.1 статьи 9.1 КоАП. Однако в связи с тем, что телесных повреждений эксперт не обнаружил, конкретизировать содеянное Конюхом как противоправное деяние против здоровья Марка не предоставляется возможным. Общественный порядок нарушен не был.

Пяткин старательно перечисляет обстоятельства позволяющие освободить Конюха от ответственности: “не причинение” телесного повреждения, “не нарушение” общественного порядка.

Однако статья 9.1 говорит об умысле на причинение телесного повреждения. Об умышленных действиях, нарушающих спокойствие граждан, говорится и в статье 17.1 КоАП.

По логике Пяткина швыряние взрослым мужчиной мальца на бетонный тротуар и нанесение тому ударов по голове (количество ударов значения не имеет) на глазах детей – общественный порядок не нарушает.

Нет умысла в этом деянии? Или Конюх не сознавал противоправность избиения?

В главе 5 КоАП, перечисляющей обстоятельства, исключающие признание деяния административным правонарушением, оснований, изложенных Пяткиным в Постановлении об отказе, – нет.

Вообще-то привлекать к ответственности надо и учительницу Конюх, как соучастницу (статья 2.4 КоАП). Ведь именно она, явно с намерением показать мужу Марка, кричала: Эй ты, иди сюда!

Ответственность предусмотрена и по Уголовному кодексу. А именно, по статье 17 УК — совершение преступления группой (муж и жена Конюхи как раз и есть группа в составе двух человек).

Из Постановления: Конюхи вели себя неуважительно по отношению к родителям Марка. При этом беседа проходила на повышенных тонах со стороны супругов Конюхов.

Видимо участковый инспектор считает нормальным, что Конюхи, вместо принесения извинений за преступность своих действий, орали на родителей избитого ими ребенка.

Из Постановления: Конкретизировать содеянное Конюхом как противоправное деяние против здоровья ребенка не представляется возможным (ни по статье 9.1 – умышленное причинение телесного повреждения, ни по статье 17.1 – мелкое хулиганство). Дальнейшую проверку прекратить.

Майор Пяткин проигнорировал статью 33 УК – возбуждение уголовного дела по требованию законного представителя потерпевшего Марка.

Также как в РУВД проигнорировали статью 30 УК – ответственность лица, совершившего преступное деяние в состоянии опьянения. В каком состоянии (по части алкоголя) был Конюх неизвестно. На медицинское освидетельствование его не возили. А ведь это самое первое, что милиция обязана была сделать.

Марк был в шоке, и потому сознание не сохранило слов насильника. А сотрудник РУВД пишет в Постановлении, что слова Конюха никто не слышал. То есть увел крышуемого от статьи 186 УК – угроза убийством или причинением тяжких телесных повреждений.

Этот же участковый инспектор упорно скрывал от родителей Марка принятое им решение, заставляя искать самим. Запрещал фотографировать листы дела. И, вообще, без стыда и совести заявлял даже такую ересь, что Постановление уже находится в… архиве.

Решение майора Пяткина будет обжаловано. Хотелось бы надеяться, что вышестоящие инстанции спросят за содеянное и с Конюхов, и с крышующих это семейство сотрудников Партизанского РУВД.

Валерий ЩУКИН,
“Наш Дом”