Беларусов с детства учат не рассказывать о том, что происходит внутри семьи. Вырастая, многие женщины молчат о том, что их избивают мужья, и учат этому своих дочек. Целыми поколениями беларуски скрывают, что страдают от физической расправы со стороны отцов, братьев, сыновей. Эту неделю «Наш Дом» посвящает домашнему насилию – мы будем говорить о том, что скрыто за дверями квартир и домов.

Любая женщина может стать объектом домашнего насилия – ведь изначально партнер может носить маску доброжелательного, спокойного человека и не показывать, что на самом деле он абьюзер. С толку сбивают забота, ухаживания, клятвы в сильной любви, подарки – это делает жертву уязвимой, она начинает доверять мужчине. Затем возможны попытки запрета на встречи с друзьями, коллегами по работе, требования отчета о времяпрепровождении – тоже сугубо под благим предлогом. Затем – контроль над эмоциями, манипуляции, оскорбления и обвинения вроде «ты никому не нужна», «ты сама во всем виновата». И можно не заметить превращение из уравновешенной девушки в ту, которая подбирает слова, чтобы не разозлить партнера, боится идти домой, плачет после оскорблений, постоянно извиняется. Куда-либо уйти у нее нет сил – ведь она так свято уверена в том, что никому не нужна и умрет без мужчины.

По данным Министерства труда и соцзащиты, домашнее насилие – наиболее распространенный вид насилия на гендерной почве в Беларуси. Ежегодно регистрируется около 2000 преступлений, совершенных в быту. Ежедневно в милицию поступает около 500 сообщений о фактах семейно-бытовых конфликтов, 70% из них – это случаи домашнего насилия в отношении женщин и детей. Но значительное количество таких фактов попросту не фиксируется: многие женщины мирятся с его проявлениями или не обращаются с заявлениями в официальные органы. А даже если и обращаются, к сожалению, эти инциденты игнорируются: и общество, и милиция считают нормальным, если муж бьет жену или свершает над ней сексуальное насилие. Хотя если бы на месте жены была посторонняя женщина, насильник получил бы заслуженное наказание.

Беларуски, у которых уже есть дети, тоже боятся обращаться в милицию с заявлениями о домашнем насилии – в этом случае у них могут отобрать детей, посчитав, что несовершеннолетние находятся в социально-опасном положении. Примеры есть: в 2018 году социальная сирота, 20-летняя Светлана из Гродненского района, стала жертвой домашнего насилия со стороны отца ее ребенка. От безысходности и нехватки денег девушка решилась на страшный поступок – суицид. Ее удалось спасти, но ее крошечного сынишку после этого случая забрали в приют. Чтобы забрать к себе ребенка, Светлане и ее бабушке пришлось приложить немало усилий. Милиция не стала задерживать мужа Светланы, который ее избивал, – вместо этого решили забрать у ставшей жертвой абьюзера матери ребенка. После того как Никиту забрали из семьи, Светлана осталась без денег, ей перестали платить как пособие на ребенка, так и сиротское пособие. И после этого государство предпочло обвинить молодую маму в нежелании заботиться о сыне.

В 2019 году брестчанка Светлана и ее двое детей стали жертвами домашнего тирана. Мужчина запрещал детям выезжать за границу с матерью, но сам неоднократно возил их в Польшу, чтобы беспошлинно привозить товар. А жену пугал отсутствием финансов, давил экономически и манипулировал. В конце концов, женщина окончила курсы по маникюру, начала работать и подала на развод. Ей удалось сбежать от деспота и обеспечить себе и детям нормальную жизнь. «Надеяться на милицию, суд и органы опеки не стоит. От органов опеки, к слову, на всех заседаниях слышу только одну рекомендацию: «На усмотрение суда». Их интересует только, как я успеваю зарабатывать деньги и с кем мои дети, когда я езжу в Брест на бесконечные суды. К отцу детей у них вопросов нет», – рассказала позже Светлана.

Еще одна причина, почему женщины молчат о домашнем насилии, – нежелание терять мужчину, который может быть единственным кормильцем в семье или зарабатывает намного больше. Ведь самую большую зарплату получают в тех областях и сферах, куда женщинам вход запрещен (сейчас в Беларуси 181 профессия, куда не берут дам). Разница в доходах в Беларуси доходит до 30 процентов в пользу мужчин. И именно деньги становятся способом манипуляции для домашнего тирана. Подобные неравенства, вместе с отсутствием нормативно-правовых актов, буквально развязывают насильнику руки, и он может делать с жертвой все, что пожелает.

Чтобы наказывать домашних тиранов, в 2018 году МВД разработало законопроект о противодействии домашнему насилию. Тогда же стало известно, что в год в милицию сообщают о 120 тысячах случаев конфликта в семье – оцените, насколько эта цифра отличается от предложенной Министерством труда и соцзащиты. Однако проект встретил критику и сопротивление со стороны Лукашенко: «Все это дурь, взятая прежде всего с Запада. Где-то кто-то брякнул — о противодействии насилию в семье. Это сейчас модная формулировка на Западе. Мы будем исходить исключительно из собственных интересов, наших белорусских, славянских традиций и нашего жизненного опыта».

Правозащитники также остались недовольны – закон не решал многие актуальные вопросы семьи, гендера, экономического насилия и преследования. В конечном итоге от идеи отказались, и закон был отложен в долгий ящик.

