Говорят, что уровень цивилизованности общества определяется отношением к детям, старикам и животным. И если обеспечение детей и стариков (по большей части ветеранов войны) является частью пропагандистской махины Лукашенко, то о животных нелегитимное государство не думало никогда. Напротив, оно сопротивляется принятию закона о защите животных, не организовывает и не финансирует приюты для бездомных четвероногих, а ненужных собак и кошек истребляет самым негуманным способом. Во Всемирный день защиты животных МЦГИ «Наш Дом» начинает кампанию, посвященную братьям нашим меньшим, а также тем, кто их опекает, – зоозащитникам, которые оказались под репрессиями после выборов.

Количество бездомных животных в стране растет. Многие беларусы предпочитают не стерилизовать своих собак и кошек – чаще из-за дороговизны операции. Например, в Минске стерилизация собаки стоит от 95 рублей, стерилизация кошки – более 200 рублей. Тогда как минимальная зарплата в Беларуси – 400 рублей. Животному нужно покупать корм, наполнитель для туалета, поводок и ошейник. Чтобы сэкономить, беларусы чаще кормят домашних питомцев тем, что едят сами, – что сильно отражается на здоровье кота или пса. А родившихся котят и щенков убивают самостоятельно, подбрасывают в пункты временного содержания при коммунальном предприятии или вывозят в лес, а дальше – как повезет.

Кому-то и впрямь везет – они попадают на глаза волонтеров-зоозащитников и просто неравнодушных людей. Выброшенным животным окажут помощь, поставят на ноги и найдут новую семью. Вот только на все это государство не выделит ни копейки – зоозащитникам помогают такие же беларусы: передают для никому не нужных животных корма, лекарства, наполнители, пеленки, игрушки, бесплатно отвозят в клиники. Ветеринарные лечебницы предоставляют скидки на лечение подобранных на улице животных. Но беда в том, что волонтеров на всех брошенных кошек и собак в стране уже не хватает. После выборов 2020 года, к сожалению, на улице оказались еще больше бывших домашних любимцев: их хозяева попали в тюрьмы или вынуждены были бежать из страны. А питомцы попадали в жестокие условия пунктов временного содержания – ведь официальных государственных приютов в Беларуси нет.

Пункты временного содержания животных – это предприятия, куда привозят безнадзорных четвероногих. Коммунальные службы выезжают по заявкам местных властей в деревню или район города и обездвиживают собак с помощью специальных препаратов. В отлове используются сети и сачки. Затем животных сажают в машину и привозят в пункт временного содержания – но доезжают живыми не все, многие умирают по дороге. Те же, кто выжил, содержатся в тесных клетках, часто на холодном бетоне, без выгула, отопления, без возможности адаптироваться к человеку, привыкнуть к поводку. Многие месяцами сидят в будках и вольерах, а диких, старых и больных животных здесь усыпляют практически сразу. Котята и щенки, которые рождаются в пунктах временного содержания, почти всегда обречены умереть. Как, впрочем, и другие животные – если только не найдется добрый человек, который заберет их домой или на передержку в установленные законом сроки.

Собаку Берту в пункт временного содержания сдали предыдущие хозяева. Более трех месяцев она просидела там, не вылезая из будки, ее с огромным трудом вытащили оттуда. Всю дорогу до передержки Берта тряслась и пыталась спрятаться в машине, а на передержку приехала в жутком стрессе. Из-за этого у Берты клочьями лезла шерсть. Только спустя месяц пребывания рядом с человеком Берта смогла адаптироваться к поводку, привыкла к доброте и теплу. Сейчас Берта уже в семье – но до сих пор очень сильно боится незнакомых людей.

Бемби была привязана рулеткой к забору рядом со столичным пунктом временного содержания. Кто это сделал – мы уже вряд ли узнаем, но он очень хотел, чтобы преданная собака не бросилась за ним вдогонку. Бемби стала постоялицей одного из вольеров. Здесь она провела больше недели – и все это время не ела и не выходила из будки. Когда ее приехали забирать волонтеры, Бемби сопротивлялась, рычала, не хотела выходить и клацала зубами. Как будто знала: если выводят из будки – то это означает дорогу в один конец… Последствия пункта временного содержания сказались на здоровье собаки: воспаленные уши, гастроэнтерит. На передержке Бемби стала доброй и ласковой, а временные хозяева настолько полюбили ее, что решили оставить ее себе и даже дали новое имя – Жуля.

Мартин оказался в пункте временного содержания с переломанной лапой – такие животные здесь надолго не задерживаются. Видимо, он это понимал и на фото из вольера смотрел печальными глазами, будто готовясь к скорой гибели. Но псу повезло – его заметили волонтеры и забрали на передержку. Кроме проблем с лапой, у Мартина обнаружились энтерит и парвовирус. Волонтерам удалось не только починить псу лапу, но и вернуть ему веру в людей и добро. Сейчас Мартин все еще ждет любящую семью.

Животные, которые попадают к волонтерам, – настоящие счастливчики. Многие их собратья так и остаются на свалках, в заброшенных зданиях, гаражах. Уличные животные – едва ли не самые бесправные жители Беларуси. В теплое время года они еще могут словить птицу или мышь, а в холодное рассчитывать приходится только на скарбы мусорных контейнеров и на то, что дадут добрые люди. Спрятаться от холода собакам и котам тоже негде – коммунальщики активно замуровывают подвалы многоэтажных домов, а жители подъездов не пускают животных погреться. Бедняги вынуждены прятаться под машинами, забираться под капоты, которые по утрам, конечно же, никто не проверяет. Что станет с котом, который проведет целый день в машине, остается только догадываться.

