9 марта президент Белоруссии Александр Лукашенко на правительственном совещании заявил о приостановке скандального «закона о тунеядцах», который вызвал неожиданно бурный протест в стране, напомнивший массовые антиправительственные протесты 2010 года. Чтобы не потерять лицо, официальный Минск декрет не отменит, но фактически парализует его действие.

Глава Белоруссии Александр Лукашенко распорядился приостановить действие декрета №3 — «О предупреждении социального иждивенчества», более известного как «закон о тунеядцах». В течение всего 2017 года штрафы, предписанные этим документом, белорусским гражданам выписывать не будут.

«В течение марта, если нужно, нам надо подкорректировать этот декрет. Но декрет отменяться не будет. Передайте прежде всего чиновникам, что он будет исполняться с теми корректировками, о которых я сказал», — цитирует пресс-служба президента Белоруссии слова Лукашенко.

Политик также подчеркнул, что цель закона — не экономическая, а нравственная: сподвигнуть население пойти на работу.

«Контроль — за губернаторами и мэром Минска. У вас там должны быть эти списки бездельников, которых надо заставить работать. А честных людей не надо было трогать вообще. Мы не должны обижать людей, особенно в это время», — считает Лукашенко.

«И те, кто сегодня по 200−500 человек выходят на улицы и начинают кричать, это ведь не те тунеядцы, которые действительно тунеядцы. Это в основном те люди, которые обижены, которым мы ни с того ни с сего послали эти извещения», — добавил белорусский лидер.

С середины февраля в Белоруссии идут массовые уличные протесты — подобного не было с президентских выборов 2010 года. Протестная волна, впрочем, не инициирована оппозицией: на улицы выходят не столько политические активисты, сколько люди, которые раньше никогда в публичных протестных акциях не участвовали. Белорусы выступают против так называемого налога на тунеядцев.


Декрет №3 «О предупреждении социального иждивенчества» был проблемой для официального Минска. Документ инициировал и подписал Александр Лукашенко, и для него публично пойти на попятную означало потерять лицо. Но при этом было очевидно, что волна протестов нарастает, причем, что совсем необычно для Белоруссии, она идет по провинциальным городам. Например, в Витебске прошедшая акция протеста против налога на тунеядцев оказалась вообще самой крупной в истории города, чего не ожидали ни власти, ни оппозиция.


Кульминация протестов ожидалась в «День Воли» — 25 марта. Власти Минска, очевидно, не хотели повторить массовые беспорядки 2010 года, которые сотрясли страну после президентских выборов.

До сих пор выступления «тунеядцев» никто не разгонял — но потом их участники массово получали повестки из милиции и «сутки» по административным протоколам. Государственное телевидение в то же время запугивало перспективой «майдана» и «боевиков с «коктейлями Молотова».

О том, что декрет о тунеядцах будут менять, стало ясно в начале недели. 6 марта вице-спикер белорусского парламента Болеслав Пирштук встретился с представителями оппозиции (что крайне редко для Белоруссии) и пообещал, что к середине марта декрет будет серьезно переработан, а список социальных иждивенцев — существенно сокращен.

Очень неудачный эксперимент

По идее, задачей декрета №3 было «вывести из тени» людей, работающих неофициально, без уплаты налогов и социальных сборов. Однако с руководством страны сыграл злую шутку тот факт, что в Белоруссии запрещена «негосударственная» социология. Дело в том, что официальные социологи назвали Александру Лукашенко цифру в 500 тыс. человек, которые не участвуют в финансировании госрасходов. Их начальник страны в своих выступлениях и стал публично называть тунеядцами, а вскоре и подписал декрет, предусматривавший специальный сбор с таких людей.

Согласно документу, если гражданин не работает 183 дня в год (и не регистрируется как безработный), то он должен оплатить специальный сбор — 360 белорусских рублей ($185) за 2015 год (до 20 февраля 2017-го). И еще 420 рублей за 2016 год (до 15 ноября 2017-го). В сумме получается $400, что выше среднемесячной зарплаты в стране. Всего налоговым ведомством было разослано около 470 тыс. извещений на уплату сбора.

То есть «письмо счастья» получил каждый десятый гражданин трудоспособного возраста.

Однако результат оказался неожиданным для властей: вместо денег они получили массовое гражданское неповиновение. Подавляющее большинство неплательщиков налогов — вовсе не подпольные «цеховики», а жители провинции, работающие на умирающих заводиках, где они заняты один-два дня в неделю и почти ничего не получают. Устроиться на другую работу эти люди не могут — ее просто нет. В число «тунеядцев» попали и матери, сидящие дома с маленькими детьми.

Регистрироваться в качестве безработных люди тоже не желают. Пособие по безработице в Белоруссии составляет $10 в месяц, выдается лишь ограниченное время, и при этом безработный еще должен участвовать в неоплачиваемых общественных работах.

