«Белорусский документационный центр» уже неоднократно писал о судьбе Олеси Садовской в статьях: «У Олеси Садовской отобрали ребёнка», «Защищаешь свои права? — попадёшь под суд, в «психушку», лишишься ребёнка…», «»Независимая психиатрическая ассоциация России» дала экспертную оценку заключения белорусских психиатров». О том, как сейчас развиваются события, мы попросили рассказать саму Олесю.

sadovskaya

– Олеся, Вы готовите  обращение в комиссию по правам ребёнка с просьбой вернуть Вам Вашу восьмилетнюю дочь, много ли человек уже подписало его? Когда планируете отправить? Какую реакцию ожидаете?

– Пока подписали только близкие, но тридцать подписей уже есть. Ожидаем, что, если государство решит разобраться по существу, то будет проведена серьёзная проверка, если же отнесётся как обычно, то стоит ждать стандартной отписки. На этой неделе с помощью«Белорусского Хельсинского комитета» были направлены обращения к министру здравоохранения и в Минский облисполком с просьбой пересмотра дела. Дочка сейчас в приюте, её пока никто не трогает.

– В каком статусе Ваша дочь находится в приюте? Как часто Вы её навещаете?

– Ей присвоен статус ребёнка, оставшегося без попечения родителей.  Навещаю её каждый день. В приюте установлен график общения с детьми с 11-ти до 12-ти и с 17-ти до 18-ти. Бывает, хожу два раза в день. Но этого очень мало, мы просто общаемся, а хочется участвовать в её делах: делать уроки, собирать в школу, кормить, купать… Я не лишена родительских  прав, но осуществлять их мне не предоставляют возможности. В приёмной семье было ещё хуже. В приют могут приходить навещать её друзья, в приёмной могла только я.  Поэтому, не смотря на график, Катя чувствует себя в приюте заметно лучше, чем в приёмной семье.

– Что Вы предпринимаете, чтобы вернуть её?

– 7-го декабря в 10-00 в областном суде состоится очередное слушание. В суде планируем разрешить вопросы об освобождении меня от уплаты за экспертизу и назначении амбулаторной экспертизы. Для последнего вопроса просили суд пригласить члена правления Белорусской ассоциации психиатров профессора С. А. Игумнова. Более того, планируем для проведения экспертизы привлечь независимых специалистов, возможно, даже из России. Комитет экспертиз вправе привлекать не входящих в состав комитета специалистов, главное, чтобы они имели познания в данной области науки. Так как инициатор иска – отдел образования, суд вправе возложить расходы по экспертизе на него, то есть на вторую заинтересованную сторону. Я, конечно, не хочу всех этих экспертиз, так как это занимает время. Моё желание, чтобы дочку побыстрее освободить из заложников государства. Могу отметить, что от так называемой «заботы» государства, Катя не успевает в школьной программе – потому что перебрасываю её из школы в школу. Раньше такого не было. А в начале учебного года по рекомендациям врачей и фальшивому диагнозу «хронический» бронхит она вообще провела три недели в лагере. В результате происходящего, острых переживаний, дочь часто болеет. Недавно находилась на излечении в больнице в связи с высокой температурой с диагнозом ОРВИ. По моему глубокому убеждению, столь трагичное положение сложилось в связи с разлучением ребёнка с матерью. И для Кати, и для меня это огромная душевная травма. Поэтому, есть надежда, что облсуд  своим решением освободит её. Так как нет сил наблюдать, как государство под лозунгом «заботы» издевается над Катюшой и наносит психологические увечья.

Белорусский документационный центр

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*