Второй год (с февраля 2015 года) белорусское государство восьмилетнюю Катю, как убийцу-рецидивиста, содержит под стражей. Правда, без колючей проволоки. И в приюте, и в приемных семьях девочка лишена свободы: не может погулять на улице с друзьями, с подругами, с дворовой ребятней. В приемных семьях ребенок не может пригласить друзей, знакомых чтобы пообщаться с ними.

У девчушки отобрали любящую маму, которую за любовь к дочери (тоже как злостную преступницу) государственные опричники (именующие себя милиционерами) содержат за колючей проволокой с автоматами наизготовку, снаряженными боевыми патронами.

Слез у Кати уже нет. За год выплакала. Ненависти в силу малолетнего возраста еще не научилась. Но дело наживное. Если государство не вернет Катюше маму, то через несколько лет ненависть к власть имущим пробудится:

к начальнице молодечненского отдела образования Драпезе, оргнизовавшей отправление Катиной мамы в психушку;

к районному судье Гороновичу, который вынес решение отобрать у Кати маму. Именно драпежная (хищная) Драпеза (возомнившая себя вершителем судеб белорусских детей) подавала в суд заявление об отобрании родной матери у малолетней девочки;

к судье Кохановской, назначившей без оснований, явно у угоду всемогущей в районе Драпезе, принудительное психиатрическое лечение Катиной мамы;

к начальнику отдела милиции Молодечно, подчиненные которого (с его попустительства) избивали и издевались над мамой (за намерение написать на них жалобу в прокуратуру). Именно сотрудники РОВД схватили Катю и водворили под замок;

к должностным лицам молодечненского райисполкома, приложивших свою грязную лапу к отобранию у Кати любящей и нежной мамы;

к начальнику районного психоневрологического диспансера, состряпавшего бумагу о принудительном водворении Катиной мамы в психушку.

Второклассница Катя из-за самодурства Драпезы сменила уже четыре школы (и это за полтора года обучения в начальных классах!). На хорошие знания при времени обучения в классах по два месяца рассчитывать явно не приходится.

Судя по всему, начальница районного образования вознамерилась наделить Катю не только статусом ребенка, оставшегося без попечения родителей но и статусом неполноценной школьницы, не способной обучаться в обычном учебном заведении и загнать девочку в школу для умственно отсталых детей.

Любящая мать, безусловно, не будет отправлять свою кровинушку на тропу войны. Но проявление ненависти непредсказуемо. Сейчас малолетняя девочка, находясь в заточении, боится даже возразить. Но как отреагирует Катя, когда подрастет и осознает какие нравственные истязания чинили ей и маме белорусские чиновники, известно только Господу Богу.

Не исключено, что эти лица будут судорожно искать пятый угол.

Сейчас драпежница Драпеза при живой, полной сил и энергии матери, водворяет Катю в очередную приемную семью. Гробит здоровье девчушки: больница скоро станет для Кати родным домом.

До отобрания от мамы девчушка столько не болела. Не открою Америку если скажу, что все болезни от нервов. А тут такое нервное потрясение…

Гражданская кампания “Наш Дом” внимательно следит за нравственными и физическими страданиями матери и дочери, наносимые белорусскими властями. По силе возможности оказывая им поддержку.

Валерий ЩУКИН,
Наш Дом.