Сила воли одной хрупкой женщины способна изменить даже самую жесткую систему. Своим примером это доказала инвалид первой группы Анжелика Калатозишвили. Она не только смогла добиться встречи с супругом в следственном изоляторе, но и своими действиями повлияла на условия содержания в казённом доме.

https://nash-dom.info/54249
https://nash-dom.info/54271
https://nash-dom.info/54286

Анжелика с супругом

Напомним, что здоровье жительница Славгорода потеряла из-за ужасной врачебной ошибки. Ей диагностировали онкологию, которой не было, и удалили здоровые органы. После случившегося женщина пыталась добиться справедливости в суде, но тщетно. Органы милиции отказывали ей в возбуждении уголовного дела на медиков, а последние отказались признавать свою вину.

Однако женщина не отпустила ситуацию. Она знала о похожих случаях, когда страдали пациенты славгородских врачей, и стремилась пресечь эту порочную практику.

«Наш Дом» поддержал её в борьбе за справедливость. С момента нашего знакомства в жизни Анжелики происходило немало драматических событий. И касались они не только состояния её здоровья. В определенный момент мы стали наблюдать, как на её супруга Кахабера Калатозишвили, единственного человека, который всегда был рядом с ней, во всем поддерживает её, начали давить со всех сторон.

Это были и угрозы депортацией (будучи гражданином Грузии в Беларуси Кахабер находится легально), и суды за «мелкую хулиганку» по заявлениям от соседей по общежитию, и многое другое. Все удавалось отбивать: мужчина не нарушал Закон, и доказать обратное «оппоненты» при всем желании не могли…

До недавних пор. Около двух месяцев назад Анжелика шокировала нас новостью о том, что её муж арестован, его обвиняют в «хранении, употреблении и распространении наркотических средств». Ей тяжело дались те события. В последний раз она увидела мужа под конвоем. Когда его уводили, мужчина держался за бок. Анжелика подозревала, что к нему могли применить пытки, чтобы «выбить» признательные показания.

Шло время. Никакой информации по делу мужа женщина получить не могла, так как фигурировала в нём в качестве свидетеля. Непонятно только, свидетеля чего: она не была очевидцем задержания мужа, не была с ним в том месте, где все происходило, то есть, не видела ровным счетом ничего, относящегося к делу. Тем не менее, статус свидетеля лишил её возможности узнавать любую информацию по делу у следственных органов. Ровно, как и свидания с мужем ей были «не положены».

Тотальная неизвестность, равнодушие милиции и «кулуарное» известие о том, что Кахаберу, вероятно, пытаются «пришить» ещё одну серьезную статью — за «педофилию» — вынудили Анжелику пойти на крайние меры. Новость о попытках завести дело за «растление несовершеннолетней» она узнала от семьи мнимой «жертвы». Эти люди вхожи в квартиру Калатозишвили, дружат семьями и наотрез отказались клеветать на невиновного человека. Тем не менее, девочке-подростку, той самой предполагаемой «жертве», пришлось пройти унизительную процедуру освидетельствования у гинеколога. Безусловно, «положительных» результатов она не дала.

На днях Анжелика смогла добиться, чтобы органы следствия внесли ясность в этот вопрос. На данный момент обвинения в растлении несовершеннолетней Кахаберу не выдвигаются.

В следственный изолятор Могилевской тюрьмы № 4 Анжелика отправлялась с твердым намерением добиться встречи с мужем. Ей было необходимо убедиться, что с ним все в порядке. Ради этого она была готова пожертвовать собственным здоровьем: сидеть у стен тюрьмы на промозглом сентябрьском ветру, сколько будет нужно. Вместе с голодовкой, с учётом её физического состояния — это, считай, смертный приговор.

 

Но Анжелика все выдержала. И два дня у казённого дома. И возвращение в Славгород на «аудиенцию» к прокурору, чтобы взять разрешение на встречу, раз это единственный шанс добиться своего законным путем. И очередь на свидание, которую нужно занимать с ночи…

Все ради встречи длинной в час. Больше не положено.

После встречи Анжелика рассказала нам, что муж был удивлен её визиту. Хотя он и подозревал, что многое из того, что происходит с ним, это следствие активности Анжелики на свободе. Так, мужчина получает необходимую медицинскую помощь (у него нет одного глаза, и требуются ежедневные закапывания специальным раствором, чтобы избежать нагноения), его возили в больницу, осматривали. На содержание он не жалуется, говорит, что все нормально.

Что же касается обвинения, по которому Кахабер оказался под следствием, — свою вину он не признает. Раскрывать подробности из материалов дела он не имел права, сказал только, что когда оказался в месте, где его задержали — там его уже ждали.

Непонятна ситуация и с анализами на наркотические вещества. После задержания по статье 328 УК РБ такие анализы взять были обязаны, но славгородские милиционеры «заморачиваться» не стали. Судя по всему, использовался только экспресс-тест, которым проверили наличие наркотических веществ в моче. Анализ крови, по словам Кахабера, у него не брали.

Всего один анализ — и впереди «маячит» до 15-ти лет заключения…

Дело Кахабера уже передано от следователя прокурору и в скором времени окажется в суде. Итого, на всю подготовку дела по одной из самых жестких и безнадежных (без права на условно досрочное освобождение) статей уголовного кодекса — менее двух месяцев. Анжелика предполагает, что дело будет рассмотрено в закрытом режиме.

«Наш Дом» следит за развитием событий.

Евгений Глаголев-Васькович,
regions@nash-dom.info