Эксперты подсчитали, как в Беларуси изменился уровень бедности после финансовых неурядиц.

В кризисный год всем нам пришлось нелегко: зарплаты падали, цены, наоборот, росли… К счастью, тяжелые времена позади. А специалисты уже подсчитали, как же за это время в Беларуси изменился уровень бедности. Она, кстати, бывает двух видов – абсолютная и относительная.

В официальной белорусской статистике обычно рассчитывают только абсолютную бедность: то состояние, в котором человек на свой доход не может удовлетворить базовые потребности (в качестве черты здесь, как правило, выступает бюджет прожиточного минимума). Но существует еще и категория относительной бедности. В нее попадают те, кто не в состоянии поддерживать средний уровень жизни, принятый в своей стране. В отличие от абсолютной, относительная бедность – показатель не того, может ли человек выжить в принципе, а того, как его доход соотносится с доходами других сограждан. К слову, в Евросоюзе занимаются подсчетами только лишь уровня относительной бедности.

Для Беларуси такие расчеты делает Исследовательский центр ИПМ, он же сравнивает показатели абсолютной и относительной бедности. На данный момент самые свежие исследования посвящены кризисному 2011 году, однако, по мнению специалистов, они вполне актуальны и сейчас.

– Если мы посмотрим на динамику уровня абсолютной бедности в Беларуси, то увидим, что начиная с 2000 года она достаточно быстро снижалась, – поясняет экономист Исследовательского центра ИПМ Глеб Шиманович. – Основной причиной были высокие темпы роста экономики, который сопровождался ростом рынка труда и перераспределением доходов. В 2011 году ситуация существенно изменилась: настал кризис, и в течение года, по данным Белстата, уровень абсолютной бедности вырос более чем в два раза. После прохождения дна кризиса проблема бедности стоит менее остро, благодаря быстрому росту реальных доходов в 2012 году. Однако кризис отчетливо показал, насколько уязвимым становится население в случае ухудшения экономической ситуации в стране. Любая новая дестабилизация в экономике грозит еще большим обострением проблем среди таких групп населения как дети, пенсионеры, родители-одиночки, безработные, чье благосостояние во многом зависит от эффективности системы социальной защиты. Проблема в том, что последняя ориентирована на широкие группы населения и хорошо функционирует лишь в периоды роста. А в условиях кризиса, когда залогом успеха является высокая адресность социальных пособий и льгот, она оказывается неспособной оказать поддержку нуждающимся слоям населения.
Из-за кризиса в Беларуси сократился разрыв между бедными и богатыми

По расчетам Исследовательского центра ИМП, во время кризисного 2011 года уровень абсолютной бедности вырос до 6,9% (в 2010 году он составлял 6,5%). А вот относительная бедность, наоборот, снизилась с 12,2% в 2010 году – до 11,4%. Это означает, что доходы населения выровнялись и разрыв между теми, кто зарабатывает больше всего и меньше всего, уменьшился.

Во время кризиса выявилось еще несколько любопытных тенденций. К примеру, до 2011 года в группе риска не было особых различий по половому признаку. Однако после кризиса за чертой относительной бедности женщин оказалось больше, чем мужчин.

– Частично это можно объяснить возрастной структурой населения Беларуси. Женщин в пенсионном возрасте у нас гораздо больше, чем мужчин, а пенсии падали стремительнее зарплат, – рассуждает Глеб Шиманович. – Еще одна причина кроется в том, что в социальном секторе – например, в образовании или здравоохранении – у нас также работают в основном женщины. Во время кризиса расходы государства на поддержку этих сфер были сильно ограничены, а значит, зарплаты там росли невысокими темпами.

Инфографика: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Хуже всего пришлось жителям Брестчины и Витебщины

А вот в Гомельской и Могилевской областях в 2011 году уровень относительной бедности существенно снизился. Специалисты объясняют это тем, что многие местные жители отправились на заработки за границу. Меньше всего последствия кризиса сказались на обитателях Минска и Гродненской области.

Если сравнивать сельское и городское население, то первое во время кризиса обеднело больше. Уровень абсолютной и относительной бедности там всегда был довольно высок, но из-за ограниченного субсидирования сельского хозяйства ситуация обострилась еще больше. А вот благосостояние жителей малых городов по сравнению с докризисными временами улучшилось! Причина опять же кроется в заграничных заработках.

Инфографика: Екатерина МАРТИНОВИЧ

 

От проблем в экономике семья защищает лучше государства

Кроме того, после 2011 года сильно обеднели одинокие родители и одинокие пенсионеры, а также домохозяйства (то есть семьи), состоящие из одного человека.

– Дело в том, что в случае ухудшения на рынке труда у них нет альтернативных источников дохода. К примеру, на пенсию можно выжить – то есть абсолютная бедность среди пенсионеров практически отсутствует. Но этот доход не позволяет им чувствовать себя комфортно по отношению к другим слоям общества, – рассказывает Глеб Шиманович. – Значит, пенсионеры оказываются за чертой относительной бедности. То же самое можно сказать об одиноких родителях: система государственной поддержки в условиях кризиса сработала недостаточно эффективно. Получается, во время него больше всего пострадали те, кто непосредственно зависит от системы социальной поддержки населения.

 

КСТАТИ

По европейским меркам бедных в Беларуси мало?

В 2011 году «относительно бедным» оказалось 11,4% населения Беларуси, показатели лучше лишь в некоторых Скандинавских странах и Чехии.

– Загадка объясняется просто: у нас черта относительной бедности ощутимо ниже, чем в других европейских странах. Беларусь можно сопоставить разве что с Румынией или Болгарией. Но возьмем, к примеру, Словению – еще одну страну с переходной экономикой. Здесь черта относительной бедности – доход в 7 тысяч евро в год на взрослого человека. В развитых странах эта сумма еще больше: в Германии, например, 11 тысяч евро. А вот в Беларуси – всего 1,5 тысячи, – объясняет Глеб Шиманович.

Получается, бедных людей у нас немного, но зато они беднее остальных европейцев. А еще в странах ЕС, в отличие от Беларуси, женщины и пенсионеры оказываются за чертой относительной бедности гораздо реже.

– Уязвимость же остальных групп населения либо сопоставима с другими странами ЕС, либо даже несколько ниже. Последнее касается безработных и экономически неактивного населения (например, домохозяек или студентов. – Ред.), – добавляет Глеб Шиманович.

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*