Белорусский композитор Евгений Олейник решил повесить за окно своей квартиры кондиционер.

Причем сделать все по правилам. Мороки оказалось выше крыши! О своих страданиях он начал рассказывать на своей страничке в соцсети. Виртуальные друзья уже советуют ему «не маяться дурью и купить вентилятор». Но он решил довести дело до конца. И специально написал руководство к действию, пишет «Комсомольская правда в Беларуси».

Для приема – только владелец квартиры

История моя была бы еще грустнее, если бы я работал полный рабочий день. Но поскольку я композитор, у меня оформлено ИП, и свободный график, есть время даже посмеяться над происходящим.

Кондиционер у меня и раньше был, но внутри лоджии. То есть внешний блок был подвешен прямо внутри остекленного балкона. Поначалу слив был выведен наружу, но пару раз соседка снизу выказывала недовольство, что ей капает, и мы решили сделать слив прямо в ведро под кондиционером. На этом вопрос закрылся на несколько лет.

Родился сын. Он взрослеет, и нам надо освобождать ему комнату. Мы пришли к выводу, что без теплой лоджии нам не обойтись. По задумке там теперь должны расположиться пару шкафов, чтобы хоть как-то освободить жилое пространство в квартире.

Естественно, огромная металлическая коробка внешнего блока кондиционера стала нам мешать. Мы подумали: а не перевесить ли его наружу? Как все делают. Тем более наша лоджия скрыта от улицы, смотрит на соседний дом и кондиционер, прикрепленный к ней, ну никак не испортит внешний облик Минска. Однако, прочитав злостное предупреждение от ЖЭСа о штрафах для всех самовольно установивших антенны и кондиционеры, я решил сделать все по правилам.

Выяснение «к кому идти» не заняло времени – в ЖЭСе диспетчер дала наводку на отдел архитектуры и строительства райисполкома. Долгие звонки туда ни к чему не привели – трубка категорически не снималась. Пошел лично. Спрашиваю у сотрудников, мол, хочу то-то, к кому идти? Отвечают – приходите завтра, вас примут. Прихожу завтра – никого нет. На двери объявление: «Специалист принимает по другому адресу». Благо адрес через улицу – наше ЖРЭО. Прихожу туда, понимаю, что зря ждал счастья. Очередь человек шесть, по минут 15 на каждого. Под дверями шушукаются, что для приема нужен владелец квартиры, а не только квартиросъемщик. Звоню маме: «Приезжай». Приехала. Стоим вдвоем. Теперь мы сила – сейчас зайдем и все решим. Заходим.

– Ваш техпаспорт?

– Пожалуйста.

– Кто владелец?

– Пожалуйста.

Главный архитектор района просит на техпаспорте показать, где мы хотим разместить кондиционер. Показываю. Рассказываю, что лоджия утоплена внутрь дома и с улицы ее вообще не видно. Архитектор берет фломастер и рисует мой кондиционер на плане. Ура! Дело сделано. «Спасибо, до свидания». Ан нет. «Постойте, вам теперь к инженеру – он расскажет, что делать дальше».

«Я, Евгений Олейник, разрешаю себе, Евгению Олейнику, производить работы…»

Садимся за стол к инженеру. Перед нами кладут список бумаг, которые необходимо собрать. Перечень из девяти документов из трех инстанций – ЖЭС, ЖРЭО и расчетно-справочного центра (РСЦ). Мама в панике – через четыре дня она улетает на отдых. «Мама – все под контролем. Мы же умные люди, сейчас быстренько все оформим, и дело с концом». Прошу главного инженера прямо на месте оформить все бумаги, которые нужны от мамы. Соглашается. Десять минут пишут заявления, разрешения и т.д. Выходим по направлению к РСЦ – тоже повезло, одна остановка на транспорте.

В РСЦ необходимо заверить бумаги из ЖРЭО и взять выписку лицевого счета квартиры. Девушка в окне нам сразу возвращает один из документов ЖРЭО – оформлен неверно. Я начинаю злиться. Произношу в никуда фразу о том, что «я налогоплательщик, и вы тратите мое время, в которое я бы мог работать и платить налоги на вашу же зарплату», и ровненько иду обратно в ЖРЭО за бумажкой. Но возвращаюсь в РСЦ и прошу девушку дать ее прямой рабочий телефон, дабы я смог связать напрямую этих двух служителей народа для выяснения, что им друг от друга надо. Прихожу в ЖРЭО.

– Дайте мне то, что надо.

– Мы вам дали все, что надо.

Понимаю, что я молодец, и прошу созвониться напрямую с девушкой из РСЦ. Тут же получаю по копии всего, что может пригодиться. До звонка не дошло.

Возвращаюсь в РСЦ. Мама уже красная – жарко и долго. Заполняем бумаги. Понимаю, что пишу бред: «Я, Евгений Олейник, разрешаю себе, Евгению Олейнику, производить работы…» Обращаюсь к девушке в окно за разъяснениями. Меня снова гонят в ЖРЭО – мол, все надо писать на бланке, а не в свободной форме. Не выдерживаю, звоню в ЖРЭО, даю трубку девушке из РСЦ. Эмоциональный разговор (без меня) завершается кодой: «Пишите что хотите, я заверю. Только быстрее…» Сделали, вышли, спустили пар. Мама потребовала коньяка. День прошел тяжело, но удачно.

30 листов с шестью печатями

На завтра пошел в ЖЭС писать какой-то акт. Очереди нет. Женщина очень милая и радушная. Смотрит на меня и не понимает, что мне надо. Я уже парень битый – звоню в ЖРЭО и даю трубку женщине из ЖЭСа. Она по телефону заполняет акт, подпись, печать (обязательно гербовая) – и я свободен.

Вечером того же дня, прогуливаясь по исторической части Минска, я, естественно, обращаю внимание на внешние блоки кондиционеров и антенны, которыми усеяны исторические фасады исторических улиц. Вопрос один: как это возможно? И еще один: как в принципе можно повесить что-то на здании, на котором висит табличка о его архитектурной ценности? Почему моим соседям из спального района приходят штрафы, а жителям исторической части столицы – нет?

Через день опять иду на прием в ЖРЭО, дабы отнести все документы и получить индульгенцию. Или увольнительную – хоть что бы получить и забыть… По пути в ЖРЭО фотографирую фасад своего дома, распечатываю два фото, делаю по две ксерокопии всех документов, сканы паспортов и т.д. Получилось около 30 листов бумаги с шестью гербовыми печатями. Никогда в жизни не чувствовал себя более подготовленным ко встрече с судьбой. Прихожу с улыбкой в ЖРЭО – там сидят салаги, которые в первый раз. Я немного чувствую свое превосходство: «Мне только бумаги отдать!» Захожу в кабинет – все знакомые. Начинаю производить впечатление.

– Акт? Пожалуйста.

– Фото? В двух экземплярах.

– Лицевой счет? С двумя ксерокопиями.

Триумф! Жду либо пятерку в дневник, либо записку родителям об отличном поведении.

«Так, все документы на месте. 8-го числа будет совещание по вашему вопросу, числа 15 подходите за решением. С решением – в любую проектную организацию. Делайте проект своих работ. С проектом – к нам. Далее вешайте кондиционер. Ждите комиссию. С решением комиссии – опять к нам. А там посмотрим… Всего доброго».

Я убит. Односерийный фильм превратился в сериал.