О «жесточайших» мерах наказания беларуского государства для своих граждан, в том числе несовершеннолетних, написано немало. Дети, осужденные на долгие годы лишения свободы за незначительные наркопреступления, оказываются в нечеловеческих условиях. Или «человеческих» и весьма комфортных? По крайней мере, так считает начальник бобруйской воспитательной колонии №2…

Матери, которых разлучили с детьми, продолжают заботиться о них, невзирая на расстояние и бесконечные стены тюремных учреждений. Безусловно, их главная цель – добиться амнистии для ребят, которые оступились по глупости и, побывав на первом же судебном заседании, скорее всего, осознали свои ошибки, и вряд ли совершили бы их вновь.

Но вместо того, чтобы «лечить» внутреннюю проблему, оградить общество от навязчивой рекламы, размещаемой в общественных местах «неустановленными» владельцами наркобизнеса, государство «отрезает ногу». Сажает тех, кого словить легче всего. Закрывает, как опасных рецидивистов…

Ребята, которые были несовершеннолетними на момент задержания, содержатся в бобруйской воспитательной колонии №2. По имеющейся у их матерей информации, условия содержания в этом заведении – неприемлемы. Тяжелая работа за копейки (буквально), скудная пища, нехватка одежды необходимых размеров по сезону. Это место чаще всего именуют концлагерем.

Юлия Островко, мать осужденного на восемь лет лишения свободы Эмиля, заключенного в ВК-2, описала волнующую её ситуацию в заявлении начальнику колонии:


Просим вас обеспечить нашему ребёнку Островко Эмилю Вадимовичу, который не по своей воле вынужден находится в вашем заведении, необходимое и достойное качество жизни, с целью максимального снижения наносимого вреда, так как нахождение в таком учреждении, как ваше, любого цивилизованного и культурного человека является неприемлемым, наносит ежедневно непоправимый вред, как нашему ребенку, так и всей нашей семье.

На основании изложенного просим вас обеспечить: качественное, хорошее питание, с достаточным наличием овощей, фруктов; обеспечить достаточным количеством одежды и обуви ( в том числе спортивной), соответствующим размеру и сезону; обеспечить возможность занятий физкультурой и спортом; обеспечить условия для возможности его занятий с целью всестороннего развития и самообразования. У вас должны быть созданы необходимые условия для занятия различными видами творчества. Трудовая деятельность является, согласно Конституции РБ, добровольной. Принудительный труд, понуждение к нему в нашей стране не допускается.


В своём ответе на обращение Юлии Островко должностное лицо ВК-2 подчеркнуло, что питание и вещевое обеспечение в исправительном учреждении организованы в соответствии с постановлениями Совета министров.

 

Если обратиться к текстам указанных документов (раз и два), картина рисуется идиллическая. Мясо первой категории (свинина, говядина или баранина), молочные продукты, фрукты и овощи ежедневно – не каждый свободный работающий беларус может позволить себе такой продуктовый набор. Обувь и спортивная одежда по сезону пригодятся для участия в круглогодичной спартакиаде. А на досуге несовершеннолетние заключенные могут всесторонне развиваться, занимаясь в кукольном театре, кружках сольного пения и фортепиано, или в кружке «Радуга»…

На словах – санаторий. Не хватает только электрофореза и соляных комнат. Из такого заведения должны выходить крепкие, спортивные ребята, готовые на радостях сыграть «Полонез Огинского».

Так почему же матери на редких свиданиях видят своих тощих, запуганных детей? Которые не могут принимать нормальную домашнюю пищу, чтобы не скрутило. Которым казенных тапок и штиблет хватает на пару месяцев, а рассчитаны они на год-другой. Которые каждый день ковыряются в старых покрышках. Какие спектакли они ставят в своих театральных кружках, «Сладкая жизнь» или «Процесс»?

Ответ начальника учреждения Маслюкова не удовлетворил Юлию Островко. Женщина направила в колонию ещё одно письмо с просьбой документально подтвердить всё, о чём ей сообщило должностное лицо.

«Наш Дом» вместе с Юлией ожидает ответа.

Александрина Глаголева,
editor@nash-dom.info