Каждый день уличные животные вынуждены бороться за свою жизнь и выживать. Они становятся объектом издевательств школьников, пьяных, психически нездоровых, просто людей, которым нужно выместить злость на ком-то, кто слабее и не может ответить. В 2017 году 12-летний школьник из Гомеля, отдыхая в санатории, зверски убил кота. О том, как наказали подростка, который даже не раскаялся в содеянном, неизвестно. В том же году в Полоцке милиционер на улице пнул котенка – мужчину наказали увольнением из органов внутренних дел. В 2019 году в Вороновском районе 61-летний мужчина убил собаку, которая задушила курицу на его подворье. Когда он тащил труп к мусорному баку, это увидела несовершеннолетняя девочка. Отец ребенка, шокированный ее рассказом, обратился в милицию. В том же году в Орше и Барановичах живодеры выкололи глаза бездомным собакам, а в Гродно местный житель сломал собаке лапу и бросил ее умирать в поле. О наказании за эти преступления ничего не известно.

В июне 2020 года сельчанин из Любанского района из ревности повесил двух собак своей знакомой – на него завели уголовное дело. В феврале 2021 года в интернете появилось видео из Новогрудка, на котором 4-летний ребенок толкал, бил ногами и топтал домашнего кота. В какой-то момент мальчик подвесил животное на поводке, затем стал перекидывать его через поручень лестницы, а тот качался как маятник. Зоозащитники обратились в милицию, и кота удалось забрать. Самое страшное – бабушка мальчика сказала, что ребенок не сделал ничего плохого. Семью поставили на учет в инспекцию по делам несовершеннолетних. В августе 2021 года житель Минска увидел на капоте своей машины бездомного кота и швырнул животное об землю. Кот погиб на месте. В отношении минчанина завели уголовное дело по статье 339-1 УК (жестокое обращение с животным). Наказание по этой статье – от штрафа до 3 лет лишения свободы, но мужчину приговорили всего к трем месяцам ареста.

Это лишь немногие случаи жестокого обращения с животными в Беларуси. Зоозащитники считают: срок за убийство четвероногого должен увеличиться минимум до 5 лет. К слову, в США за гибель кота или собаки можно получить 10 лет тюрьмы, в Польше – штраф и 5 лет тюрьмы. В Австрии власти могут отобрать животное у владельца за жестокое обращение. В Германии хозяин собаки или кота может получить штраф в 25 тысяч евро только за то, что он выбросил животное на улицу, а в Италии за это даже сажают в тюрьму.

А теперь вспомним, какие сроки заключения получают беларусы за протесты и за убийство животных. 18-летнюю Софию Малашевич за разрисованные щиты ОМОНа приговорили к двум годам лишения свободы. Журналистки Екатерина Андреева и Дарья Чульцова, которые вели стрим с акции памяти Романа Бондаренко, также проведут в заключении два года. Миа Миткевич за сообщения в отношении милиционеров в социальных сетях получила три года колонии. Евгений Баровский вступился за минчанина, которого избивал ОМОН, и был осужден на четыре года колонии. На такой же срок осудили Дениса Сырца из Молодечно, который написал комментарии в Telegram-чате про Лидию Ермошину и двух милиционеров. Члена инициативной группы Виктора Бабарико Сергея Капанца приговорили к 5,5 годам лишения свободы за распространение оппозиционных листовок и передачу информации о местонахождении силовиков 9–13 августа 2020 года в оппозиционные Telegram-каналы. Владимир Горох был задержан по подозрению в подготовке массовых беспорядках в Кореличах и Новогрудке после президентских выборов и оскорблении Лукашенко в чатах. За это его осудили на 7 лет лишения свободы.

Отметим, что ни одного из тех, кто убил животное, не осудили на такие сроки. Мы уже не говорим о том, что живодеров никто не заставлял признаваться в содеянном на камеру, не оскорблял в государственных СМИ и на каналах, курируемых Лукашенко, не угрожал их родным и близким. Живодеры даже не подвергались пыткам, обыскам и насилию, а задерживают их почти всегда без участия ОМОНа.

Многие психологи утверждают: любители обижать зверей однажды могут перекинуться на людей. Более 90% серийных убийц и маньяков еще в детстве проявляли садистские наклонности к братьям нашим меньшим. В 1963 году новозеландский судебный психиатр Джон Макдональд сформулировал три признака, по которым в ребенке можно распознать будущего убийцу. Один из них – это жестокое обращение с животными. Примеры есть: советский педофил Анатолий Сливко, который убил минимум семь детей, в детстве выращивал кроликов, а потом умерщвлял их изощренными способами. Американский серийный убийца по прозвищу Бостонский душитель в детстве закрывал собак в картонные коробки и затем стрелял по ним из лука навылет. Битцевский маньяк втыкал птицам в головы палки. Очевидно, что живодеры куда более опасны – но не для режима Лукашенко.

Нелегитимный диктатор считает: нет людей опаснее тех, кто пишет комментарии в оппозиционных чатах, снимает стримы, разрисовывает щиты ОМОНа и не клянется ему в любви. Именно поэтому куда сильнее наказывают и пытают журналистов независимых СМИ, студентов, которые хотели перемен, тех, кто вышел отстаивать свои голоса и дал отпор карателям. Именно поэтому в Беларуси при Лукашенко никогда не появятся государственные приюты – куда лучше пустить деньги из бюджета на новую форму для силовиков. И Беларусь останется страной с самым худшим отношением к животным в Европе. Мы должны изменить ход событий не только ради нас, но и ради собак и котов – они, как и мы, имеют право на жизнь в свободной Беларуси.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.