Статья 328 УК, казалось бы, далека от политики. Ведь подозреваемыми в распространении наркотиков могут стать как те, кто считает себя оппозицией, так и те, кто поддерживает политику Лукашенко. Сейчас в тюрьме находятся несколько политзаключенных, которые получили сроки по статье 328 УК. В этом материале мы расскажем о том, кто эти узники беларусских колоний и за что они отбывают наказание.

Лукашенко не раз называл протестующих наркоманами. 10 августа 2020 года, говоря о задержаниях протестующих, он заявил: «Мы задержали организаторов, которые прятались, бегали по зауголью. Около трех тысяч, из них половина в Минске. Обкуренные. Пьяных много. С наркотиками. Ужас». В октябре 2020 года нелегитимный диктатор отметил, что дал силовикам приказ вытаскивать «наркоманов» из квартир: «Это что, нормально, когда толпа пьяная, обезумевшая, проколотая наркотиками, прокуренная и пропитая — сотни человек ринулись в эти районы? Что надо было делать милиции? Это был мой приказ, чтобы обезопасить людей». Может, отсюда и пошла традиция приговаривать политзаключенных еще и по статье 328.

29 сентября 2020 года милиция арестовала 39-летнего тренера по каратэ Антона Быковского. Его обвинили в том, что он с еще четырьмя соратниками повредил автомобиль милиционера – заместителя начальника отдела организации оперативно-режимной работы Департамента исполнения наказаний Александра Гейца. Согласно обвинению, мужчины прокололи шины, запенили монтажной пеной двери и залили кузов краской. При обыске у Антона Быковского обнаружили незаконный посев конопли и обвинили в том, что он выращивал наркотическое вещество в своем гараже в Минском районе, а также хранил его дома. Антон частично признал вину по статьям 328 и 339 УК. При задержании Антона избили и заставили записывать на камеру признание, которое потом опубликовал Telegram-канал государственного ОНТ. Антон предстал перед зрителями в крови. 3 февраля 2021 года Антона Быковского приговорили к 6 годам лишения свободы – среди остальных обвиняемых по этому делу он получил наибольший срок.

25-летний Владислав Гулис был задержан 22 октября 2020 года за то, что 9 сентября написал на асфальте возле мемориала погибшему протестующему Александру Тарайковскому слова «Не забудем». До задержания Владислав работал автомойщиком. Парню было предъявлено обвинение по части 2 статьи 339 (хулиганство) и части 2 статьи 218 УК (умышленное уничтожение или повреждение имущества, совершенное общественно опасным способомти повлекшее причинение ущерба в крупном размере). Ранее Владислав был приговорен к сроку по части 3 статьи 328 УК. Эта судимость у него была не погашена, что и стало еще одним фактором для назначения ему двухлетнего срока заключения. Государственный обвинитель Алина Касьянчик в суде отметила, что Владислав не встал на путь исправления и нанес «циничную надпись, оскорбляющую чувства граждан, демонстрирующую пренебрежение к нравственным ценностям, направленную на причинение вреда общественному порядку». Отметим, что Владислав не признал свою вину, заявив, что автором надписи был другой человек. А он только подсказал ему, как писать надпись так, чтобы уходило меньше краски. Кроме того, в самом тексте «не забудем» парень не увидел никаких оскорблений. Несмотря на это, Владислава приговорили к двум годам лишения свободы.

21 декабря 2020 года был задержан житель Заславля Сергей Монич, отец двоих несовершеннолетних детей. Сергея судили 2 апреля 2021 года за нанесение надписей «ОМОН-убийцы» и «3%» (часть 1 статьи 339 УК) и за нанесение надписи «Кубраков – фашист» (статья 369 УК). Суд посчитал, что, обозвав министра внутренних дел Ивана Кубракова фашистом, Сергей Монич оскорбил его. Кроме этого, Сергей получил два года по части 1 статьи 328 за хранение и перевозку марихуаны массой 0,1 г без цели сбыта. Общий срок для политзаключенного составил три года. Отметим, что даже хранение такого маленького количества наркотика в Беларуси относится к менее тяжким преступлениям. Виновных обычно наказывают ограничением свободы без направления в исправительное учреждение. Однако если человек был ранее судим или же имеет в арсенале другие преступления (как в случае с Сергеем), этот срок растет.

