Знаменитый переулок Окрестина в Минске известен не только центром изоляции правонарушителей, где пытают взрослых людей, попавших сюда за бело-красные шторы. По соседству находится точно такая же тюрьма, но уже для детей. И сюда попадают не только малолетние правонарушители, как пишут в государственной прессе, но и дети беженцев из других стран, задержанные за нелегальный переход границы. Волею судьбы они оказываются в «детской» тюрьме.

Что такое приемник-распределитель?

История таких заведений берет начало в СССР. Они были созданы, чтобы бороться с детской преступностью после Октябрьской революции и находились сначала в ведении Народного комиссариата общественного призрения, затем в ведении Народного комиссариата просвещения, после — Народного комиссариата путей сообщений. В 1943 году Приказом НКВД детские приемники-распределители стали подчиняться НКВД. Прием детей в них велся круглосуточно, здесь были медицинские комнаты для них, спальни (из расчета 2,5 кв. м. на ребенка), столовые, рабочие комнаты, комнаты для проведения мероприятий, инвентарь для занятий спортом. При поступлении детям остригали волосы, проводили санитарную обработку, переодевали в чистые вещи. Из приемника детей в зависимости от возраста и состояния здоровья, направляли в детские учреждения, училища, специальные школы, больницы или на работу на фабрики и заводы. Те, кто совершил преступления, попадали в колонии. С распадом СССР подобные заведения в других странах претерпели изменения, поменяли название, но Беларусь решила сохранить советское наследие.

Распределитель на Окрестина – единственное место в стране, куда попадают несовершеннолетние, задержанные за мелкие правонарушения: распитие спиртных напитков, кражу, хулиганство, нахождение на улице после 23.00 без взрослых, бродяжничество. Но есть и более серьезные преступники: например, как-то сюда привезли девочку, задушившую одноклассницу пояском от платья. А есть и те, кто даже не достиг возраста ответственности (школьники до 14 лет), дети, лишившиеся родителей, дети нелегальных мигрантов. По закону они живут здесь не более 30 дней, в отдельных случаях срок может быть продлен. В приемнике ждут суда и последующей отправки в спецПТУ на перевоспитание. Или же решения компетентных органов – если ребенок сбежал из дома, интерната или лечебного учреждения, нуждается в реадмиссии на родину.

Приемник, согласно сообщениям в государственной прессе, рассчитан на 15 детей. Здесь, как и в любом закрытом спецучреждении, свой распорядок дня: подъем в 8.20, отбой в 21.00. В первой половине дня подопечные учатся, во второй – отдыхают, смотрят телевизор, играют в настольные игры. С детьми беседует психолог. Есть здесь и воспитатели. У детей имеются и книжки, и игрушки, и принадлежности для рисования, и даже религиозный уголок. Родители могут приехать к чадам в любой день, а если нет возможности – есть вариант созвониться по телефону. Когда хорошая погода, дети могут погулять на улице.

Ребятам в учреждении предоставляют все – от нижнего белья и тапочек до банных принадлежностей. Это объясняют тем, что у многих детей могут быть вши. Носить свое не разрешается. В четырех спальнях для мальчиков и одной для девочек – двухъярусные кровати. Дверей нет, но есть решетка – будто напоминание о тюрьме. В помещениях стоят видеокамеры.

Прием пищи у жителей приемника-распределителя проходит четыре раза в день. В меню есть мясо, вареные яйца, крупы, овощи, молочные продукты, даже сладкое. В передачах от родителей можно принимать йогурты, выпечку, фрукты. В гости к детям приезжают не только близкие, но и волонтеры, спортсмены, артисты, представители милиции и МЧС. Но все это лишь красивая картинка…

Нарушения прав детей в приемнике-распределителе

В 2019 году АДЦ «Мемориал» рассказал о нарушениях прав маленьких мигрантов в приемнике-распределителе. Даже в Кишиневском соглашении 2002 года он фигурирует в качестве «транзитного учреждения», через которое осуществляется возвращение детей-иностранцев в страны происхождения и возвращение маленьких беларусов из других стран на родину. В то время как многие страны СНГ гуманизировали процесс транзита детей и реформировали подобные учреждения, а то и вовсе отказались от них, в Беларуси приемники-распределители при МВД по-прежнему остались.

Известны факты попадания в приемник-распределитель детей из России, Украины, Вьетнама, Сирии, Афганистана, Сомали, Бангладеш. В докладе АДЦ «Мемориал» правозащитники указали, что дети-иностранцы в приемнике-распределителе оказываются фактически лишенными свободы по причине миграционного статуса. Здесь им угрожает опасность от других воспитанников – детей, совершивших правонарушения, или детей с психическими отклонениями, которые не способны контролировать себя.

В приемнике-распределителе дети находятся до 30 дней. В этот срок не входят карантин, возможная болезнь ребенка, время рассмотрения жалобы или протеста прокурора на приговор или решение суда о дальнейшем помещении ребенка в специальное учреждение. Это противоречит международным правозащитным стандартам. В Совместных замечаниях общего порядка Комитета ООН по защите прав всех трудящихся-мигрантов и членов их семей и Комитета ООН по правам ребенка говорится о недопустимости содержания ребенка под стражей:

«Дети никогда не должны заключаться под стражу по причинам, связанным с их миграционным статусом или миграционным статусом их родителей… государства должны безотлагательно и полностью прекратить или искоренять практику содержания детей под стражей на основании иммиграционного законодательства. Любые виды иммиграционного содержания детей под стражей должны быть запрещены законом, и такой запрет должен полностью соблюдаться на практике».

