Каждый год Лукашенко призывает беларусок рожать. В августе 2018 года он предложил рожать по три-четыре ребенка. В 2019 году диктатор заявил, что каждый третий рожденный у женщины ребенок – его, и пообещал многодетным семьям поддержку. В ноябре 2020 года он заявил: «Рожайте, ради Бога. Мы будем находить эти деньги — по 10 тысяч на каждого ребеночка после рождения двоих детей. Потому что это главное». Однако численность населения в Беларуси не растет – и не только из-за эмиграции и количества смертей, но и из-за отсутствия заботы государства о беременных и родивших женщинах.

Этой осенью страну всколыхнули случаи смерти беременных женщин, больных коронавирусом. В начале октября в Гомеле на 26-й неделе беременности скончалась мать троих детей – 85% ее легких были поражены коронавирусом. Лечение начали несвоевременно, а ребенок умер в утробе. В октябре в Глубоком от СOVID-19 скончалась еще одна беременная женщина. Она была на седьмом месяце беременности, и ее ребенка удалось спасти. В роддоме Витебска умерла роженица – коронавирус у нее был подтвержден за три недели до родов и проходил в тяжелой форме. А в Минске с 11 по 24 октября умерли три будущих мамы, молодые женщины возрастом от 27 до 30 лет.

К сожалению, роженицы и их дети часто умирали и до коронавируса, несмотря на то, что статистика Минздрава говорила об очень низкой смертности – ниже, чем в Великобритании, Польше и США. Показатель младенческой смертности в Беларуси в 2019 году составил 2,4 на 1 тысячу родившихся живыми, а материнской смертности – 1,1 на 100 тысяч. Был зарегистрирован всего один случай, когда мать скончалась при родах. Однако так ли все радужно на самом деле?

Февраль 2016 года стал трагическим для двух девушек из Слуцка. У обеих умерли абсолютно здоровые, доношенные дети, а наблюдал беременных один и тот же врач. Для 24-летней Анастасии это была первая беременность. Она чувствовала себя прекрасно, но в последние три недели жаловалась на тонус матки. Акушер-гинеколог заявила, что это нормально, и таким образом матка готовится к родам. Утром 5 февраля Настя пришла на осмотр с жалобами, но после кардиотокографии плода ее отправили домой. А уже 8 февраля, на следующем осмотре, сердце ребенка не билось. Рожать мертвую дочь Настю отправили в соседний Солигорск – оказалось, ее малышка умерла около двух дней назад. В предварительном заключении экспертизы, выданной родственникам после вскрытия, сказано: девочка умерла от гипоксии. На претензии родственников врач заявила, что они не боги, а затем цинично сказала: «Она молодая, родит еще».

Двумя днями позже ребенка потеряла 32-летняя Наталья, для которой это была уже четвертая беременность. Женщина очень плохо чувствовала себя в начале родов, теряла сознание и умоляла сделать ей кесарево сечение, однако врач заявила, что Наталья притворяется и способна родить самостоятельно. Вдобавок, у Натальи внезапно парализовало правую сторону, у нее не шевелились руки и ноги, она не могла говорить и двигаться. В результате неправильных действий врачей и их нежелания делать кесарево сечение у женщины произошел разрыв матки, открылось кровотечение, и ее дочь захлебнулась в утробе. Больше детей у Натальи не будет.

В декабре 2018 года в роддоме города Молодечно случилась трагедия – местная жительница, Наталья, на пятом месяце беременности потеряла двойню. Женщине было 40 лет, она была абсолютно здоровой, а в семье уже росли двое детей 14 и 6 лет. Наталья наблюдалась в Минске в РНПЦ «Мать и дитя», и беременность протекала благополучно. В Молодечно женщина легла на плановую госпитализацию на десять дней. К вечеру первого дня у нее сильно поднялось давление, она упала в обморок. Врачи стали купировать приступ гипертонии, однако давление росло. Состояние детей никто не контролировал. Лишь спустя пять дней, когда в ситуацию вмешался муж Натальи, ее отвезли на УЗИ. Оказалось, что один ребенок уже умер, второй умирал. Женщина была в критическом состоянии. Спасать ее приехали врачи из Минска и перевезли ее в РНПЦ «Мать и дитя». Муж Натальи обратился в прокуратуру с просьбой проверить, как оказывалась помощь его жене в Молодечненском роддоме. Молодечненский районный отдел Следственного комитета в возбуждении уголовного дела отказал ввиду отсутствия состава преступления. В РНПЦ «Мать и дитя» не стали комментировать врачебные ошибки докторов районного роддома, вместо этого сказали, что организм женщины не настроен на многоплодную беременность, а если дети умерли внутри матери, то шансов выжить у них не было.

