На этой неделе в рамках голосового чата «Нашего Дома» прошла встреча с политологом Павлов Усовым. В процессе активного диалога Павел представил свое виденье политики системы в ближайшие два месяца. Он затронул три основных аспекта: политику Лукашенко по направлению к остаткам гражданского общества и к активному сообществу в Беларуси; возможные системные изменения через предполагаемые и предлагаемые нововведения в Конституцию и шаги власти по внешнеполитическому вектору: Россия и Запад (ЕС и Америка). Каждый из них мы рассмотрим в этой статье подробнее.

Первый аспект — это внутриполитическая стратегия беларусских властей на ближайшую перспективу 2-6 месяцев. Действия режима будут направленны на полное уничтожение какой-либо гражданской и политической активности в Беларуси. Система функционирует как милитаристский режим, опираясь исключительно на элементы силового, репрессивного и практически прямого террора по отношению к гражданам.

Основной структурой, которая реализует внутренний террор, является ГУБОПиК.

По многим параметрам с лета 2020 он имеет даже больше полномочий в проведении внутренней расправы, чем КГБ, который традиционно всегда занимался политическим сыском, подрывом гражданской организационной активности. По мнению Павла Усова, будет происходить борьба различных структур за влияние уже внутри системы власти. ГУБОПиК или те люди, которые стоят во главе этих структур, будут пытаться играть ключевую роль в попытках влиять на принимаемые внутриполитические решения и даже речь может идти о переделе сфер влияния. Также можно ожидать после этого борьбу за финансовые экономические ресурсы. Поэтому конфронтация между этими структурами перейдёт на новый уровень.

Первоначально будет полностью уничтожена вся организационная структурная деятельность беларусского гражданского общества. Это мы уже наблюдаем. В принципе репрессии активизировались по отношению к организациям, которые традиционно считались лояльными ко власти, так называемая конструктивная оппозиция. Мы видим системную зачистку независимых СМИ как на общенациональном, так и на оригинальном уровне. Эта информационная, организационно-структурная монополия на сегодняшний день является основополагающей задачей.

После институциональной зачистки беларусского политического и гражданского пространства будет предпринят ряд шагов по ликвидации или зачистки именно гражданской активности как таковой.

Не организационных структур, а просто гражданской активности. Она происходит и в рамках давления на администраторов различных telegram-каналов, ужесточения законов об экстремизме, цель которых ликвидировать вот эту сетевую активность беларусского общества. Как показали события 2020 года она являлась базовым инструментом для мобилизации, консолидации общества. Разрушение, подрыв этой сетевой активности является также одним из важных элементов ключевых элементов внутренней политики власти.

Пассионарий — это наиболее активная в цивилизационном, культурном, политическом, гражданском плане часть беларусского общества. Протесты показали, что вот эта пассионарная часть составляет порядка 500 000 человек. Поэтому главное — это ликвидировать пассионарную активную часть общества посредством выдавливания этих граждан за пределы Беларуси. Это своего рода эквивалент массовых репрессий, то есть устранение активного беларусского ядра, которое в любом случае после прекращения террора или его ослабления может стать катализатором для новых протестов.

Задача режима — до конца этого года выдавить хотя бы 50 000 человек, которые не только участвовали в протестах, но и проявляли любую другую активность.

Конечно же, для Беларуси это будет огромнейший удар в плане потенциала экономического, социального, цивилизационного. Как правило, пассионарии — это наиболее образованные, финансово независимые от государства люди, которые борются не только за какие-то материальные блага, но и за политические гражданские права. Несмотря на то, что у нас границы закрыты, их будут стремиться выдавливать любыми способами. Конечно, могло бы быть проще, если бы границы на выезд из Беларуси были открыты, но вместе с этой частью пассионарного общества сможет уехать наиболее экономически активная часть общества, что может вообще привести к социально-экономическому коллапсу и проблемам в управлении экономикой. Поэтому Павел считает, что процесс зачистки будет дозированный, чтобы избежать необратимых последствий для экономики.

Для Лукашенко в принципе неважно, как будет выглядеть страна. Для него важно на долгосрочную перспективу укрепить свою власть и устранить любые возможные угрозы.

