Европейский союз вводит торговые ограничения для целых отраслей российской экономики. Действие санкций ограничивается сроком в один год, через три месяца они могут быть пересмотрены.

Удар по немецким экспортерам?

На этот раз санкции ЕС затрагивают три отрасли российской экономики: финансовый и нефтяной секторы, а также оборонную промышленность.

По решению, принятому 29 июля, ЕС ограничивает российским госбанкам доступ на европейские рынки капитала, накладывает эмбарго на торговлю оружием, вводит запрет на экспорт товаров двойного назначения, а также ограничивает доступ России к так называемым чувствительным технологиям, особенно в нефтяном секторе.

Еще перед принятием решения по санкциям председатель Евросовета Херман ван Ромпей предупредил, что для России они будут иметь серьезные последствия, в то время как влияние на европейскую экономику окажется незначительным. Оправдается ли этот прогноз, будет ясно в ближайшие недели.

Россия — третий крупнейший торговый партнер ЕС, а в немецком торговом балансе она занимает одиннадцатое место, отмечает Deutsche Welle. На фоне украинского кризиса Федеральное объединение торгово-промышленных палат Германии (DIHK) резко снизило прогноз по объему российско-немецкой торговли: в 2014 году немецкий экспорт в Россию может сократиться по меньшей мере на 17% по сравнению с предыдущим годом.

Правда, DIHK не учитывало в своем исследовании эффект от введения жестких экономических санкций. Их воздействие «может привести к гораздо более существенному падению», считает Тобиас Бауман, который отвечает в объединении за страны на востоке и юге Европы.

Эффект угрозы

Санкции ударят прежде всего по немецкому машиностроению: в результате введения торговых ограничений может сократиться экспорт высокотехнологичного оборудования. По данным Объединения немецких машиностроителей и производителей промышленного оборудования (VDMA), для немецких экспортеров Россия — четвертый крупнейший рынок в мире. Только с января по май 2014 года немецкий экспорт этой продукции в Россию обвалился на 20%.

Многие немецкие фирмы, работающие в России, опасаются, что их российские клиенты разорвут с ними деловые связи. «Частично это уже произошло», — констатирует глава внешнеэкономического отдела DIHK Фолькер Трайер.

Российские клиенты, очевидно, боятся, что их контракты с компаниями из Германии попадут под санкции, и немцы не смогут выполнять обязательства по поставке и обслуживанию, цитирует Трайера деловая газета Handelsblatt.

Немецкий бизнес за введение санкций

Пытаясь смоделировать возможные сценарии дальнейшего развития событий, Институт немецкой экономики в Кельне (IW) пошел еще дальше. Его эксперты рассмотрели последствия полного прекращения экспорта в Россию и импорта российских товаров в Германию.

Если до этого дойдет, то немецкий ВВП может сократиться на 0,6%, подсчитали в IW. То есть немецкая экономика потеряет около 16,4 млрд. евро.

И все же в немецкой деловой среде преобладает прагматизм: члены VDMA считают, что санкции «болезненны, но необходимы». Ужесточение штрафных мер в отношении России поддерживает и Федеральное объединение немецкой промышленности (BDI).

Еще до того, как ЕС принял решение о расширении штрафных мер, президент BDI Ульрих Грилло написал в статье, опубликованной в Handelsblatt: «Какими бы болезненными ни оказались дальнейшие экономические санкции для развития немецкой конъюнктуры, немецкого экспорта и отдельных предприятий, их не следует исключать как средство давления на российские власти».

Немецкая экономика останется на плаву

На долю России приходится 3,3% немецкого экспорта. Поэтому Тобиас Бауман из Федерального объединения торгово-промышленных палат Германии не видит поводов для беспокойства: «Даже если экспорт в Россию полностью прекратится — чего, конечно, не произойдет — немецкая экономика не пойдет ко дну».

Тяжелее всего, по его мнению, придется среднему бизнесу, тем фирмам, которые тесно связаны с Россией: «Компании, у которых доля России в общем объеме выручки составляет 20% и более, могут серьезно пострадать. Для крупных предприятий такой угрозы я не вижу».

По подсчетам DIHK, около 300 тысяч рабочих мест в немецких компаниях напрямую зависят от экспорта в Россию. Правда и в этом случае Тобиас Бауман настроен оптимистично и не считает, что вследствие нынешнего кризиса все эти рабочие места будут потеряны. В конце концов, всегда можно найти альтернативные рынки сбыта, подчеркивает он.

Источник информации: “Белорусские новости”