В пятницу, 30 ноября, в Славгородском районном суде прошло очередное заседание по нашумевшему «делу Калатозишвили». Мужа активистки против беззакония в медицинской сфере обвиняют по «наркотической» статье. Женщина считает, что это может быть местью власть имущих за её принципиальную позицию. А как же принцип законности? У беларуского суда с этим понятием «все сложно»…

ПОДРОБНОСТИ ПРОШЕДШИХ ЗАСЕДАНИЙ:
https://nash-dom.info/54832
https://nash-dom.info/54968
https://nash-dom.info/55294

Активисты и правозащитники «Нашего Дома» присутствуют на всех заседаниях по делу супруга Анжелики Калатозишвили. Моральная поддержка для человека в сложной ситуации, безусловно, важна, но в данном случае коллеги вынуждены принимать на себя и неожиданные функции. Например, обеспечивать явку свидетелей в суд… Впрочем, давайте обо всем по порядку.

Анжелика Калатозишвили

Ещё на прошлых заседаниях стало известно, что на них не сможет присутствовать один из ключевых свидетелей – владелица участка, где обвиняемые Кахабер Калатозишвили и его знакомый К., предположительно, собирали мак. Все дело в том, что вскоре после «следственных мероприятий», которые производились дома у этой жительницы Славгорода, она перенесла инфаркт. Сейчас частично парализованная женщина находится в реабилитационном центре. Соответственно, ни о каких новых стрессах (а в зале суда стрессовые ситуации, безусловно, могут произойти) и речи идти не может.

Тем не менее, ещё на второе заседание по «делу Калатозишвили» явилась сестра отсутствующей состоянию здоровья свидетельницы. Близкая родственница была в курсе происходящего и могла дать показания на процессе. Однако, как стало известно нашим активистам, до начала заседания некий человек в форменной одежде (возможно, дежурный сотрудник Департамента охраны) спросил женщину о цели её визита и сообщил, что её показания не нужны…

Проходящая сложное лечение свидетельница все же зафиксировала свои показания. Сделать это она смогла с помощью правозащитника Руслана Гусейнова, который прибыл в реабилитационный центр и записал видео, на котором женщина изложила все то, что должна была сказать в зале суда. Самое главное: она категорически отрицает, что на её участке рос мак (и это, кстати, подтверждено результатами экспертизы, озвученными на процессе). Также свои показания женщина изложила в письменной форме.

Полученные данные правозащитник отправил на электронную почту суда. Кроме того, на последнем заседании по делу адвокат Кахабера Калатозишвили ходатайствовала о приобщении данных материалов к материалам дела. Судья справился у прокурора о её мнении на этот счёт. Прокурор заявила, что сторона обвиняемого «умышленно затягивает время». Ходатайство было отклонено. Между делом судья уточнил, кто автор видео с заявлением отсутствующей свидетельницы. Узнав, что видео снял Гусейнов, судья заявил, что тот не является участником процессуальных действий. Дополнительно, в качестве мотива к отклонению ходатайства было упомянуто, что в письменном варианте заявления свидетельницы отсутствуют её паспортные данные.

Анжелика на заседании 30 ноября

Принципиальный момент: Руслан Гусейнов не является участником процессуальных действий. По закону все действительно так. Правозащитник, как и любой другой гражданин нашей страны, может свободно попасть на процесс в качестве слушателя, но принимать в нем участие у него права нет. Однако принцип законности в беларуской трактовке может быть весьма пластичным. Так, например, суд предоставил полчаса Анжелике и коллегам по «Нашему Дому» на поиск и обеспечение явки (!) другого свидетеля, человека, который был понятым во время оперативных мероприятий на участке, где, предположительно, обвиняемые собирали мак.

Ещё раз: предоставить время на обеспечение явки важнейшего свидетеля, способного дать пояснения по сути дела, либо принять показания от этого свидетеля в письменном виде или на видео – это, в понимании суда, ведет к «затягиванию процесса». Но, вместе с тем, предоставление времени для обеспечения явки свидетеля, который вряд ли сможет предоставить какие-либо ценные сведения – уже в категорию «затягивание» не попадает. А когда лицам, не являющимся «участниками процессуальных действий», фактически, предлагается взять на себя функцию сотрудников суда (обеспечить явку свидетеля) – такое «делегирование» для суда, опять же, не проблема.

Складывается впечатление, что у беларуского суда есть какая-то своя «буква Закона», которой просто не существует в алфавите простых граждан.

Что же касается заседания 30 ноября, оно закончилось на примечательной ноте. Когда судья объявил о переходе к прениям сторон, прокурор, после небольшой заминки, выступила с предложением о перерыве, поскольку она «не готова»…

Суд Славгородского района

«Нашдомовцы», которые мгновениями ранее слушали резкое высказывание той же дамы прокурора о «затягивании времени», были впечатлены происходящим.

Времени на «подготовку» судья предоставил, ни много ни мало, две недели – до 13 декабря.

Стоит отметить, что сам обвиняемый Кахабер сообщил на заседании, что устал и хочет, чтобы «все это поскорее закончилось».

«Наш Дом» продолжит освещать подробности процесса.

Александрина Глаголева,
editor@nash-dom.info
Фото Руслана Гусейнова