6 мая 2021 года был вынесен приговор 45-летнему отцу четверых детей Сергею Сикорскому. Его судили по части 2 статьи 293 УК (участие в массовых беспорядках) и по частям 1 и 3 статьи 328 УК (хранение и сбыт наркотиков). 11 августа 2020 года Сергей был в городе во время акции протеста после президентских выборов – его опознали по опубликованным в открытом доступе фото. Сам обвиняемый рассказал, что не участвовал в беспорядках, а ушел, как только услышал о том, что подъезжает ОМОН. Когда он уходил, то увидел, как силовики избивают мирных беларусов, и решил заступиться – но смог только швырнуть камень в стекло милицейского микроавтобуса. За эти действия Сергея задержали в сентябре 2020 года. Тогда же в его организме обнаружили мефедрон, а в квартире – следы вещества. Затем следствие установило, что политзаключенный летом перепродал часть наркотического вещества подруге жены, и предъявило обвинение в сбыте наркотиков. Отметим, что Сергей работал на двух работах, чтобы обеспечить семью. Политзаключенного приговорили к 9 годам лишения свободы и назначили 8700 рублей штрафа. Только наказание по статье 328 УК «потянуло» на 7 лет лишения свободы.

7 июля 2021 года в Минске судили 35-летнего Евгения Семенова. Его обвиняли в оскорблении сотрудников ГУБОПиКа Ивана Тарасика и Александра Алёксы комментариями в Telegram-чате и угрозами им (статьи 364 и 369 УК). Кроме этого, Евгений стал обвиняемым в 11 эпизодах кражи (части 1 и 2 статьи 205 УК), которую он совершил, будучи пьяным. А еще его судили за уклонение от отбытия наказания (ограничения свободы на 4 года) по статье 328 УК. По мнению следствия, Евгений неоднократно уклонялся от отбытия наказания, изменил место жительства и не сообщил в милицию, не являлся в инспекцию, за что получал выговоры и 15 суток изоляции. А при проверке его нашли пьяным в квартире. Евгений же заявил, что нарушил режим только один раз, когда попал в больницу. Кстати, пока он находился в отделении, милиционеры проверили его телефон и привлекли к ответственности по статье 23.34 КоАП за участие в несанкционированном массовом мероприятии. Это произошло из-за фото группы ОМОНа – однако Евгений заявил, что просто сфотографировал силовиков из окна кафе, где сидел. Евгения Семенова приговорили к 5 годам лишения свободы. Он полностью признал свою вину. Его обязали выплатить каждому силовику по 3000 рублей.

Есть среди политзаключенных и те, для кого давнее обвинение по статье 328 стало отягчающим обстоятельством. Один из них – Сергей Верещагин, задержанный 12 августа 2020 года. В тот день он увидел из окна, как милиция избивает людей на улице, закричал на силовиков из окна и бросил в них пластиковую бутылку. Спустя некоторое время в его квартиру ворвались милиционеры, которые его избили до крови. В милиции Сергею Верещагину не оказали медицинской помощи. До суда – а он начался в ноябре 2020 года – у Сергея сохранились нарушения речи и боли, полученные при задержании. Политзаключенного осудили на пять лет лишения свободы по статье 364 УК (насилие над сотрудником милиции) и направили в ИК-13. На решение суда повлияла прежняя судимость Сергея – он получил срок по части 1 статьи 328 УК.

Осужденный 27 января 2021 года на пять лет лишения свободы предприниматель Виктор Борушко также имел судимость по статье 328 УК. И хоть это было за 15 лет до нового суда, отчасти срок повлиял на приговор. Виктора обвинили в умышленном причинении тяжкого телесного повреждения в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности (пункт 5 части 2 статьи 147 УК). 18 октября 2020 года Виктор был задержан в Минске на марше протеста. Он начал убегать от силовиков, но вскоре его сбили с ног, и вместе с бойцом ОМОНа он упал на землю, и в итоге боец спецподразделения получил перелом бедра. Свою вину в этом Виктор не признал, заявив, что сам стал жертвой произвола милиционеров. В РОВД его отметили красной краской из баллончика, затем избили и изнасиловали дубинкой. Более 10 дней после задержания 32-летний предприниматель провел в больнице. Виктора Борушко приговорили к 5 годам лишения свободы в условиях усиленного режима.

Из-за антинаркотического декрета, который вышел в 2014 году, статья 328 УК считается едва ли не одной из самых тяжелых. Подумать только: по ней вполне реально получить 10, 12, а то и 16 лет лишения свободы. Страшно это писать, но даже за убийство человека беларусские суды могут дать меньше – от 6 до 15 лет. Тем более, по статье 328 УК часто обвиняют бездоказательно – и это самое худшее. Наказание за хранение наркотиков в арсенале – повод посадить человека в тюрьму на более долгое время и заставить бесплатно работать на государство. Справедливый суд Беларуси без Лукашенко никогда не допустит такого беззакония.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.