Признаюсь, пару дней назад я была очень сильно удивлена, когда узнала, какие именно инновации в системе государственной власти собирается продвигать Лидия Ермошина. Прямые выборы местных органов исполнительной власти, без «посредников» в виде местных советов, – это дерзкое предложение. Хотя понятно, что инициатива исходит вовсе не от Ермошиной – проще встретить инопланетянина в очереди в магазине, чем увидеть Лидию Михайловну, озвучивающую нечто, не согласованное с вышестоящим начальством.

Для тех, кто ещё не в курсе, поясню. 7 февраля бессменная начальница Центризбиркома сообщила журналисту «Радио «Свобода», что вполне реально совместить референдум об изменениях в Конституции с местными выборами, запланированными на февраль 2018 года – то есть ровно через год. «Все прежние референдумы в нашей стране совмещались с выборами. Ближайшие выборы – местные. … Поэтому сегодня я оцениваю шансы проведения референдума через год на местных выборах как 50 на 50», – сказала Еромошина.

Собственно, тут важна не сама идея провести референдум и что-то поменять в Конституции – её Александр Лукашенко озвучил еще в октябре прошлого года. Важно то, что именно – какие именно конституционные изменения – власть попытается продвинуть на предстоящем референдуме. Собственно, за прошедшие с момента заявления Лукашенко четыре месяца различные эксперты выдвинули уже великую кучу предположений о том, что именно будет меняться. От снижения нижнего порога президентского возраста («под Колю») или увеличения президентского срока до 7 лет – до избрания президента парламентом и перехода к смешанному принципу избрания депутатов (и по округам, и по партийным спискам).

Я не хотела принимать участие в этом гадании на кофейной гуще – что изволит предложить Александр Григорьевич. Но Лидия Ермошина неожиданно сама озвучила сразу несколько возможных изменений, прямо касающихся устройства системы власти. Снова цитирую: «Я бы исключила из Основного закона институт отзыва депутатов. Ну зачем нам норма, которая ни разу не действовала?! И которая, как я думаю, никогда не будет использоваться. А она же как гиря на ногах тормозит всю избирательную систему, из-за неё нет возможности сменить мажоритарную избирательную систему на другую, скажем, смешанную или партийную. Так же я бы ликвидировала и право на выдвижение кандидатов в депутаты трудовыми коллективами. … Не нужен и такой анахронизм, как сельские и поселковые советы депутатов. На местных выборах нужно выбирать не депутатов, а глав местных администраций».

Как видим, в довольно небольшой тираде – сразу четыре радикальных предложения. А именно: отменить возможность отзыва депутатов, радикально изменить избирательную систему, убрать возможность выдвижения от трудовых коллективов и выбирать глав местных администраций напрямую, без выборов местных советов депутатов. Обсуждать все эти предложения – это целую конференцию проводить надо. Так что я пока бегло проанализирую только два из них.

Первое – исключение возможности отзыва депутатов. На мой взгляд, убрать отзыв депутата – это чудовищно, пусть даже сегодня это лишь формальная статья. Да, на сегодня не удалось отозвать ни одного депутата, хотя попытки были. Если статья до сих пор ни разу не использовалась – это не значит, что так будет всегда. А Ермошина (или реальный инициатор изменений) хочет сделать так, чтобы избирателям пришлось терпеть негодного и нерадивого депутата все 5 лет. Кстати, почему статья об отзыве депутата реально не используется? По вине того же ЦИКа, который максимально запутал и усложнил всю процедуру отзыва. И понятно почему: если граждане смогут отозвать нерадивого депутата, то им (о ужас!) может прийти в голову идея отозвать и нерадивого президента.

Между тем, данная статья никак не мешает переходу на партийную избирательную систему. В чём тут гиря для партийной системы? На Западе если депутат не справился, то его отзывают. И отзывает его собственная партия под давлением избирателей.

Также я однозначно не согласна с идеей ликвидировать поселковые советы – они должны быть. Конечно, сейчас функция местного совета депутатов – больше наблюдательная, а также функция посредника (не очень активного) между администрацией и избирателями. Но это всё же позволяет сохранить некий баланс власти на местах.

С другой стороны, идея напрямую выбирать глав местных администраций – очень хорошая. Но тут ключевой вопрос – у кого в руках касса? То есть может ли выбранный глава администрации распоряжаться бюджетом? Да и вообще, пока не понятно, какая именно модель будет выбрана. Ведь на практике может быть два варианта. В первом случае главу администрации выбирает совет депутатов из числа самих депутатов. Во втором случае – выбирают жители района через прямое голосование. И тот вариант, и другой, – они оба имеют смысл. Однако всё равно при этом потребуется заново определить функции местных советов.

Конечно, практически у каждого, кто узнаёт об этих инициативах Лидии Ермошиной, возникает вопрос: так хорошо или плохо, если будет один глава администрации, избираемый, без такого человека как глава местного совета депутатов? Я скажу так. Если выбирается один глава администрации и не выбирается совет – то плохо. Это ещё больший отход от демократии, чем мы имеем сейчас. Если же при новой системе глава администрации – это по сути совмещенная должность председателя горисполкома и председателя горсовета – но с выбранным советом который будет реально управлять городом – то хорошо.

Впрочем, всё описанное выше не отменяет того, что нужно перестраивать вообще всю систему управления, систему местной власти. Иначе получится как высказывался когда-то Виктор Черномырдин: хотели как лучше, а получилось как всегда.

Ольга Карач,
“Наш Дом”

 


  • Спасибо Ольге (сайту, всем, кто стоит за Ольгой Карач). Работа важная, необходимая. Я вот в вопросах организации власти не очень-то разбираюсь. А, почитавши Ольгу, стану изучать, постараюсь понять. Спасибо.