В 2008 году наша героиня попала в приют. Веской причины нет. Да и сейчас, спустя 12 лет, она понимает, что всё произошло “ни за что”. А основание: Декрет № 18.

Декрет № 18 от 24 ноября 2006 г. “О дополнительных мерах по государственной защите детей в неблагополучных семьях”.

Никогда не думала что это можно считать репрессией… Муж сказал «попробуй написать Ольге», Ольга связала с вами. Может быть вы, сможете помочь с этим вопросом. Тоже неплохой способ выбить из государства своё. Из-за этого декрета развалилась семья моих родителей… и моё детство. Тюкать родителей этим декретом начали, как только он появился, — говорит пострадавшая девушка. Она просила сохранить анонимность.

Наша героиня многое рассказала про свое детство, про жизнь ДО и ПОСЛЕ. Чтобы не играть в “сломанный телефон”, мы сохранили большую часть рассказа в цитатах. Просим вас не осуждать и, прежде чем делать какие-либо выводы, ответить на вопрос: “справедливо ли всё, что пережила девушка и ее семья?”.

У родителей был свой бизнес. Потом (кажется, в 99 году) всё пошло очень плохо. Они винили во всём президента. На месте, где была наша «точка», сейчас дом моды. Пришлось переместить точку, доходы очень сильно упали. На родителей «наехали», пришлось платить дань. Вскоре стало ясно, что доход за день меньше, чем сумма, которую они платят ежедневно за точку. Пришлось быстро сворачиваться. И покатилось. Родители сильно приуныли. Отец начал пить, бить мать. Я защищала — мне прилетало. И бабушке. В 2000 пошла в первый класс, запой отца прекратился, начал напиваться по пятницам и в день з.п. Так было у многих, так что ничего особенного. Со второго класса постоянно ходили проверки со школы, не знаю что именно было причиной. В семье было в принципе тихо, родители часто с бабушкой ругались по жилищным вопросам, и денег было очень мало, а в остальном тишина. Проверки довольно сильно допекали маму, им не нравилось всё, абсолютно всё.

Претензии были абсурдными: не приготовлено 5 разных блюд, какая-то вещь лежит не на своем месте, мать в домашней одежде, либо неуплаты в родительский комитет.

Конечно, для семьи это не могло остаться незамеченным. Отношения становились все хуже, ребенок и родители жили в постоянном страхе и стрессе. В конце концов мама девочки сломалась и тоже начала пить…

Регулярно проводили суды с целью лишения родительских прав. К 2007 году девочка в школе стала изгоем. А всё из-за того, что учителя смотрели осуждающе, шептались, говорили, что наша героиня из бедной и неблагополучной семьи. Конечно, дети быстро все это перехватили и понимания от них ждать не приходилось. Издевались, обзывали.

Из-за сильного давления девочка стала прогуливать школу. Не приходить домой и ночевать у подруг, потому что чем сильнее нагнетали приставы, тем больше родители не хотели трезветь, чтобы не возвращаться в реальность.

Ко мне часто приходила социальный педагог и школьный психолог, те кто очень старался чтобы меня забрали. И в 2008 у них получилось. После этого родители чуть не спились окончательно. Я не знаю, как им удалось меня забрать тогда, но после всего, что произошло за последние годы, они оба начали пить запоями. Их просто доконали. И меня достало всё это. Школу прогуливала сильно и часто. Ночевала в основном у подруг, чтобы не видеть всё это. Училась в целом неплохо, ниже 5 оценок не было. И вот забрали в интернат… Я, если честно, даже не помню, в каком месяце это было…

Отношения в интернате не задались сразу. Запуганная и забитая, послушная девочка-неформалка —отличный повод поиздеваться для жестоких детей. По отдельности с кем-то отношения со временем налаживались, но, чтобы и их не гнобили, когда приходили “главари”, друзья девушки резко переходили на их сторону.

Я смутно это всё помню. Ведь сейчас у меня своя семья, времени прошло много. Да и я так долго старалась забыть всё это…

И вот мы поехали на зимние каникулы в лагерь или санаторий «Звёздный». Было ужасно скучно. Кроме нашего пятого интерната был ещё какой-то, но в другом корпусе, далеко. Было жутко холодно, отопление было еле-еле, и из окна дуло, а я перепутала сумки: взяла, вместо тёплых вещей, летние и осенние… И вот в замкнутом пространстве отношения накалились до предела. Мне не давали спать, потому что каждую ночь приходили и делали «автобус» (резко переворачивали кровать вместе со мной), «потолок падает», мазали пастой, поливали водой, били. Как-то раз пришла куча парней. В моей комнате вместе со мной было ещё 4-5 девочек (точно не помню) из моего класса. Точнее: должны были быть, но там не было никого. Пришла куча парней, один держал свечку, свет и в комнате, и в коридоре выключен, ночь, темнота полная. Я проснулась от того, что часть из них хором пела «Jingle Bells», кто-то смеялся… Кто-то сказал, что меня сейчас *** (цензура: изнасилуют). Стащили одеяло, начали пытаться раздеть. Я подняла такой ор, что проснулся весь этаж. И воспитатели тоже. Эти придурки сначала попытались меня заткнуть, но, когда поняли, что все уже проснулись, убежали. Когда включили свет в коридоре, в нашей комнате все были на месте. Я сидела с полуспущенными штанами, закутавшись в одеяло, и смотрела в одну точку. Воспитательницы мне не поверили…

Через пару дней наша героиня сбежала из этого ада. Поехала к родителям, но они ее даже не заметили из-за очередного запоя.

Я с 2009 года часто «тусовалась» на стене Цоя, в центральном… <…> Я там пряталась. Начала пить. После того, что случилось, старалась сильно не трезветь, чтобы не думать. Потом полегчало. Решила, что надо вернуться в интернат. Думала, что, может, директор как-то отреагирует, но нет. Я не помню что она мне ответила, но я поняла, что здесь всем на всех начхать, люди превратились в зверей, и мне в этой своре места нет.

Убегала девушка постоянно. В июне она решила вернуться самостоятельно, что сдать экзамены. Действительно. Сдала. А потом попала в изолятор. В маленькую комнату с туалетом, кроватью и клопами. Работникам было настолько плевать, что часто вместе с завтраком приносили еще и обед, чтобы не ходить дважды. К девушке никого не пускали. Две с половиной недели в полном одиночестве… Потом ее отправили в лагерь, откуда она сбежала автостопом. 

Попалась — и в «дурку». В психиатрическое отделение 4 детской больницы. Там большинство таких, как я, неугодных было. Многие из них уже и во взрослой «дурке» в Новинках побывали. Говорили, что там лучше. Там хотя бы выгуливали… Вернулась, отправили в лагерь, сбежала, словили, в «дурку», потом в интернат, по-моему, опять сбежала. Нашли. В изолятор. На 30 дней, может, 31… Потом меня наконец-то выпустили, сдали в колледж и всё. Свобода…

Разумеется, никаких извинений и никакой компенсации девушка не получила. И вряд ли получил, кто-то другой, кому также сломали жизнь.

Вышла из интерната, выбила квартиру, и больше ничего за испорченное детство не получила.

Сейчас у нашей героини своя семья, дети. О прошлом она старается забыть. А Декрет № 18 продолжает неоправданно ломать жизнь детей и их родителей.

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.