Избрание Дональда Туска председателем Европейского совета породило в демократическом сообществе Беларуси некоторые надежды. Безусловно, нельзя исключать, что «белорусскому вопросу» теперь будет уделяться в ЕС несколько больше внимания.

В то же время ожидать каких-то кардинальных изменений вряд ли оправданно.
В Брюсселе существенных перемен не будет…

На состоявшемся 30 августа саммите Европейского союза было принято несколько решений, которые в определенной степени будут оказывать влияние на политику организации в течение следующих пяти лет.

Речь идет о появлении в ее руководстве новых лиц. Председателем Европейского совета вместо Хермана ван Ромпея станет премьер-министр Польши Дональд Туск, а нынешнего высокого представителя по внешней политике и безопасности Кэтрин Эштон заменит глава внешнеполитического ведомства Италии Федерика Могерини. Они вступят в свои должности 1 декабря текущего года.

В итоге появились предположения, что под влиянием нового главы Евросовета «белорусский вопрос» станет для ЕС более важным. Они основывались на том факте, что во время премьерства Туска из всех государств ЕС именно Польша была наиболее приверженной внутриполитическим преобразованиям в нашей стране и оказывала белорусским демократическим силам наибольшее содействие.

В самом деле, хотя председатель и не имеет прямого отношения к работе общеевропейского внешнеполитического ведомства, он может оказывать некоторое влияние на лидеров стран, в частности, используя свое право созывать внеочередные саммиты ЕС.

Дело, однако, в том, что, во-первых, любому лицу в данной должности придется заниматься таким количеством проблем, начиная от глубоких экономических неурядиц и заканчивая острейшим кризисом в Украине, что положение дел в нашей стране явно не окажется в числе приоритетов. К тому же на его рассмотрение попросту не будет хватать времени.

Но самое главное препятствие состоит в том, что при всех своих полномочиях председатель Евросовета все же является, скорее, чиновником, хотя и весьма высокопоставленным. Практически все основные решения принимают главы государств и правительств стран ЕС, а это те же персоны, что и прежде. И они, в свою очередь, зависят от настроений электората в своих странах.

Что же касается назначения итальянки Могерини, то ни она лично, ни Италия особой активностью в «белорусском вопросе» никогда не отличались.

То есть рассчитывать на некие заметные перемены политики Брюсселя в этом вопросе едва ли оправданно. Разумеется, если в Беларуси не случится чего-то экстраординарного.

… а вот в Варшаве они возможны

В силу этого активное белорусское общество должен больше занимать вопрос, кто придет на смену уходящему польскому премьеру.

Кстати, в свете едва наметившегося потепления отношений между официальным Минском и западными столицами тот же вопрос, надо полагать, небезразличен и белорусскому руководству. Об этом свидетельствует, например, состоявшийся недавно визит в Польшу министра иностранных дел Владимира Макея.

В аналитической среде есть мнение, что белорусские власти хотели бы удержать Варшаву от серьезной поддержки белорусской оппозиции накануне предстоящих президентских выборов, а также побудить Польшу занять более умеренную позицию в вопросе урегулирования белорусско-европейских противоречий.

Стоит согласиться, что Минск совсем не против более или менее нормализовать взаимодействие с объединенной Европой, если, разумеется, при этом не потребуется поступаться собственными принципами.

Прогнозируя позицию Варшавы в перспективе, следует учитывать, что очередная парламентская кампания у наших соседей тоже должна пройти через год.

Шансы на сохранение власти партией Туска «Гражданская платформа» еще недавно выглядели достаточно сильными: на майских выборах в Европарламент она с 33% пусть всего лишь на один пункт, но обошла основного конкурента — «Право и справедливость».

Однако в июне разгорелся скандал вокруг прослушки руководителей МВД и Национального банка. В результате почти половина (48%) опрошенных высказались за уход кабинета министров в отставку, тогда как против этого шага были всего 30%.

К тому же крайне маловероятно, что Дональд Туск сможет одновременно быть руководителем Европейского совета и партии. Потеря лидера, при котором страна лучше всех партнеров преодолела период мирового экономического кризиса и достойно выглядела на международной арене, в свою очередь, дополнительно ослабит позиции его политической структуры.

Уже сейчас, согласно опросу одной из социологических служб, «Право и справедливость» Ярослава Качиньского поддерживают 32% избирателей, в то время как за «Гражданскую платформу» готовы голосовать только 25%.

Можно вспомнить, что когда правительство было сформировано «Правом и справедливостью», позиция Варшавы по отношению к официальному Минску была существенно более жесткой. Да и в оппозиции Ярослав Качиньски резко критиковал своих главных политических оппонентов за неправильные с его точки зрения действия на белорусском направлении.

Так что в итоге неизбежных перемен в польском руководстве в отношениях между Минском и Варшавой либо сохранится по большому счету статус-кво, либо вновь наступит похолодание.

При этом, как представляется, беспокойство Минска по поводу поддержки Варшавой белорусской оппозиции не стоит преувеличивать. Конечно, массовых акций протеста властям наверняка хотелось бы избежать, однако в этом плане они, судя по всему, достаточно уверены в своих силах.

Источник информации: “Белорусские новости”

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*