8 марта 2019 года стало страшным днем для солигорчанина Дмитрия – он похоронил свою 38-летнюю жену и мертворожденного сына. С Ольгой Дмитрия связывали 5 лет жизни, два из которых – в официальном браке. Беременность протекала идеально, и семья была счастлива в ожидании ребенка. Ольга наблюдалась в женской консультации Солигорской центральной районной больницы, но УЗИ делала в Минске. Срок родов ставили на 24 марта, но ухудшение самочувствия началось еще 2 марта – у Ольги поднялось давление. 4 марта Дмитрий привез жену в женскую консультацию, где ее срочно госпитализировали. Однако конкретных процедур в больнице не проводили – только делали капельницы и давали таблетки для снижения давления. Утром 5 марта на УЗИ Ольге сказали, что сердцебиение ребенка слабое, но решили делать кесарево сечение на следующий день. Уже в обед сердце малыша остановилось. Врачи решили, что Ольга будет рожать мертвого сына естественным путем. После родов у нее открылось кровотечение, и спустя сутки в реанимации женщина умерла. Когда трагическую историю семьи опубликовали на оппозиционном портале, в комментариях появилась информация, что врачи в роддомах по каким-то причинам не желают делать кесарево сечение. Чтобы получить направление на операцию, некоторым семьям пришлось давать взятку.

Возможно, кто-то может подумать, что причина такого отношения к пациенткам и детям – в низких зарплатах врачей. Им без разницы, уволят их или нет после трагического случая, ведь работать под прессингом администрации и власти не хочется. Но даже огромные деньги не могут спасти ситуацию. Летом 2018 года случчанка Валентина Захаревич вернулась из Москвы в Беларусь, чтобы рожать на родине. Беременность женщины проходила без патологий, анализы и УЗИ, назначенные врачами, пациентка сдавала вовремя и жаловалась лишь на периодически возникающую изжогу. Валентина решила рожать в VIP-отделении 6-го роддома Минска, с которым заключила договор на 37-й неделе беременности. УЗИ показало, что ребенок крупный (почти 5 килограммов), но врачи решили, что Валентина сможет родить самостоятельно. В ночь с 18 на 19 августа она не могла уснуть из-за болей в животе, а утром решила ехать в роддом. Случчанку положили в отделении патологии беременности. Однако промучилась болями она и следующий день, 20 августа. Врач, с которым заключили контракт на роды, появилась в палате всего дважды, причем второй раз после звонка мужа Валентины. Женщину увезли рожать. При родах околоплодные воды попали в кровь, и через два дня после рождения ребенка она умерла.

Часто женщинам приходится бороться за жизнь своего ребенка еще до его рождения. Например, если УЗИ покажет патологию, и врач настаивает на аборте по медицинским показаниям, но беларуска хочет сохранить этого ребенка. В 2019 году своей историей поделилась Ксения из Минска. Ее старший сын Миша мог бы не появиться на свет. На УЗИ врачи рассмотрели у него по шесть пальцев на руках и стали уговаривать студентку сделать аборт, обосновывая это тем, что полидактилия может быть признаком серьезного заболевания. Ксения отказалась, даже несмотря на то, что ее мужчина назвал неродившегося малыша дьяволом и демоном и попросил не нести его из роддома. Ни один врач не объяснил Ксении, признаком чего может быть полидактилия. Через две недели после родов малышу сделали операцию и убрали лишние пальцы. Теперь это такой же ребенок, как и другие.

Более 90% женщин переживают опыт насилия в родах в Беларуси. Цифра на самом деле страшная – многие беларуски в самом уязвимом состоянии вынуждены проходить через издевательства врачей, которые хотят уложиться в рабочий график. Минчанка Александра Кшова прошла через это. Она собиралась рожать вместе с мужем и заплатила за это 200 долларов, но все пошло совершенно не по плану. В роддом женщина приехала с раскрытием в 5 сантиметров. Во время схваток акушерка разрешила ей не лежать, а сидеть на фитболе и двигаться. Затем пришел молодой врач, который увел Александру от мужа в другую палату. Ее посадили на кресло – раскрытие уже было около 8 сантиметров, и врачи решили проколоть околоплодный пузырь, мол, он все равно уже не нужен. Александра сопротивлялась, боясь, что это остановит родовую деятельность, усилит боль при схватках и повысит вероятность инфекции. Но врачи только посмеялись, прокололи пузырь, а затем дали подписать бумагу, что Александра согласилась на это самостоятельно. Схватки прекратились, и врачи вкололи женщине окситоцин, а затем стали выдавливать ребенка и провели разрезание промежности без согласия роженицы. После родов Александра чувствовала себя униженной и будто изнасилованной. Она написала жалобу в Министерство здравоохранения – Минздрав признал, что была нарушена интимность родов, а роддом согласился с этим только за дверями комиссии.

