«Величие нации и степень её духовного развития определяются
тем, как эта нация обращается с животными».
Махатма Ганди

Гражданское общество Беларуси уже так давно требует от государства принять Закон о защите животных, что устали все — и зоозащитники, и само государство. Почти 15 лет противостояния человечности, милосердия, здравого смысла и административной машины, стремящейся удовлетворить корпоративные интересы. Давайте оценим, к чему привели эти 15 лет.

2016 год. В Палату представителей Республики Беларусь в очередной (который по счёту?) раз внесён проект «Закона об обращении с животными». Обратите внимание на название закона. Это не закон «О защите животных», как в цивилизованных странах. Зато до боли напоминает закон «Об обращении с отходами Республики Беларусь». И неудивительно, потому что разрабатывались оба проекта одним и тем же ведомством — Министерством жилищно-коммунального хозяйства Беларуси. Вот только закон об отходах, был-таки, принят в 2007 году, а закон, касающийся братьев наших меньших, до сих пор в стадии проекта. Впрочем, мы ещё проанализируем его содержание и поймём, что, пожалуй, пока лучше так, чем принимать к исполнению творение специалистов жилищно-коммунального хозяйства.

Фото: kirovpravda.ru

Давайте сначала обратимся к международному опыту:

1973 год – «Конвенция по международной торговле видами дикой флоры и фауны, находящимися под угрозой уничтожения». Подписана 112-ю странами, в Том числе и Республикой Беларусь.

15 октября 1978 года — в Париже, в штаб-квартире ЮНЕСКО принята «Всемирная Декларация Прав Животных». Через 11 лет текст был пересмотрен Международной Лигой Прав Животных и представлен Генеральному Директору ЮНЕСКО, обнародован в 1990 году.

1987 год — европейские страны принимают «Конвенцию по защите животных от жестокого обращения».

Обратите внимание на ключевое слово – «защита». Я глубоко убеждена, что в нём и заключается принципиальное отличие в подходе к проблеме. Страны, в которых уважение к личности и жизни человека вписано в ментальность столетиями, изначально закладывают охранительный и уважительный смысл даже в название закона.

Как результат такого подхода — только некоторые факты из европейской и мировой реальности:

  • Великобритания — первый Закон в защиту животных от жестокости (1822 г.), Британский парламент наделил правами и свободами миллионы животных, ужесточил ответственность: от крупных штрафов до тюремного заключения.
  • Германия — первое в мире государство, где права животных закреплены в Конституции (2002 г.). В стране признана профессия «защитник животных».
  • Италия — за брошенную кошку или собаку — уголовная ответственность: год тюрьмы и штраф 10 тысяч евро. 2017 г. – Принят закон о запрете животных в цирке.
  • Испания — впервые в мире уравняла права человека и животных (2008 г.): признано право каждой человекообразной обезьяны на защиту от жестокости.
  • Швейцария — Закон о правах животных (2008 г.). Животные больше не приравниваются к вещам. Например, при разделе имущества по суду собаку или кошку уже не оценивают по рыночной стоимости. Судья решает, с кем животному будет лучше.
  • Греция — 2012 год, закон о защите животных: эвтаназия здоровых животных полностью запрещена; эксплуатация в развлекательных целях запрещена; обязательноечипирование всех животных.
  • Индия — В 2013 году правительство Индии присвоило дельфинам статус “личностей, не относящихся к человеческому роду”.
  • Новая Зеландия — 2016 год, признание всех животных разумными существам.

В странах СНГ подход принципиально иной. В 2007 году был принят модельный закон «Об обращении с животными» № 29-17. Обратите внимание, насколько позже была сделана попытка упорядочить отношения в сфере охраны животных. Впрочем, «охрана» и «защита» так и не стали ключевыми понятиями, заложенными в само название. К тому же этот закон, принятый постановлением Совета Межпарламентской Ассамблеи государств, не имеет прямого действия. Его положения принимаются в качестве рекомендации.

Поскольку в Беларуси соответствующий закон так и не был принят, приходится довольствоваться положениями Уголовного и Административного кодексов, вводящих наказание на жестокое обращение с животными, и постановлениями различных министерств и ведомств. Например, перечень потенциально опасных пород собак определён Приложением к Закону Республики Беларусь 2011 г., который так и остался проектом. Этот список основывался на Постановлении Министерства сельского хозяйства и продовольствияРеспублики Беларусь от 12.12.2001 г. А в новом проекте такого списка вообще нет. Можно себе представить, какой простор для толкования чиновниками открывается при определении степени опасности той или иной породы. Особенно если учесть большое количество замечаний специалистов по содержанию самого списка!

Фото: rebrn.com

В руках государства благодаря УК и КоАП Беларуси есть механизмы для сдерживания насилия в отношении животных. Если раньше за подобные действия можно было отделаться штрафом или административным арестом, то с 2015 года Уголовный Кодекс был дополнен статьёй 339-1, определяющей, что:

«Жестокое обращение с животным, повлёкшее его гибель или увечье, совершённое из хулиганских, корыстных или иных низменных побуждений либо в присутствии заведомо малолетнего, – наказывается общественными работами, или штрафом, или исправительными работами на срок до 1-го года, или арестом. То же действие, совершённое повторно или группой лиц, – наказывается арестом, или ограничением свободы на срок до 1 года, или лишением свободы на тот же срок».

Но решить все проблемы и коллизии, связанные с сосуществованием человека и животных, невозможно только карательными методами. Как невозможно решить их усилиями ведомства, занимающегося обработкой отходов жизнедеятельности людей. Если мы отдаём сферу зоозащиты на откуп непрофильным ведомствам, то неконтролируемым остается использование животных в самых разных целях (например, цирковые животные, лабораторные и т. д.). Об аморальности такого подхода не хочется даже говорить, хотя она абсолютно очевидна.

Кроме того, если подготовкой закона занимается то ведомство, которое и будет главным исполнителем, неизбежно лоббируются внутриведомственные интересы. Например, это уже явно проявляется в отсутствии регулирующего раздела «Отлов животных» и в ограничении прав гражданского общества по контролю над деятельностью государственных учреждений (приютов, пунктов содержания и т. д.).

Фото: forbes.kz

То есть уже на этапе обсуждения проекта закона очевидны его слабости и недоработки. Они особенно настораживают, если учесть, что на его общественное обсуждение отводился всего месяц. И, хотя к разработке законопроекта и привлекались представители зоозащитного движения, их предложения и замечания фактически были отброшены. Власть, как часто это бывает, создала иллюзию уважения мнения гражданского общества, а потом благополучно его проигнорировала.

В этой статье я не стремилась охватить все проблемы и аспекты готовящегося закона. Это будет сделано в следующий раз. Анализ того, что предлагают беларускому обществу, необходим, чтобы в нашем мире стало меньше страдания и жестокости. Ведь при отсутствии правового регулирования у многих людей просто не включается система моральных запретов. А традиционное, патриархальное отношение к животным как к лишь потребляемому продукту ещё слишком сильно в нашей стране. Сегодня мне хотелось чётко обозначить два подхода к развитию ситуации: первый, цивилизованный, европейский, общемировой, и второй, пока приоритетный на постсоветском пространстве.

Ольга Майорова