Пенсионеры – самая уязвимая социальная прослойка белорусского общества. Тем более в условиях не прекращающегося роста цен, отобранных льгот и мизерных пенсий. Пенсионное обеспечение на сегодняшний день — это ахиллесова пята двух миллионов граждан нашей страны. Какая пенсионная система могла бы удовлетворить потребности большинства пенсионеров, и какие причины не позволяют её построить, об этом нам рассказал бывший директор филиалов страховых компаний «Альвена» и «Белнефтестрах» в Солигорске, а ныне пенсионер Александр Довнар.

Справка

Александр Довнар – пенсионер, в конце 80-х годов прошлого века стоял у истоков образования Белорусского Независимого профсоюза. После ухода из профсоюза занимался коммерческой деятельностью, на протяжении шести лет работал директором солигорских филиалов страховых компаний «Альвена» и «Белнефтестрах», а также заместителем директора филиала Белорусского Народного Страхового Пенсионного фонда в конце 80-х гг.. 2007 году был избран председателем Общественной организации пенсионеров при БНП, является членом Совета БКДП.

– Александр Андреевич, что на сегодняшний день представляет из себя пенсионная система Беларуси?

– На сегодняшний день это консервативная, постсоветская система. Тем не менее, она способна на изменение, т.е. приобретение цивилизованной формы.

Имеющееся законодательство сегодня даёт возможность организовать трёхуровневую систему пенсионного обеспечения: государственная пенсионная система, профессиональная и дополнительная пенсионные системы. Все они позволят пенсионеру получать пенсию, пускай не в три раза большую, но достаточную для выживания в периоды кризисов и подъёмов. Однако подавляющее большинство пенсионеров сегодня получают пенсии лишь по государственной системе.

– Про первые две системы приходилось слышать, а дополнительная система в Беларуси существует?

– Все эти три системы присутствуют в нашей стране. Добровольная пенсионная система действует, но она не так распространена как государственная. Я знаю, что она действует лишь на некоторых предприятиях.

Законодательно она разрешена. В Беларуси имеется несколько пенсионных страховых компаний, которые занимаются добровольным или дополнительным пенсионным страхованием. Но лишь государственная страховая компания «Стравита» развивается успешно, не без помощи того же государства.

Закон о профессиональном страховании начал действовать лишь с января этого года. Реально на его действие можно будет посмотреть лишь через лет пять. Люди, которые будут иметь профессиональное страхование, будут иметь уже две пенсии. А те, кто имеет ещё и дополнительное обеспечение – три пенсии.

К примеру, через пять лет работник «Беларуськалия» будет получать три пенсии. Это конкретный пример перехода на европейский аналог пенсионного обеспечения. К сожалению, пример солигорского предприятия сегодня выглядит как исключение, а не правило.

Для добровольного страхования также существует нормативно-правовая база, это часть указов президента, в частности, «Об обязательном и добровольном страховании», и несколько постановлений правительства затрагивающих социальный пакет. Также могут быть заложены пункты по данному виду страхования в Генеральном, Тарифном соглашениях и Коллективных договорах.

– ФСЗН – что это такое?

– Это государственный фонд при Министерстве труда, образованный в 90-е годы на смену советской пенсионной системы. Он работает в соответствии с Законом «О пенсионном обеспечении» и в соответствии со своим уставом.

В этом фонде достаточно интересная система, с которой могли бы сотрудничать профсоюзы. Они могли бы использовать эту систему для оказания помощи людям, находящимся на грани нищеты.

– Сумма в 35% от фонда заработной оплаты труда, как отчисление в ФСЗН, не велика ли?

– Я не могу сказать много это или мало. Всё зависит от соотношения в нашей стране работающих граждан и не работающих. Сегодня количество неработающих увеличивается. Поэтому, все зависит от того, как будут использованы средства фонда.

Во-первых, необходимо посчитать, сколько уходит средств на содержание всего аппарата фонда. Естественно это не малые деньги и деньги не государственные. Любая организация не экономит средства на своё содержание.

Во-вторых, это то, что данная система не развивается. Не развита она не только по вине государства, я хочу это подчеркнуть, а так же по вине граждан, которые не желают иметь в своём распоряжении больше средств. Если наши люди не желают этого, то государство этим тем более не будет заниматься. Чиновники себя обеспечат на всю жизнь.

Очень часто бывая на предприятиях и разговаривая с руководством, мне приходилось слышать такую фразу: «Эти денежные средства я закладываю в будущее непонятно кого и чего, а мне деньги нужны сегодня». Эта логика чиновника понятна. Сегодня законодательство разрешает перечислять на пенсионный счёт каждого работника 70 тыс. белорусских рублей. Естественно эта инициатива для предприятия выльется в миллиарды рублей, которые оно будет должно ежемесячно вкладывать в будущее своих работников. А зачем ему это нужно, Если это не нужно самому работнику, который этого не требует, не договаривается о своём будущем с нанимателем?

Необходимость проявляется в требованиях, а сегодня я этих требований не вижу. Ведь эти расходы входят в себестоимость производимого продукта. Человек не думает о будущем. Потратить деньги на бутылку водки сегодня человеку не жалко, а вот отложить сумму на будущую старость, это уже для него является затруднением.

– Во многих странах существуют негосударственные пенсионные фонды, в чём их положительные и отрицательные стороны?

– Если брать за основу российские негосударственные фонды то роль государства в их существовании совсем не последняя. Практически все они созданы под эгидой государства. Просто государство желает каким-то образом, через подобные фонды, освободиться от социальных проблем. А это одни из самых основных проблем любого страны.