Заключая детей-иностранцев в приемнике-распределителе, администрация учреждения нарушает основополагающий принцип Конвенции о правах ребенка – принцип наилучшего обеспечения интересов ребенка. Лучшим решением для этого почему-то оказывается лишение юного иностранца свободы – причем не по решению суда за правонарушение, а на основании постановления начальника органа внутренних дел или его заместителя.

Нарушаются здесь и другие права, например, право на образование. В сообщениях активистов АДЦ «Мемориал» ставится под сомнение наличие в приемнике-распределителе уроков. В распорядке дня значатся только «занятия по правовому, нравственному и эстетическому воспитанию, хозяйственные работы; занятия по трудовому обучению; самоподготовка; беседы; спорт».

Выше мы рассказали, что несовершеннолетние, находящиеся в приемнике, не могут самостоятельно без разрешения покидать территорию учреждения. Помимо этого, воспитатели проводят личный досмотр детей и их вещей, а также всего, что они получают в посылках от родителей, читают их письма. У детей-мигрантов ситуация еще печальнее: их родители зачастую попадают в такой же приемник, но для взрослых, или в ИВС до выяснения личности и последующей отправки на родину (а это может длиться и несколько месяцев). А значит, даже общаться с близкими маленькие иностранцы не могут. И это еще не все…

В 2017 году 17-летний россиянин Даниил Галкин рассказал о жестоком обращении в приемнике-распределителе. Парень – сирота, в России он воспитывался в детском доме, но сбежал оттуда из-за плохого отношения и приехал в Минск. Здесь его задержали в компании друзей, пьющих спиртные напитки (хотя сам он не пил), доставили в Центральное РУВД, а затем – в приемник-распределитель. Здесь он провел двадцать дней. Даниил рассказал, что за мелкие провинности (недоеденный обед, плохо заправленную кровать) подростков заставляли приседать, отжиматься, а если они отказывались, то им приходилось мочить тряпку в воде из туалета и выжимать воду в ведро.

«Если мы плохо убирали, то играли в игру «спецназ». Мы ложились на пол, нельзя было поднимать высоко голову, ползали по полу и собирали пыль. Откупиться от наказания можно было за бонусы – за работу, примерное поведение, постановку каких-нибудь театральных шоу перед сотрудниками, за чтение и пересказ книг», – вспоминал парень.

Не обходилось без физических расправ. Даниил Галкин стал жертвой избиения – сотрудник приемника повалил его на пол и начал бить по почкам за то, что он пререкался из-за татуировок. Били и других подростков:

«Там один парень съездил другому в губу. Парню было 14 лет, и Виталий Александрович (один из сотрудников) дал ему со всей силы в солнечное сплетение. Он сложился, и у него началась рвота. Потом его заставили при всех целовать того, кого он ударил, и стирать его трусы».

В приемнике этот рассказ назвали бредом, сообщив, что подростка здесь одели и обули, а уезжал он с благодарностями. Дети-сироты, заявили в администрации приемника, оговаривают сотрудников много раз, ведь они обижены судьбой.

Кто проверит?

Приемник-распределитель – учреждение, закрытое от посторонних глаз. Его, в отличие от СИЗО или тюрем, не могут посещать независимые наблюдатели, правозащитники, эксперты. Он не входит в перечень учреждений, которые теоретически могут посещать общественно-наблюдательные комиссии. А значит, сообщения о нарушениях прав детей, в том числе о насилии, нельзя проверить.

К тому же, зачастую в приемник попадают дети из неблагополучных семей, дети-сироты, за которых просто некому заступиться. А значит, проверять рассказы ребенка о жестоком обращении никто не будет, тем более, в текущей правовой системе Беларуси, где гражданское общество фактически задавлено.

За последние годы в прессе вышло всего несколько материалов о приемнике-распределителе для несовершеннолетних. Один – в государственной газете «Рэспубліка», второй – на сайте государственного агентства «Минск-Новости», третий – на сайте государственной газеты «Минская правда», четвертый – в государственной газете «Звязда», пятый – на сайте беларуского отделения российского агентства «Sputnik», которым руководит российская провластная журналистка Маргарита Симоньян. Неудивительно, что ни один из материалов не проверял произошедшее с Даниилом Галкиным, а о приемнике все три издания написали как о детском лагере.

Команда МЦГИ «Наш Дом» считает, что нужно прекратить удерживать детей и подростков в подобных учреждениях, похожих на тюрьму, только для маленьких. Для неокрепшей психики ребенка это травмирующий опыт, а сотрудники заведений делают все, чтобы дети с порога погружались в маргинальную культуру и привыкали к мысли, что они преступники. Это вполне ложится в основу негласной «политики» – здравомыслящая молодежь Лукашенко не нужна, а вот рабы в тюрьмах и ЛТП за копейки куда выгоднее.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.