Что может вынудить ребенка обратиться к прокурору? Вероятно, ситуация из ряда вон выходящая. Например, когда ребенку нужна защита от школьного учителя…

Эта история длится не один год. «Наш Дом» подробно рассказывал о ней. Эпизод с письмом ребенка прокурору имеет в ней «эффект мотылька». То есть, если бы орган, на который возложена обязанность осуществлять надзор за соблюдением законодательства, должным образом среагировал на крик о помощи малолетнего гражданина, финал всей истории мог бы быть совсем иным.

Впрочем, обо всем по порядку. У Марка, сына активистки «Нашего Дома» Ирины Кравец, были серьезные проблемы в столичной школе №183 под руководством Людмилы Ануфриковой. В частности, к мальчику появились претензии от учителя физкультуры Екатерины Конюх. Работница образования систематически преследовала ребенка, применяла к нему физическую силу, публично угрожала физической расправой со стороны мужа Павла Конюха.

Слева направо: директор Ануфрикова, заместитель прокурора и инспектор ИДН Юсько – должностные лица, которые были обязаны защитить ребенка

Страх за свою жизнь вынудил Марка обратиться за помощью в прокуратуру Партизанского района (действовал он в соответствии со ст. 13 Закона о правах ребенка). В своем письме ребенок просил защитить и предотвратить насилие в его отношении.

Но прокурор Борисенко решил принять другие меры: перенаправить обращение ребенка, как он счел, «по компетенции», заинтересованным органам (управлению по образованию и милиции). А Ирине было вручено официальное предупреждение о недопустимости совершения последней преступления по ст. 179 УК РБ (незаконный сбор и распространение сведений о личной жизни граждан). «Преступление» заключалось в том, что мать Марка осуществляла аудиозапись происходящего с ее сыном на территории школы и предоставила прокурору подтверждения неправомерных действий сотрудницы школы, с просьбой защитить сына в учреждении образования.

Ответ от прокурора на свое обращение Марк так и не получил. Зато получила его мама. Только не от прокурора, а от «легендарного» участкового… Ирина отмечает, что «ответ» участкового Любецкого на обращение ее сына к прокурору содержал в себе прямое издевательство.

Как ещё можно расценить предложение семье ребенка, который просит защитить его от насилия, обратиться в службу поддержки пострадавших от насилия?

Сотрудники управления образования, в свою очередь пригрозили женщине социальным расследованием у неё дома, так как она «не способна защитить своего сына на территории школы» (от учителей!), а также отобранием ребенка, если обращения в прокуратуру не прекратятся…

Женщине ничего не оставалось, как забрать сына со школы на домашнее обучение по индивидуальному плану, но и это не спасло мальчика от агрессии семьи сотрудницы школы.

Справа налево: прокурор Борисенко, начальник управления образования Филиппович (компетентное лицо) и ныне отбывающий срок за мошенничество в особо крупном размере замглавы администрации Партизанского района Петрамович

(Без)действия должностных лиц и, в частности, прокурора Борисенко, привели к закономерной развязке: 13 марта 2016-го Павел Конюх, муж той самой учительницы физкультуры, прогуливаясь с семьей, догнал Марка во дворе жилого дома, повалил на землю и бил лежачего ребенка на глазах у собственных детей.

После случившегося последовала длинная эпопея разбирательств, которая завершилась лишь в 2018-м году. РУВД Партизанского района трижды освобождало от ответственности мужа сотрудницы системы образования.

Вина Конюха была установлена судом по иску Ирины о компенсации морального вреда к ответчику Конюху только в июне этого года. Прокурор Борисенко в это дело больше не вмешивался, официальных предупреждений Павлу и Екатерине Конюх не вручал.

В этой связи, с учетом того, какую роль в случившемся сыграло равнодушие прокурора к десятилетнему ребенку, просящему защиты и помощи, Ирина решила восстановить справедливость. Она обратилась в прокуратуру города Минска с жалобой на районного прокурора Борисенко.

В своем обращении женщина подчеркнула, что агрессия на её ребенка изначально была направлена на территории школы. Соответственно, перенаправлять обращение «по компетенции» в органы опеки и комиссии по делам несовершеннолетних было не уместно.  «Компетенция» других органов (управления образования, милиции) Законом о правах ребенка не предусмотрена (ст. 13). В соответствии с Законом ребенок реализовал свое право на обращение в прокуратуру и от прокурора надеялся получить ответ и гарантированную государством защиту своих прав.

Но не получил ни того, ни другого.

Ирина считает, что прокурор Борисенко проявил преступное равнодушие и нежелание выполнять возложенные на него обязанности. Ввиду его бездействия и нарушений законодательства ребенок подвергся насилию, получил психологические травмы, «право на защиту своей личности от любых видов насилия» было отобрано.

В жалобе на имя прокурора города Минска Ирина Кравец попросила дать правовую оценку действиям Борисенко, а также разъяснить ей со ссылками на законодательство в какой именно «компетентный государственный орган» нужно немедленно сообщать о фактах психического и физического насилия в отношении ребенка сотрудниками системы образования (требование ст. 9  Закона о правах ребенка).

«Наш Дом» будет следить за развитием событий.

Александрина Глаголева,
editor@nash-dom.info