Ну а если государство берёт на себя все социальные функции, тогда оно теряет свой имидж и доверие граждан. Передача этих функций коммерческим структурам — это одновременно передача ответственности.

– Это своеобразная форма передачи проблем?

– Конечно! В странах с большим опытом пенсионного обеспечения, в таких как Германия, эта система имеет смешанный характер. Когда идёт совмещение ответственности государства и бизнеса. Полностью сбрасывать эти проблемы на бизнес не правильно, т.к. государство всегда в ответе за своих граждан.

– Выходит, что отличий между государственными и коммерческими фондами никаких нет?

– Принципиальных нет. Единственное отличие в том, что государство всегда останется, оно может видоизмениться, а коммерческий фонд в любой момент может исчезнуть, иногда по вине государства.

– Как должна выглядеть система пенсионного обеспечения в нашей стране?

– Это должна быть полноценная трёхступенчатая система. Государственная пенсия, которая будет выплачиваться всем работникам из государственных фондов. Профессиональную пенсию должны получать те люди, которые работают в опасных и вредных условиях труда, предприятие вместо работника отчисляет пенсионные средства. Добровольная пенсия, она формируется от совместных вкладов работника и предприятия.

Все эти пенсии будут суммироваться. Право наследования пенсии должно быть лишь за последним вариантом пенсии, а две другие будут действовать как пожизненные. Наследуемая пенсия – это важный фактор, который наши люди должны осознать.

На сегодняшний день в Беларуси существуют структуры, куда можно вкладывать свои пенсионные накопления, а если бы эти структуры развивались, государство было бы вынуждено разработать закон о сохранности этих накоплений и взять под свой контроль их сохранность. Но, к сожалению сегодня такой нормы, в нашей стране, не наблюдается.

– Справедлива ли система распределения пенсионных выплат в Беларуси?

– Белорусская пенсионная система не справедлива. Если от моего заработка было отчислена конкретная сумма, значит, столько я и заслуживаю пенсии. Если я работал более эффективно, получал больше заработок, то я и должен больше получать. А когда там кто-то сидит и распределяет чужие деньги, это просто не справедливо.

Государство должно обеспечить лишь минимум, в Беларуси этот минимум составляет чуть менее 100 долларов. Несмотря на это, в нашей стране нет фактов смерти от голода пенсионеров. Фактов возмущений со стороны нищих пенсионеров я также не замечаю. Поэтому минимальной пенсии, наверное, хватает.

В первую очередь, каждый должен задуматься над вопросом, что он желает иметь в будущем, вот первый шаг к созданию справедливой пенсионной системы. Люди часто забывают о том, что старость наступит в любом случае. Поэтому люди должны думать о своей старости.

– В чьих интересах и обязанностях находится отстаивание интересов пенсионеров?

– Продвижением этих идей должны заниматься социальные институты. В первую очередь такими институтами должны являться профсоюзы и страховые структуры.

Белорусские страховые структуры в начале 90-х годов были одними из лучших на постсоветском пространстве. Но, государство фактически похоронило их, отобрав у них обязательные виды страхования и передав их государственным страховым компаниям. Такое разделение, на лучших и плохих, является неправильным. Государство должно давать равные права для всех. И когда это право будет дано, тогда и начнётся продвижений этих инициатив в рамках законодательства.

– Являясь председателем Общественного объединения пенсионеров при Белорусском Независимом профсоюзе, ставите ли вы одной из первостепенных задач введение дополнительной системы пенсионного обеспечения?

– Естественно, ведь наш лозунг – «Нынешняя жизнь пенсионеров – это ваше будущее». Мы всегда обращаемся к работникам и просто к гражданам, которые обязаны инициировать внедрение и реализации системы социального обеспечения.

– Поднимались ли эти вопросы на уровне Независимых профсоюзов?

– Я поднимал эту проблему в БКДП и БНП, однако профсоюзные руководители, пока, далеки от этих проблем. Была идея провести семинар с представителями страховых фондов при участии членов нашего объединения, но оказалось, что для них эта тема неинтересна и понятно почему. Они уже пенсионеры и им дополнительной пенсии не увидеть.

Нет поддержки со стороны действующих профсоюзных деятелей. Если в организации НПГ «Беларуськалия» эта система реализована, то в другие организации БКДП и БНП не используют свои права через Генеральное и Тарифное соглашения на реализацию дополнительного пенсионного страхования. Эта идея не продвигается вниз, а там нет информации.

– Если мы берём за основу пенсионные системы стран ЕС, то почему бы не увеличить пенсионный возраст по их примеру?

– Пенсионный возраст должен быть связан с средней продолжительностью жизни. В Беларуси она равна у мужчин 63 годам. Такая продолжительность жизни, к сожалению, не позволяет сегодня увеличить пенсионный возраст.

Увеличение на сегодняшний день пенсионного возраста в Беларуси аморально. Пускай власть создаст условия для увеличения продолжительности жизни, которая была бы существенно выше пенсионного возраста. Вот тогда и будет основание вести какие-то разговоры об его повышении.

– Возможна ли такая ситуация в будущем, когда добровольное страхование заменит государственную систему?

– Власть, которая имеет возможность содержать себя, должна содержать и пенсионеров. Государство тратит огромные средства на вооружение, алкоголь, табак. Если отказаться от них, тогда средства на содержание пожилых людей всегда найдутся.

– Вы хотели бы что-нибудь пожелать будущим пенсионерам?

– Безусловно! Я хотел бы напомнить молодым, что старость всегда наступит, рано или поздно, но это случиться. Не забывайте о том, что наше настоящее – это ваше будущее!