Сразу двое читателей обратились в редакцию OPEN.BY со странной жалобой: в филиале № 514 ОАО “АСБ Беларусбанк”, что на Независимости 44, “не хотят работать” и “не пускают к кассам”. 

– Я специально вышла в банк, чтобы положить деньги на мобильный телефон, – нервничает пенсионерка Людмила Филипповна. – Отдала кассиру бумажку с моим номером, который мне внучка написала, и денежку. А та сказала, что больше не принимает наличные за телефоны.

Тут же подбежала девочка-консультант, отвела к тубе этой, с карточками, и стала показывать, куда деньги совать, куда нажимать. Мол, теперь только так можно расплатиться, если карточки нет. А я слепая, без очков не вижу ничего. Да, и старая я уже учиться этими компьютерами пользоваться.

Что мне теперь, внучку просить деньги мне класть? Почему раньше кассир это делала, а теперь не хочет? Вы, молодые, вам интересно с этими карточками. А нам, старикам, хоть бы доползти до магазина, до банка. Пусть вернут, как было.

По словам пользователя OPEN.BY STELLA, в “Беларусбанке” на площади Победы обстановка просто ужасная: очень шумно и нервозно. Кассиры отказываются принимать плату за мобильные телефоны, люди ругаются и хотят писать жалобы”:

– К инфокиоску, через который предлагают оплатить связь, выстраивается очередь из бабушек, которые не умеют им пользоваться. Есть консультант, но пока она объяснит, что и как, многие просто уходят. Я оставила карточку дома и простояла к инфокиоску около 20 минут, потом плюнула и ушла. За это время “по старинке” можно было обслужить человек десять точно. Понимаю, что надо “разгрузить” кассы, но как-то более цивилизованно, что ли. Ругающихся старушек и на почте хватает, и в поликлинике. Теперь еще и в банке этот ужас будет.

Что за война разгорелась между пенсионерами и банком? И кто виноват в конфликте? 

С этим вопросом я обратилась к начальнику отдела по работе с физическими лицами филиала № 514 Беларусбанка Ирине Марковской.

– Да, здравствуйте, – Ирина как будто ждала моего звонка. – Мы действительно с 1 апреля не принимаем в кассах оплату мобильной связи наличными. Мы и еще один филиал, на Сурганова. Положить деньги на телефон можно либо с помощью карточки через кассу, либо через банкомат, либо наличными через инфокиоск с купюроприемником. Мы вывесили объявления, в зале работает консультант, которая показываем всем желающим, как пользоваться инфокиоском.

– Для чего это было сделано?

– Мы следуем правительственной программе по развитию системы безналичных расчетов, сокращения денежной массы и вообще, повышения финансовой грамотности людей.

А то наш народ как привык: получил зарплату, снял с карточки все деньги – и тут же несет их в кассу: за телефон платить, за квартиру… Ну, не бред? Надо понять, что карточка как раз и создана для того, чтобы удобнее было оплачивать и товары, и услуги. И мои кассиры должны заниматься этой ерундой – по 10 рублей класть на мобильный. Когда у банка совсем другие функции – это и депозиты, и международные переводы, и продажа драгметаллов… Кассир не должен тратить время на мелочь, с которой в состоянии справиться любой человек. Это убыточно! Так и напишите.

Да, наш банк социально направленный, но банк – это, прежде всего, бизнес. И нам не будут диктовать условия работы своими 10-ю рублями на мобильный.

– Говорят, из-за этого нововведения в вашем филиале сейчас очень напряженная обстановка…

– Люди всегда болезненно встречают новшества. Что касается этой отмены наличных платежей через кассу, то некоторым достаточно один раз попробовать заплатить через инфокиоск, чтобы в дальнейшем пользоваться и без помощи консультанта. Другие разворачиваются и уходят, а многие начинают возмущаться, кричать. Не хочу, говорят, так платить и не буду. К ним остальные присоединяются.

Вы бы слышали, что в отделении творится, как обзывают моих кассиров. Эта девочка несчастная, консультант, каждый раз плачет, говорит мне: “Ирина Ивановна, я больше не хочу тут стоять”. Но что поделаешь, мы должны сейчас эту ситуацию переломить, перетерпеть. И вы, как СМИ, должны нас как-то с народом примирить, объяснить, что это не наше “нежелание работать”, это разумная необходимость.

– В коммерческих банках тоже в штыки приняли новые правила?

– Не знаю, насколько тяжело этот процесс прошел в том же БПС-банке. Но коммерческие банки очень мудро поступили – отменили, и дело с концом. Не хочешь учиться платить по-новому – иди в другой банк. А мы не можем себе позволить вот так “кинуть” людей, поэтому потихонечку вводим, платим консультанту за его работу, объявления развешиваем, рекламу по телевидению проводим. И все равно, в итоге – жалобы, ругань. Ну, почему так?

Притом, коммерческим банкам гораздо легче – у них нет такого потока людей, а у меня с утра в день пенсии уже 30 человек к кассам стоят. Мы просто физически не можем справляться с таким количеством. Поэтому нужно как-то разделить функции.

– А комиссия взимается за оплату мобильной связи наличными через инфокиоск?

– Нет, в том то и дело. Разницы, что ты сам оплатишь, что кассир тебе посчитает, – никакой. Только самому гораздо быстрее и проще. Но это промежуточный период. Когда консультант показывает, как пользоваться инфокиоском, он всегда спрашивает: “А карточка у вас есть? А давайте мы вам бесплатно ее сделаем и научим оплачивать услуги через нее?” В итоге должно быть как в Европе: платишь безналом – бесплатно, наличными – взимается комиссия. Зачем эти купюры бесконечно туда-сюда перетаскивать? Это время, работа других людей, а для государства – лишние затраты. Если хотим жить на уровне Европы, надо учиться и вести себя соответственно. Там все через карточку проходит.

Кстати, на карточке ведь и выгоднее деньги хранить. Каждый день какая-то копеечка, да капает. Особенно выгодно с пенсионными карточками. Небольшой, но доход.

– В перспективе в других отделениях банка также будет отменена оплата мобильной связи наличными через кассу?

– Да. С 1 мая мы получим дополнительное оборудование, установим инфокиоски с купюроприемником и в других филиалах. В перспективе планируется и оплату услуг ЖКХ перевести на безналичный расчет. В этом году нам нужно, чтобы 50% платежей были безналичными, а к 2016 году – все 100%. А сейчас у нас 29%. Мы стараемся, чтобы этот процесс был максимально плавным, но люди должны понять, что он необходим.

 Последний вопрос. Если бабушке сложно заплатить за телефон через инфокиоск, если она очки забыла, в конце концов, – пустят ее к кассе?

– А потом вторую, третью? А потом двадцатилетний Петя подойдет, тоже захочет, чтобы его кассир обслужил… Через кассу можно оплатить связь в экстренных случаях, например, если сломался купюроприемник в инфокиоске. В остальных случаях – придется учиться. Либо введем систему доплаты за работу кассира. По-другому уже не будет. Надо это принять.

Полина Радевич, OPEN.BY