Как результат, к 20 февраля (крайний срок оплаты сбора), несмотря на угрозы штрафов и тюремного заключения, сбор заплатили лишь 10% получивших извещения. Зато начались акции протеста «тунеядцев»: в феврале они прошли в Минске, Гомеле, Витебске, Бресте, Бобруйске и Барановичах. Акция в Минске стала самой массовой со времен драматических событий 2010 года. Но главное — на улицу пошли люди, никогда прежде не участвовавшие в оппозиционных акциях.

Столь болезненной реакции не вызвало даже недавнее повышение пенсионного возраста. К таким протестам оказались не готовы не только власти, но и лидеры оппозиции, которые запоздало и во многом безрезультатно стали пытаться возглавлять уличные акции.

Экономика «тунеядства»

Пока граждане на улицах возмущаются тем, что государство требует деньги с безработных и матерей с маленькими детьми, экономисты указывают на откровенные просчеты в государственном управлении. Например, на фоне длящегося с декабря 2014-го кризиса каждый год Белоруссия теряет 70 тыс. рабочих мест. Но при этом реально сидящих без работы людей предприятия часто не увольняют — им это запрещают делать местные власти, чтобы не портить статистику.

Между тем количество платных услуг выросло настолько, что Белоруссия уже никак не может называться «социальным государством». Многие льготы для школьников, пенсионеров и «чернобыльцев» отменены.

Цены в стране таковы, что все, кто может, стараются ездить за продуктами и ширпотребом в соседние Литву и Польшу, где все вдвое дешевле. Поездки в выходные «на закупки» за рубеж в Белоруссии приобрели в последние годы массовый характер (в частности, белорусы обеспечивают более 40% товарооборота магазинов Вильнюса).

Однако главный провал налога на тунеядцев в том, что его администрирование оказалось намного дороже, чем полученные в бюджет суммы. Поскольку 90% получивших извещение платить отказываются, чиновникам приходится разбираться с каждым случаем индивидуально. В результате оказалась просто блокирована работа налоговых инспекций, местных исполкомов, а в значительной степени — и поликлиник, так как врачам приходится выяснять, не страдал ли «тунеядец» болезнями, не позволявшими ему работать в 2015 и 2016 годах.

К тому же оказалось, что государственные базы данных по гражданам разных ведомств не стыкуются друг с другом. Часто извещения приходили на имена давно умерших или живущих за границей людей.

«Государство деньги не возвращает»

Белорусский корреспондент «Газеты.Ru» также получил из налоговой «письмо счастья для тунеядцев» — требование «принять участие в финансировании госрасходов за 2015 год». Впрочем, далее все было достаточно просто. Нужно было добраться до налоговой инспекции, показать удостоверение собкора «Газеты.Ru» в Белоруссии, а после — дослать по электронной почте документы из редакции. Две недели спустя в ответ пришло письмо с официальным извещением, что требование по уплате сбора «аннулировано».

Так происходит со множеством белорусов, которым с ноября 2016-го также приходили требования уплатить налог на тунеядцев. Достаточно написать заявление с указанием практически любой причины, по которой не мог работать в 2015 году, — и требование уплаты сбора аннулируется.

Вероятно, так власти стараются снизить накал массовых протестов — не отменяя сам декрет №3, но сокращая количество потенциальных протестантов.

«Декрет белорусские власти не отменят, но не станут требовать уплату налога за 2016 год. С 2015-м сложнее, так как часть людей уже налог заплатила. Просто взять и отменить его задним числом не получится — придется вернуть деньги тем «тунеядцам», которые уже заплатили налог, — сказала «Газете.Ru» белорусский политик, глава МЦГИ «Наш Дом» Ольга Карач. — А наше государство деньги не возвращает».

Впрочем, пока Лукашенко обещает обратное. По его словам, в 2017-м «тунеядцам» вернут деньги, если те устроятся на работу. Уже собранные средства, между тем, останутся в районе и пойдут на школы и другие детские учреждения.

«У меня есть несколько знакомых, по которым была довольно спорная ситуация, должны они или не должны платить данный налог. У нас так принято, что государство все сомнения трактует в свою пользу. Но тут произошло что-то совсем необычное: все сомнения трактовались в пользу людей, и их освободили от выплат», — рассказывает собеседница «Газеты.Ru».

«Я думаю, что еще до конца 2017 года про налог на тунеядцев тихо забудут. Никто не станет спрашивать у налоговой, нужно ли ему что-то еще заплатить, а она сама напоминать не станет. Это будет такой негласный договор между гражданами и государством, который позволит власти сохранить лицо», — добавила Карач.

Источник: “Газета.RU”