Система не может долго существовать исключительно на терроре. Он не даёт дополнительных инструментов для легитимности, а просто запугивание. Содержать системы террора очень затратно и в плане экономическом, и в плане социальном. Нужно понимать, что система работает в напряжённости. Задача минимум — как можно быстрее завершить эти действия внутри страны. Ослабление террора при наличии внутри страны активной части населения приводит к политическим взрывам. Конечно же, если ослабление террора не произойдёт в рамках функционирования новой геополитической модели Союзного государства, где будут работать другие методы.

Программа минимум — зачистка гражданского пространства перед принятием электоральных процессов в 2022 году. И тут мы переходим ко второму аспекту:

  1. Совмещенные выборы в парламент и местные советы. Для того, чтобы эти выборы провести безболезненно, властям необходимо стерилизовать полностью политическую активность беларусского общества. До выборов террор будет проходить или сохраняться на приблизительно таком уровне, котором он сегодня находится.
  2. Принятие новой Конституции. Поправки, которые были представлены:
    • изменяют характер политической системы в Беларуси;
    • вводят дополнительные политические институты: ВНС и Совет безопасности;
    • некоторые ограничения для президента по срокам правления.

Возникает совершенно нерегулируемая конфронтация и конфликт Совета безопасности и ВНС, которое скорее всего будет выбирать президиум. Непонятно, каким образом будет функционировать президиум при наличии действующего правительства. Возможно, функционирование ВНС продлится лишь 3 месяца, будут данные какие-то рекомендации, а правительство будет их реализовывать. Кроме того, одним из полномочий ВНС является подтверждение легитимности президента или утверждение результатов выборов. Изменение Конституции, имеющее системный характер, требует проведения референдума.

Проводить выборы и референдум — серьезная угроза для внутренней стабильности режима, если в стране будет функционировать пассионарная часть общества.

Поэтому, чтобы безболезненно провести выборы или референдум, необходимо иметь полную уверенность в том, что компании не станут дополнительным раздражителем. Ещё необходимо учитывать и поступательное ухудшение социально-экономического положения внутри Беларуси. Оно будет нарастать из-за оттока активной части населения. Кроме того, нужно учитывать санкции.

Конечно же, задача очень сложная. Хоть и нельзя ожидать, что при таком уровне террора общество возмутится и повторятся события 2020 года, но если останется значительная часть актива, то ослабление террора и проведение этой компании могут стать предпосылками для продолжения дестабилизации. Поэтому власти стоят на сегодняшний день при такой при такой серьёзный дилемме: в каких условиях и стоит ли проводить эти электоральные кампании.

Проведение электоральных кампаний на данном этапе является большой угрозой и крайне затратно для системы, потому что легитимности Лукашенко и системе они не предадут. Людей необходимо будет загонять на выборы, а для упрочнения системы необходима явка 90% и поддержка представителей власти до 80%. Причём помимо массированных фальсификации необходимо принудительное голосование, что также может стать проблемой и дополнительным раздражителем. Необходимо, чтобы половина людей добровольно пошла на выборы и проголосовали за то, что будет предлагать власть, а в нынешних условиях это практически невозможно.

Пока в стране действует террор, никакой либерализации и послаблений делаться не будет.

Пока не будут завершены все необходимые меры по защите внутреннего политического пространства, до полномасштабной внутренней политической амнистии для рядовых активистов и журналистов не дойдёт, а о тех людях, которые стали основой причиной для политического взрыва в 2020 году, можно и не говорить, только если эти люди не трансформируются или их модель поведения не будет напоминать модель поведения Воскресенского. Павел не исключает, что в 2022 году частично начнётся постепенное освобождение тех людей, которые находятся в тюрьме, но это уже после того, как власти будут уверены, что внутреннее пространство полностью зачищено.

Внутренний террор требует идеологической подпитки. Если вы заметили, то все три аспекта взаимосвязаны между собой: идеологическая подпитка во многом строится на шагах системы во внешнеполитическом векторе.

Основой этой идеологической подпитки является конфронтация со странами Запада. Когда начались обрушение легитимности и внутренний кризис системы, единственным партнёром, который мог бы поддержать и террор, и систему, и лично Лукашенко, оставалась Россия. После осуждения, непризнания выборов, признания Тихановской как национального лидера, Запад стал главной дестабилизирующий силой. Образ внешнего врага активно продавался России, а Беларусь в этом плане выступала как защитник её интересов и Союзного государства. На протяжении практически всего правления использовался известный миф, что после успешной революции в Беларуси Запад приступит к демонтажу России. Для какой-то части населения этот элемент продолжает играть важную роль в формировании приоритетов. Длительная обработка сознания может привести к убеждению в том, что именно так оно и есть, по примеру Крыма. Он остаётся и будет оставаться ключевым для манипуляций на внутриполитическом рынке.