У Анны Титовой ребенок умер в утробе. В 38 недель она перестала чувствовать шевеления малышки и сразу же поехала в поликлинику сделать КТГ. Запись показала: сердце ребенка не бьется, это же подтвердило и УЗИ. Ее повезли в роддом, где ее сразу же обвинили в смерти девочки в утробе. Вскрытие показало, что причиной смерти стала фетоматеринская трансфузия, одна из редчайших патологий, которая встречается один раз на сто тысяч родов. Медработники начали стимулировать роды с помощью окситоцина. У Анны начались схватки, ей вскрыли плодный пузырь. Роды длились два часа. Роженицу положили на спину и вручную раскрывали шейку матки, отчего Анна находилась на грани потери сознания. Она просила сделать обезболивание, но в катетер ей ввели парацетамол, от чего стало только хуже. От напряжения у Анны стали лопаться капилляры в глазах и на груди. Тогда врачи начали выдавливать ребенка, нажимая локтями на живот женщины, не предупредив ее. При родах присутствовали иностранные студенты-медики, которые были шокированы происходящей грубостью по отношению к рожающей женщине. Из-за действий врачей Анна и сама чуть не умерла, но ее сумели спасти в реанимации. И даже несмотря на боль (душевную и физическую), женщина решилась еще на одни роды – на этот раз все прошло более удачно, и ее сын появился на свет живым.

В Беларуси у женщины нет шансов рожать в частном роддоме, поскольку у государства монополия в медицинской сфере. И это настоящая проблема: в государственном роддоме никто не заинтересован в том, чтобы беларуска рожала дольше, чем длится врачебная смена, врачи и акушеры не сидят рядом с женщиной, а бегают к другим таким же роженицам. Отсюда стресс, постоянные крики и срывы в том числе на беззащитных женщин, не способных во время родов даже постоять за себя. Отсюда желание быстрее закончить с «проблемой» любыми методами и идти пить чай. Отметим нехватку материалов (что отлично видно на примере борьбы с коронавирусом), строгую отчетность по медицинским препаратам, ограниченный человеческий ресурс (например, в роддом Новополоцка приезжают рожать из Полоцка и еще девяти районов Витебской области). Вот и еще несколько объяснений, почему у врачей нет желания делать кесарево сечение. Между тем, сами медики уверены – снятие государственной монополии убрало бы часть напряжения с врача и роженицы. Ведь частный роддом всегда будет искать возможность сделать роды более комфортными. На женщину не будут кричать, вокруг будут только доверенные люди, а время до родов и после них она проведет в уюте и тепле. Да и ребенок сразу будет с мамой, ни на минуту его не заберут. Такая практика уже есть в странах Европейского Союза и даже в соседней Украине – а для нашей медицины это пока вопрос будущего.

И напоследок скажем пару слов о врачах-гинекологах, с которыми беларусская девочка сталкивается еще в школе. Очень часто первый прием настолько травмирует психику, что страх перед врачом останется с женщиной на всю жизнь. Несовершеннолетнюю девушку, заявившую о половом акте, врач может обвинить в проституции, пригрозить рассказать маме или директору школы. При осмотре школьницам нередко причиняют боль. Женщинам, которые не рожали, врачи советуют быстрее обзавестись ребенком и интересуются, почему нет детей, а также намекают на возраст, мол «часики-то тикают». Неудивительно, что выбор гинеколога в Беларуси превращается в настоящий квест, и те, у кого есть возможность, наблюдаются в частных медицинских центрах.

А что государство? А государство с удовольствием вмешивается в репродуктивные права не только женщин, но и несовершеннолетних девушек. В 2019 году начальник отдела по противодействию торговле людьми Евгений Дубаневич предложил гинекологам сообщать напрямую начальнику местного УВД о девушках до 16 лет, которые имели половую связь. А 9 мая 2021 года провластный «политолог» Вадим Боровик предложил добавлять баллы на ЦТ девушкам, которые не вступали в сексуальные контакты. Он же высказался и на тему нецелесообразности полового воспитания в школах: «Потому что да, у нас меньше будет ЭКО. У нас будет более здоровая молодежь. Мы не будем воспитывать, какие презервативы надевать в школе, а мы будем ее учить, что нужно уважать мужа, а муж должен уважать жену, что ребенок в приоритете в семье». 

Как мы видим, осмотры у гинеколога с малых лет, продиктованные заботой власти, – еще не гарантия, что девочка в будущем сможет стать мамой здорового малыша и не умереть при родах. Государство требует от беларусок рожать, но не способно обеспечить ни нормальные условия для этого, ни квалифицированную медпомощь, в результате чего случаются трагедии. А многим девушкам и женщинам после походов к гинекологу и родов требуется психологическая помощь. И поэтому совсем неудивительно, что они сознательно отказываются дарить жизнь детям.