«Тунеядцы» замахнулись на базовую ценность белорусской модели — справедливость.
Разработка мер по вовлечению в трудовую деятельность неработающих граждан идет в Беларуси полным ходом.
Игра стоит свеч. По данным главы государства, «около 500 тысяч наших граждан не задействованы в экономике страны» (10% от трудоспособного населения). В России иной масштаб, но суть проблемы та же: статистика не может отыскать 22,5 млн. человек (30%).

На языке политологии это называется «жизнь уходит из системы». Казалось бы, по факту мы имеем сильное государство во главе с популярным национальным лидером. Но это мнимая сила и сомнительное лидерство, так как существенная часть граждан и силу, и лидерство откровенно игнорируют.

Сам лидер старается перевести проблему исключительно в экономическую плоскость. Нигде, мол, не работают, но социальными благами пользуются (бесплатная медицина и образование, субсидируемые тарифы на жилищно-коммунальные услуги и транспорт). Поэтому вопрос «За чей счет вы, господа, будете жить?» Александр Лукашенко ставит жестко.

На белорусов, не способных дать на него вразумительный ответ, и направлен декрет, работа над которым ведется с октября 2014 года.

Народ одобряет

Белорусская Конституция, в отличие от конституций советских, не рассматривает труд как обязанность. Согласно статье 41, труд — это «наиболее достойный способ самоутверждения человека», и государство гарантирует, что человек этим способом всегда сможет воспользоваться.

В той же статье однозначно прописан запрет на принуждение к труду, «кроме работы или службы, определяемой приговором суда или в соответствии с законом о чрезвычайном и военном положении».

Но кроме статьи 41 Основной закон содержит и статью 56: «Граждане Республики Беларусь обязаны принимать участие в финансировании государственных расходов путем уплаты государственных налогов, пошлин и иных платежей».

Поэтому следует согласиться с председателем Конституционного суда Петром Миклашевичем, который 22 января на пресс-конференции в Минске отметил, что «цель [декрета о тунеядцах] базируется на конституционных положениях».

У большинства белорусов кампания борьбы с тунеядцами отторжения не вызывает, о чем свидетельствует декабрьский опрос НИСЭПИ (см. таблицу). Перечень репрессивных мер подержал 71% респондентов (среди сторонников Лукашенко — 85%, среди его противников — 50%).

Такая «политизированность» оценок не должна удивлять. Сторонники Лукашенко — это люди, чье материальное благополучие в значительной степени зависит от бюджетных возможностей государства. Поэтому пополнение бюджета за счет тех, «кто не платит налоги, но должен платить», они готовы дружно поддержать.
Можно ли на борьбе с тунеядством заработать дополнительные очки в год президентских выборов? Судить об этом не берусь, но потерями инициатору декрета она явно не грозит.

Время всех стричь под одну гребенку

При желании между статьями 41 и 56 можно разглядеть неразрешимое противоречие: труд в Беларуси не является обязанностью, обязанностью в республике-партизанке является уплата налогов.

На Западе гражданин платит налоги в первую очередь с доходов и собственности. Разумеется, не обходят его стороной акцизы и налог с продаж (список можно продолжить). Но если у гражданина нет доходов и собственности, то он может смело подавать пустую налоговую декларацию.

Требование статьи 56 фактически возвращает нас в начало XVIII века, когда в Российской империи была введена подушная подать. Ее взимали в одинаковом размере с каждого подлежащего обложению мужчины по результатам переписи. Подушная подать рассчитывалась исходя из стоимости содержания одного рекрута.

Из приведенной исторической справки, однако, не следует, что разработчики белорусской Конституции образца 1996 года допустили ошибку. Ошибкой, скорее, следует признать деятельность властной вертикали, не сумевшей оперативно реализовать положение данной статьи.

Тут нам потребуется теоретическое отступление. Согласно российскому социологу Ольге Бессоновой, в ходе экономической эволюции человечество выработало два типа жизнеспособных экономических механизмов: рыночный и раздаточный. В белорусских университетах студентов обучают азам рыночных отношений, но жить им (и всем нам) приходится в экономике, в которой доминируют не горизонтальные рыночные, а вертикальные раздаточные отношения.

Вертикальные отношения — это всегда отношения власти-подчинения. В белорусской модели они поглотили не только социальную и политическую сферы, но и сферу экономики.

Государство, исходя из собственных представлений о справедливости, устанавливает для всех субъектов нормы передачи в центр ресурсов (сдачи). Оно же единолично принимает решение, кому и сколько выделить из общего котла (раздачи). Стабильность системы в целом поддерживается за счет сбалансированности встречных потоков сдач-раздач. Их разбалансировка порождает кризисы.

В раздаточной экономике труд носит служебный характер. Не только рядовые работники, но и собственники предприятий у нас не работают, а служат государству.

Проиллюстрирую это утверждение прошлогодней цитатой Лукашенко: «Всех подстричь под одну гребенку. И тогда если и плохо будет, мы народу сможем объяснить. Плохо? Плохо всем. Это не мелкий вопрос. Притом не глядя ни на белорусские банки, ни на российские, ни на зарубежные — всех подстричь под одну гребенку». Такова логика согласования баланса сдач-раздач.

Субсидируемые тарифы на жилищно-коммунальные услуги и транспорт — частный случай раздач. Свою долю при этом получают и тунеядцы. Однако встречного потока сдач они не создают, чем ставят под угрозу не только поддержание общего баланса, но и базовую ценность раздаточной экономики — справедливость.

Российские дотации до поры позволяли власти игнорировать скудность потока сдач. Но пришло время «жесточайшей экономии», а с ним и необходимость задействовать по полной программе 56-ю статью Конституции.

Источник информации: “Белорусские новости” 

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*