На этот раз мы встретились с Ириной Кравец в суде Партизанского района по делу «о халатах». Почему именно халаты и какую они сыграли роль в административном процессе?

Активистка “Нашего Дома” Ирина Кравец

Помните, у нас в школе были уроки труда? Ну, те, где мальчики работают на станках, а девочки – вяжут, шьют и пекут булочки? С тех пор не изменилось ничего, хотя, пора бы уже эти занятия пересмотреть. Но суть не в этом. А в том, что, присутствуя на одном из родительских собраний в январе 2018-го, родители одноклассников сына Ирины подняли вопрос о спецодежде. О том, что мальчики посещают эти занятия без халатов и других СИЗ (средства индивидуальной защиты), а тем учащимся, которые не принесли, занижаются оценки на 2 балла, узнала женщина.

Защитный халат. Иллюстративное фото

Между минскими школами № 182 и 183 составлен договор, согласно которому учащиеся из последней школы посещают занятия по трудовому обучению в 182-й школе. Интересно, что локальными актами школы №182 предусмотрено выполнение практических и теоретических работ на уроке труда в спецодежде. Людмила Ануфрикова, директор школы № 183, направляя детей на занятия по труду в соседнюю школу, обязана была знать об условиях занятий даже без договора, в силу своей компетенции.

Этот же вопрос должны был поднять органы, совершающие государственный санитарный надзор, в данном случае – Центр гигиены и эпидемиологии Партизанского района. Ирина выяснила, что здесь «налицо» нарушения санитарных норм и ст. 9.17 КоАП РБ (Нарушение правил по охране труда).

«И, кстати, перед началом каждого учебного года готовность школы и мастерских проверяется комиссионно, вместе с локальным приказом и укомплектованностью мастерских. При таких обстоятельствах количество нарушителей значительно увеличивается, а группу должностных лиц привлекать нельзя, не принято,» – отметила Ирина.

Поэтому 25 октября в суде Партизанского района и было рассмотрено «дело о халатах». Ирину Кравец интересовало, почему территориальный Центр гигиены и эпидемиологии (ЦГиЭ), ведущий административный процесс, не только не выполнил свои функции, но даже не провел проверку, «закрыл глаза» на нарушения и бросил детей на произвол судьбы. В свою очередь, представительница ЦГиЭ, юрисконсульт Шкуратова, рассказала суду, что этот вопрос вообще не в компетенции их организации, и законодательными актами обеспечение детей работающих на станках средствами защиты НЕ ПРЕДУСМОТРЕНО.

«То ли дело взрослые, работающие на станках, для них меры безопасности и СИЗ предусмотрены, может, потому, что от них есть польза и выгода… А дети… некогда думать Государству еще и о детях, ну, кроме Декрета №18 конечно,» – констатировала активистка.

Этот факт, в свою очередь, порождает ряд вопросов. Почему не приняли мер ни директор школы № 183, ни ЦГиЭ Партизанского района, фактически зная о том, что дети на уроках труда занимаются без спецодежды в опасных для жизни и здоровья условиях? Почему об этом не были информированы родители? Почему на протяжении двух лет дети занимались в нарушение приказа и здравого смысла? Кто несет за это ответственность? И кто, в конце концов, защищает гарантированные Конституцией права детей?

Вопросов действительно много. И приятно, что суд, рассмотрев все материалы «халатного дела», пришел к выводу, что жалобу Ирины Кравец на действия ЦГиЭ следует удовлетворить, и направить на новое рассмотрение.

Кто знает, может, найдут способ защитить детей…

Наталья Огорелышева