Трехнедельный политический судебный процесс по обвинению профсоюза радиоэлектронной промышленности, защищающего граждан (обзываемых чиновниками «тунеядцами»), не желающих работать на государство «за копейки», завершился.

МАТЕРИАЛЫ ПО ТЕМЕ:
https://nash-dom.info/53354
https://nash-dom.info/53533

Председательствующая судья Советского района Минска Марина Федорова на неделю удалилась в совещательную комнату суда Ленинского района.

Объявление приговора назначила на 12.00 пятницы 24 августа 2018 года.

* * *

Речь обвинительницы профсоюза, государственного советника юстиции 3 класса Орловской, в прениях длилось один час. Под неопровержимой логикой адвокатов прокурор вынуждена была признать, что вменяемые ею обвинения в открытии счета в Литве, снятии денег со счета, провоз валюты через границу — преступлением не являются и обвиняемым по части 2 статьи 243 УК не инкриминируются.

Хотя именно об этом гласят материалы десяти из одиннадцати томов состряпанного следствием уголовного дела.

Квинтэссенция (сущность) доказательной базы обвинения — документ в деле под названием «копия с копии». Полагаю, юристам демократической Беларуси его будут демонстрировать как образец практической деятельности нынешних «государственных» юристов.

Ирина Орловская мужскую помощь Геннадия Федынича 83-летней теще представила как личную корысть в присвоении членских взносов профсоюза. Хотя налоговая служба Советского района ни у Федынича, ни у Комлика превышения расходов над доходами не выявила.

Геннадий Федынич и Игорь Комлик. Фото: TUT.by

Видимо, сама госпожа прокурор ремонтом в квартире, заменой электролампочек, сборкой нового дивана, прибиванием полочек и т.п. мужскими делами занимается самолично.

* * *

Длительность выступлений адвокатов Натальи Мицкевич и Людмилы Козак составила более двух с половиной часов. Они камня на камне не оставили от обвинений и «доказательств» прокурора. Это:

—переписка на иностранных языках, которыми ни обвиняемые, ни свидетели (за исключением двух переводчиков) не владеют;

—использование следствием отмененных актов, в результате – увеличение инкриминируемого обвиняемым якобы нанесенного ущерба почти в полтора раза;

—прослушивание телефонов обвиняемых без санкции прокурора;

—перевод документов с одного носителя на другой без составления требуемых в таких случаях документов;

—использование в качестве доказательства справок (вместо обязательных актов с печатями);

—и т.д.

* * *

Обвиняемые в последнем слове уложились в несколько минут. Вполне закономерно после блистательных разгромных речей защитников.

Обвинитель профсоюза Орловская потребовала от суда:

—председателю РЭП пять лет домашней химии;

—лишить Федынича на пять лет права занимать должность председателя профсоюза;

—конфисковать жилище Янины Борисевич — тещи Геннадия Федынича, и офисное помещение РЭП на улице Кульман, 4 (в качестве компенсации нынешнему государству за «украденное»).

Аналогичное наказание Ирина Орловская потребовала и для Игоря Комлика.

Показания более восьми сотен опрошенных следователями свидетелей во внимание не приняты. Главное для прокурора — показания агентов спецслужб и выступающего «из-под скамейки» сотрудника ДФР КГК Дмитриева.

МЦГИ «Наш Дом» в глубине души все-таки надеется на разум судьи Марины Федоровой.

Валерий ЩУКИН,
«Наш Дом».