Каждая АЭС – это потенциальная атомная бомба

Не за горами 60-я годовщина ядерной энергетики: 27 июня 1954 года дала промышленный ток первая на планете Земля атомная электростанция (Обнинск, Калужской области, СССР). В 1956 атомное электричество появилось на территории Великобритании, в 1957 – Соединенных Штатах.

Нынешний, 2013 год, – предъюбилейный – 59-лет “мирного атома”.

Человечество не ставило своей целью применять атом в мирных целях. Изначально использование энергии расщепления ядра планировалось и проводилось лишь для военных нужд.

Начало этому положили Соединенные Штаты, взорвав две ядерные бомбы над японскими городами в 1945 году. Формальное право как бы было. Это ведь японцы в 1941 году объявили войну американцам. Если не обращать внимание на “маленькую деталь”: оружие массового поражения применено не против военных объектов, а в отношении мирных городов, в которых не было военной промышленности, крупных армейских гарнизонов, мощной системы ПВО.

Затем, правда над своей территорией, взорвал ядерную бомбу (в 1949-м) и термоядерную (в 1953-м) Советский Союз. Штаты водородную бомбу испытали в 1954 году.

“Мирный атом” (атомные электростанции) расплодился по всей планете. Первая АЭС просуществовала 47 лет: в апреле 2002 года Обнинская АЭС была из эксплуатации выведена. Проработала она без серьезных происшествий. Но, это, пожалуй, исключение. К настоящему времени количество технических сбоев и катастроф на ядерных объектах измеряется сотнями.

Первая серьезная авария на АЭС имела место в США, штат Пенсильвания, (1979 год). Затем – Советский Чернобыль (1986 год). Свежа в памяти и продолжает до сих пор загрязнять радионуклидами Тихий Океан, японская Фукусима (2011 год).

Все эти годы лоббисты ядерной энергетики вешали “лапшу на уши”, о малой стоимости электроэнергии АЭС (которая, якобы, значительно ниже цены энергии угольных и газовых станций). А лапша в том, что ядерный тариф не учитывает все затраты на получение электроэнергии атомной электростанции.

В стоимость атомных киловаттов включаются лишь зарплата, свежее топливо, хранение отработанного ядерного топлива в течение 40 лет. Причем, стоимость свежего топлива неуклонно растет: месторождения истощаются. Запасов урана, нефти, газа осталось лет на 80.

Возведение жилья для работников АЭС, подготовка кадров, физическая защита, радиационная безопасность, вывод блоков и самой станции из эксплуатации, строительство могильников – в стоимость ядерного тарифа не включаются. Все это проводится по другим статьям госбюджета. К примеру, в Островце для работников атомной станции за счет бюджета построено уже три многоквартирных жилых дома.

Не приносящие прибыли бюджетные траты на АЭС – колоссальные. Так расходы на демонтаж составляют до 30 процентов стоимости строительства (миллиарды евро).

Сомневаюсь, что в стоимость атомного тарифа включат многомиллионные долларовые расходы по расширению дорог для транспортировки ядерных реакторов от Российского завода изготовителя до белорусского Островца (несколько сот миллионов). Все будет скрыто за статьями бюджетных расходов.

В итоге цена атомного киловатта искусственно занижается минимум на 40 процентов. И все это втайне от общественности: система финансирования ядерной энергетики непрозрачна. От народа скрываются не только аварии на АЭС, но даже катастрофы. Чернобыль – более чем наглядное тому подтверждение. Не сомневаюсь, если вдруг случится авария на Белорусской АЭС (Островец) мы узнаем о ней от радио Свабода, Интернета, но не от Белорусского радио, телевидения, “Советской Беларуси”…

В 1986 году тогдашние советские правители о катастрофе в Чернобыле народу не сообщили, йодную профилактику населения не провели. Наоборот, выгнали под радиацию сотни тысяч людей на первомайскую демонстрацию. Отселять из загрязненных территорий начали лишь после того, как население получило опасную для здоровья дозу облучения.

Заболевания и смерти от радиационного заражения прятали за “безобидными” диагнозами. Исключение – рак щитовидной железы: это заболевание на “простуду” не спишешь. А цифры ужасающие: в отдельных районах Гомельской области число заболеваний щитовидной железы у детей возросло более чем в сто раз (“Советская Белоруссия за 25 апреля 2013 года).

В 1986 году население не знало о полученных дозах облучения. Не узнает и в случае аварии на Островецкой АЭС. Причина банальна: и тогда, и теперь отсутствуют бытовые дозиметры. Изготовление данных измерительных приборов технической сложности не представляет. Власти сознательно (то есть преступно) препятствуют их массовому производству.

А как назвать выращивание продовольствия на загрязненных территориях? Его ведь не на Марс отправляют, а вынуждают белорусов употреблять в пищу продукты с радиоактивными элементами.

К слову, реакторы для военных целей (подводных лодок) смогли реализовать уже после возведения первых АЭС. Соединенные Штаты в 1955 году, Советский Союз – в 1958. Причина задержки – жесткие требования к физическим объемам ядерной установки. Габариты АЭС регламентируются только возможностями транспортировки реактора и иного оборудования. Размеры же самой станции практически ничем не ограничены.

В XXI веке значительно возросли расходы и на защиту ядерных объектов от террористических атак. Для охраны Островецкой АЭС уже создан целый полк. Явно будет сформировано и войсковое соединение ПВО, которое будет сбивать захваченные смертниками самолеты с мирными гражданами (с белорусами в том числе).

Хотя вряд ли террористы обрушат самолеты на Островецкую атомную. Тем более, не полезут к реактору нагруженные взрывчаткой террористы-камикадзе. Аль-Каиде требуются ядерные отходы от АЭС. В денежных средствах на радиоактивное оружие — “грязную бомбу” данная террористическая структура не ограничена. Охочих до долларов чиновников в нынешней Беларуси более чем достаточно. Не успеваем запомнить одно очередное официальное лицо, водворенное в американку за взятки, как оповещают о следующем. Где, сколько, за какие услуги хапанули – неизвестно. Судебные процессы проводят за закрытыми дверями.

Валерий ЩУКИН