В 2019 году МВД публично призналось в том, что пока не будет принимать закон о противодействии домашнему насилию. А между тем, за семь месяцев 2019 года в семейных конфликтах погибли 55 человек, тогда как в 2018 году за аналогичный период погибли 48 человек. А за 10 месяцев 2019 года около 1500 женщин в Беларуси были потерпевшими от различных видов домашнего насилия, в том числе от сексуального насилия – почти 600. Самое страшное – от домашнего насилия страдают не только женщины, но и несовершеннолетние девочки, которых насилуют их отцы, отчимы, братья, дедушки и дяди. Подростки не могут решиться рассказать об этом годами – часто факты вскрываются, когда девушке уже исполняется 18 лет.

В 2016 году в Гродно в тюрьму посадили отца, который в течение пяти лет насиловал дочь-подростка. Он регулярно заставлял девочку вступать с ним с интимную связь, когда мамы не было дома. Угрожал, что убьет ее и мать, если она кому-то об этом расскажет. Мужчина ревновал дочь к одноклассникам, встречал после школы. В 2017 году в Ляховичах отец изнасиловал 15-летнюю дочь – его приговорили к 13 годам лишения свободы. В 2019 году в одну из больниц Санкт-Петербурга обратилась женщина из Беларуси с дочкой-четвероклассницей, которую два года насиловал отец. В том же году в Минске задержали 41-летнего местного жителя, который совершал действия сексуального характера А в 2020 году в Речице вынесли приговор 34-летнему местному жителю, который начал издеваться над собственной дочерью, едва ей исполнилось восемь лет, и продолжал это в течение двух лет. Папа-педофил даже показывал девочке порнографические видео на мобильном телефоне, чтобы вызвать у ребенка сексуальное возбуждение.

А еще в 2019 году на 20,9% выросло число погибших в результате убийств и умышленных причинений тяжких телесных повреждений в быту. Из 110 убитых 61 – женщины. На 18,3% увеличилось количество убитых в бытовых конфликтах пожилых людей – из 168 человек 133 – женщины. Всего в 2019 году в органы внутренних дел поступило более 90 тысяч сообщений о насилии в отношении членов семьи, но наказали за это всего 52,5 тысячи человек. В 2020 году, по заверениям статистики, количество преступлений, связанных с насилием в семье, уменьшилось на 12,2 % «в результате надзорных и профилактических мер». Но все мы прекрасно понимаем: в 2020 году доблестным правоохранителям было попросту не до того. Куда более важным оказалось снимать бело-красно-белые флаги и ленточки, арестовывать людей, оставивших комментарии в социальных сетях, преследовать пенсионеров и студентов, которые высказались против Лукашенко.

В 2021 году депутаты Палаты представителей на весенней сессии проголосовали за принятие законопроекта «Об изменении законов по вопросам профилактики правонарушений». Как сказал заместитель министра внутренних дел Геннадий Казакевич, изменения призваны сделать профилактику такого явления, как домашнее насилие, более эффективной. Использующийся сегодня термин «насилие в семье» заменяется термином «домашнее насилие». И невдомек заместителю министра, что одной заменой термина деспотизм не победить. Кроме этого, Казакевич предложил запретить пользоваться оружием гражданам, которые подвергались административному взысканию за домашнее насилие, и ставить дебоширов на специальный учет. При этом депутаты не отрицают: есть случаи, когда семьи, где зафиксированы случаи тирании, ставятся на учет как находящиеся в социально-опасном положении – и этот момент «нужно проработать». Как долго будет длиться проработка и сколько еще детей будут вынуждены жить в приюте, потому что их папа бьет маму, – не говорится.

Что мы получаем в итоге? За беззащитных женщин некому заступиться: милиция или игнорирует сигналы, или предпочитает профилактические беседы, депутаты уже несколько лет то рассматривают закон о противодействии домашнему насилию, то забывают про него. Остаются государственные кризисные комнаты, но и их потенциал не безграничен, а режим работы часто лишь несколько часов в сутки. Например, в Барановичах и Лунинце в кризисную комнату можно попасть с 8.00 до 17.00, то есть, женщина, сбежавшая от тирана ночью, должна или ехать к родственникам, или скитаться по городу и ночевать на вокзале. А воспользоваться комнатой можно только по направлению органов образования, внутренних или здравоохранения. Это значит, что беларуске после пережитого насилия нужно сталкиваться с грубым обращением представителей власти, а не с психологами и врачами.

О домашнем насилии важно говорить именно сейчас, когда Лукашенко часто сравнивают с домашним тираном, который 27 лет издевался над Беларусью, как будто это его собственность. Во время маршей на проспекты и улицы выходили женщины с плакатами «Саша, нет – значит, нет», «Стоп насилие», «Насильно мил не будешь», «Саша, сексизм тебя погубил», «У любви нет лица, у диктатуры есть». А нелегитимный диктатор поступал с протестующими так же, как деспоты с женами: избивал, пытал в тюрьмах, морил голодом, обвинял через государственную прессу в проституции, наркомании, мошенничестве и других грехах, заставлял плакать на камеру и в судах, извиняться и каяться. Беларусь серьезно пострадала – и физически, и экономически, и психически, ведь Лукашенко буквально выжал ее, выдавил все соки, забрал себе самое лучшее. И ее боль живет во всех гражданах страны.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.