Какая политика будет проводиться по отношению к ближайшему соседу и Западу, Лукашенко в целом описал в своём часовом интервью Sky News. В первых частях речь шла о иммигрантах, был небольшой намёк на то, что в принципе готовы приступить к решению миграционного кризиса, если Беларуси заплатят за это или отступятся от экономического давления. Но после встреч Тихановской и обсуждения 5 пакета санкции, которые США готовы принять, думаю, что было принято решение уже полностью приступить к информационной атаке по отношению к Западу. Появилось полное интервью, где Запад представлен как угроза, стремящаяся уничтожить Беларусь и приступить к разрушению России.

Видимо, Лукашенко не получил сигналов со стороны Литвы или Польши о готовности к каким-то кулуарным переговорам, но в этих условиях даже послать ему кулуарные сигналы — это полное самоубийство. Напомним, что в 2010 году роль такого канала-медиатора между Западом и Лукашенко играла в какой-то степени Болгария.

Может дойти до каких-то кулуарных переговоров, если некоторые негативные тенденции будут продолжаться, например, разочарование Запада деятельностью оппозиционных демократических структур, ослабление внимания к проблеме Беларуси, возникновение ситуации мирового уровня, как COVID.

К сожалению, США, ЕС никогда не отличались геополитической последовательностью в реализации жёсткого подхода по отношению к диктаторским режимам. Есть довольно сильные голоса, которые говорят о том, что необходимо идти на переговоры с Россией. Некоторые политики выступают за пересмотр политики в отношении России. Конечно же, ближайшие 2 месяца вряд ли произойдёт какой-то слом по причине посадки самолета RYANAIR, но чем дальше будет продолжаться этот кризис, чем устойчивее будет себя чувствовать Лукашенко, тем громче будут звучать голоса о необходимости поиска путей разрешения кризиса другими методами. Это то, что называется ”real politics”. Кризис 2020-го года — это результат этого политического подхода: компромиссов, рукопожатий, приветствий, приглашений Лукашенко на Запад — вместо того, чтобы проводить жёсткую политику давления и ослабления режима. Всё это объяснялось тем, что Запад спасает Беларусь от России, но все понимают, что этот режим существуют до тех пор, пока его поддерживает Россия в финансовом, экономическом, идеологическом плане.

Второе направление — это российский вектор. Ситуация по этому направлению катастрофическая в плане интересов и безопасности Беларуси. Россия на сегодняшний день нацелена на демонтаж государственности; экономическое, политическое, внешнеполитическое управление в стране перейдёт полностью под контроль Москвы.

Формально Беларусь останется независимым государством с какими-то атрибутами государственности, но реальный суверенитет будет потерян, как это было с Крымом.

Сейчас для Путина важно, чтобы Лукашенко собственными руками уничтожил то, что сохраняет в каком-то плане независимость. В конечном итоге это единые экономические, финансовые центры, единые политические органы управления. России важно как можно быстрее принудить Беларусь к окончательным уступками. Давление в этом плане может усилиться перед голосованием в российскую думу и в региональные выборы. Притупить, компенсировать материальное неблагополучие, с которым сталкиваются российские граждане, возможно очередными внешнеполитическими успехами, по примеру Крыма, когда рейтинг Путина возрос до небес.

Реальность угрозы со стороны России преуменьшать нельзя. Чем дольше длится кризис, чем дольше Лукашенко находится у власти, тем больше возможностей у России приступить к окончательному решению беларусского вопроса, что означает для Беларуси тёмный период развития на долгие годы. Поэтому необходимо максимально прикладывать все усилия не только к тому, чтобы бороться с режимом Лукашенко, но и не позволить России реализовать свои интересы.

Павел Усов абсолютно убежден, что попытки призвать Путина к решению внутриполитического кризиса в Беларуси — это непонимание политики России по отношению к Беларуси и ко всем своим соседям.