В последнее время в белорусском обществе неожиданно оказалась в центре внимания тема педофилии. Сначала – благодаря движению «Оккупай-педофиляй», которое недавно выявило педофила в руководстве БРСМ, а затем – благодаря милиции, объявившей войну этому движению.

Кто такие «педофиляи»?

Члены движения нашли свой метод борьбы с этим социальным злом – вывешивают в интернете фиктивные детские анкеты, договариваются от имени несуществующих детей о встрече с мужчинами, которые хотят с ними сексуальной близости… Однако, придя на свидание, любитель юной плоти видит не объект своего желания, а несколько крепких парней, которые «учат его уму-разуму» тумаками и поливанием мочой, снимая все это на видеокамеру и выкладывая затем в интернет.

Идеологом движения стал москвич белорусского происхождения Максим Марцинкевич по прозвищу «Тесак». Максим и его последователи придерживаются крайних нацистских взглядов, не скрывая своей симпатии к немецкому национал-социализму. Так, программа Марцинкевича в сети «Youtube» называется «Факеладольфгитлер», а сам Марцинкевич был дважды судим в связи с нацистской деятельностью. Благодаря «Оккупай-педофиляй» Марцинкевичу удалось добиться определенной популярности в российском, а затем белорусском обществе – педофилы оказались удачной мишенью.

Эдуард

С новой силой страсти разгорелись после того, как 30-летний минский гей Эдуард, который имел неудовольствие встретиться с «педофиляями», придя на свидание с потенциальным 15-летним любовником, с которым познакомился в интернете. Избитый и оскорбленный Эдуард обратился в встретил понимание в милиции. Пресс-секретарь ГУВД Мингорисполкома Александр Ластовский сам вышел на контакт с Эдуардом, в своем аккаунте в Фейсбуке обратился к правозащитникам с просьбой оказать ему должную поддержку в подготовке заявления в правоохранительные органы. Сейчас он пользуется услугами хорошего адвоката, а Ластовский на пресс-конференции заявляет о скорых судебных процессах против «педофиляев».

В принципе, все логично. Неонацисты устроили над человеком самосуд, совершили ряд противозаконных действий и должны быть привлечены к ответственности.  Но полная картина у меня, все-таки, не сложилась

Неудобные вопросы

Все-таки, Эдуард – не является образцом законопослушного гражданина. Идя на свидание с 15-летним незнакомцем он имел намерение (задокументированное в переписке и которое он сам не отрицает) совершить половое сношение с несовершеннолетним – преступление, предусмотренное ст. 168 УК РБ. Сама переписка с нескромными предложениями заведомо несовершеннолетнему могла квалифицироваться, как развратные действия (ст. 169). Но, почему-то у следствия вопросов к Эдуарду не возникло.

Задав этот вопрос Ластовскому, но так и не получив ответа, я покопался в законодательстве и сам нашел его. Белорусское законодательство предусматривает ответственность только за завершенные преступления (не покушения) в отношении реальных детей. В принципе, и тут все логично, если бы не одно «но». Сексуальные преступления вообще и в отношении несовершеннолетних особенно – относятся к скрытой преступности. Далеко не каждый ребенок побежит в таком случае в милицию и далеко не каждая семья захочет «выносить сор из избы». Поэтому в большинстве случаев эти преступления остаются нераскрытыми и безнаказанными, на чем и спекулируют молодчики Марцинкевича.

О какой-либо профилактике этого вида преступности всерьез говорить не приходится. По крайней мере, Ластовский не захотел отвечать и на этот вопрос. По всей видимости, вся профилактика сводится к дурацким плакатам, на которых похотливые ручонки тянутся к детям через монитор компьютера и призывам не пускать их в интернет. Дяденьки, предлагающие вашей дочери «поиграть в доктора» заинтересуют правоохранительные органы только, если доведут свое дело до конца. Если это не так – пусть Ластовский убедительно, с примерами, опровергнет.

Не думаю, что большинство родителей с таким положением вещей согласны. Подобные преступления должны предотвращаться. И их профилактикой должно заниматься государство, а не фашиствующие молодчики.

Является ли Эдуард и ему подобные преступниками? Нет. Являются ли они опасными для общества. Безусловно, да. И обязанность милиции, с одной стороны не позволить им стать преступниками и, с другой – оградить детей от их активности на той стадии, пока не стало поздно. Как? Хотя бы – так, как делают «педофиляи», публикацией в интернете фейковых анкет. Пусть лучше педофил договаривается об интимном свидании не с реальным ребенком и не с бритоголовым скинхедом, а с оперативником, который при встрече вежливо и тактично объяснит ему содержание статей 168 и 169 Уголовного Кодекса, возьмет подписку о том, что он впредь будет воздерживаться от подобной активности, поставит гражданина на соответствующий учет и будет контролировать, исполняет ли он взятые на себя обязательства.

Это только малая часть вопросов, все их невозможно осветить в короткой статье. Для меня ясно одно. Белорусское законодательство в отношении половой неприкосновенности ребенка нуждается в серьезной доработки. Еще я уверен, что это должно стать предметом не только для разборок на повышенных тонах в социальных сетях, но и для серьезной общественной дискуссии.

Поэтому, если Вам  есть, что сказать – пишите в комментариях или в редакционную почту – redsite.nd@gmail.com. Мы будем публиковать наиболее интересные и содержательные мнения и предложения по этой проблематике.

Артем Агафонов, “Наш Дом”


  • Николай

    Вы плохо понимаете истинную подоплёку дела.
    Никто кроме милиции и специально уполномоченных органов не должен заниматься самостийной деятельностью по наведению порядка. Педофиляи, каким бы благородными мотивами не руководствовались, подрывают своими действиями  монопольное право милиции и закона по установлению правопорядка. Отсюда и такая реакцию Ластовского.  Вопрос носит не столько криминальный и бытовой, сколько политический.  

  • Agafar

    Николай, я как раз и призываю к тому, чтобы наведением порядка занимались в рамках закона безо всякого самосуда и прочего. Я не оправдываю педофиляев, а говорю о том, что государство должно активнее заниматься профилактикой сексуальных преступлений в отношении несовершеннолетних. Иначе, как видим, этим начинаются не слишком приятные личности.
    А насчет участия в этом волонтеров – их статус четко прописан в ст. 18 Закона “Об оперативно-розыскной деятельности”