За Столбцовскую школьную трагедию министр образования Игорь Карпенко получил выговор. Реакция данного начальника от образования —  в духе времени: «Запретить!».

Свободного, не контролируемого прохода в детские школьные учреждения, действительно, быть не должно. Только вот поскольку всеобщее образование обязательное: родители не имеют права не пустить своих чад в общеобразовательное заведение, то охрана и защита детей —  обязанность государства.

Однако правящий ныне режим выделять «свои кровные» (т.е. бюджетные) деньги на видеокамеры, электронные турникеты, карточки пропуска и прочие новомодные причиндалы не торопится. По факту все это ввóдится и будет внедряться за счет… родителей.

К слову громогласные заявления Игоря Карпенко —  гроша ломаного не стоят. Попытка имитации бурной чиновничьей деятельности.

Школы-то министру образования не подчинены. Он даже не правомочен назначить или снять с должности директора школы. То прерогатива рай-гор исполкомов.

И ныне, родитель фактически не может присутствовать на уроке. А теперь надо будет пройти «фэйс-контроль», заполнить кучу документов, да и то вероятность допуска на урок мизерна.

Введение запрета родителям на проверку условий и качества обучения своих детей —  не что иное, как намерение уйти от контроля общества с вопросами чему и как учит подрастающее поколение нынешнее белорусское государство.

Из этой же оперы и вводимые дикие ограничения учащимся на средства связи: ведь школьники в состоянии передавать родителям и правоохранительным структурам в режиме реального времени вопиющие нарушения администрации и преподавателей.

Даже в армии по нынешним временам ограничения на использование современных телефонов не оправданы. Принцип тот же, чтобы военнослужащие «не выносили сор из избы». Но там хоть формально можно сослаться на военную тайну.

Но в школе-то государственных секретов нет и быть не дóлжно.

Можно как-то понять ограничения на время экзаменов и контрольных работ. И то спорно. Если школьник списывает, то хороший специалист из него не вырастет. Но это понимание прививается не тестами и оценками, а Педагогами.

За пять десятилетий сменил много мест и службы, и работы. Но ни один работодатель даже не поинтересовался моими оценками в аттестате зрелости и дипломе. Оценивали по результатам практической деятельности.

По информации Игоря Карпенко («Комсомольская правда» №40 за 28.02.2019г.) Минобразования и МВД готовят документ о тотальном контроле за детьми по месту проживания и в Интернете.

Запрещать террористические, наркотические, порнографические, суицидные сайты, согласен, следует. Но при чем здесь жилища школьников? Это вотчина папы, мамы, дедушек, бабушек. Или министр намерен преступной практикой Комиссий по делам несовершеннолетних (прежде всего, младенцев и малолетних) врываться в квартиру и, не разуваясь, мчаться к холодильнику —  наделить все министерства: МВД, МЧС, Минобороны…

А как Игорь Карпенко собирается реализовывать принцип перечня предметов, запрещенного школьникам? Детекторные рамки проблему не решают. Придется выворачивать наизнанку школьные рюкзаки и ощупывать каждого: ведь нож можно и рубашкой пронести.

Похоже, министр понятия не имеет, сколько времени займет предлагаемая им процедура допуска в школу.

Валерий ЩУКИН,
«Наш Дом».

Ваш электронный адрес не будет опубликован. Обязательные поля отмечены *

*

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.