В Беларуси нет Конституции!

Формально Закон такой в стране существует. Правда, только на русском языке. На белорусском — днем с огнем не сыскать.

Текста Основного закона нет, ни перед судьей на процессе, ни перед сотрудником милиции, ни перед чиновником, ни перед прочими должностными лицами государства. Ни на русском, и уж, тем более, белорусском.

Во всяком случае, документ этот я не лицезрел на столах “государевых людей” Беларуси.

На процессе по моей бороде 26 декабря 2016 года в Молодечно перед судьей Жечко также Конституции не было. И когда я, как обвиняемый, подал ему письменное уведомление об участии в процессе моего представителя, судья открыл Административный кодекс и заявил, что в соответствии с ним права иметь представителя на данном процессе у меня нет.

Заглянуть в статью 62 Конституции судья не мог, по причине отсутствия у него оного Закона. А ведь данная статья гарантирует мне право пользоваться на судебном процессе представителем в любой момент.

Для особо “одаренных” в статье 137 Основного закона прямо записано, что в случае расхождения какого-либо нормативного акта с Конституцией, действует Конституция.

Предвидя неправомерное судейское решение, я сделал выписку упомянутых выше статей, добавив к ним статью 22 Конституции, гарантирующую всем равную защиту прав и законных интересов.

Дискриминации административно обвиняемых по отношению к судебно преследуемым лицам в уголовном и гражданском процессе быть не может.

Судья Жечко не то, что приобщить выписку из Конституции к делу, категорически отказался даже взять ее в руки.

После этого, ничего не оставалось, как заявить о моей невозможности участвовать в процессе, который ведет судья, попирающий Основной закон государства.

Фразу эту пришлось повторить более десятка раз, когда судья обращался к Валерию Щукину.

В Постановлении по делу Жечко извратил суть требований обвиняемого. Написал, что “Щукин В.А. в судебном заседании от дачи показаний отказался”.

Данная фраза Постановления не идентична заявлению сидящего в зале на скамье подсудимых. От дачи показаний я не отказывался. И отвечать на вопросы суда был готов. Но только на процессе, проводимом в строгом соответствии с нормами Конституции.

* * *

Обвинитель моей бороды — капитан Ахметов.

Нажатие им кнопок на клавиатуре компьютера весьма похоже на долбежку коры клювом известной птицы. Состряпанный протокол — грубейшее нарушение требований статьи 10.2 Процессуального кодекса:

— не полностью указал свою должность, а именно то, что он инспектор участка №7 Молодечненского РОВД;

— место жительства Валерия Щукина написал Минская область, район Минск (так, сотрудник Молодечненского РОВД понимает столицу государства);

— не написал идентификационный номер;

— не разъяснил права и обязанности;

— не составил протокол опроса меня, как лица обвиняемого в правонарушении, несмотря на то, что опрос провел и ответ на заданный по телефону вопрос получил;

— не указал фамилии свидетелей правонарушения, видевших собственными глазами Валерия Щукина, стоящего с плакатом в пикете (в протоколе проставлены нули);

— засвидетельствовал свой подписью, что Валерий Щукин отказался подписать обвинительный протокол (чего не было и быть не могло);

— не предоставил мне возможность занести в протокол замечания и предложения;

— не указал иных необходимых сведений (в то время как в деле имеются неучтенные в протоколе, неизвестно кем снятые два диска видеозаписи);

— отправил копию протокола в мой адрес на четвертый день (вместо трехдневного срока, предусмотренного кодексом).

К слову, во исполнение п.1 ч.2 статьи 4.1 ПИКоАП я уведомил составителя протокола Ахметова о наличии уважительной причины препятствующей явке по вызову в назначенное им время (через 10 часов).

Столь грубейшее несоблюдение требований к содержанию протокола только по этой причине (статья 11.3 ПИКоАП) обязывало суд возвратить дело в РОВД.

Кроме того, начальник милицейского отдела района подполковник Осипович объединил два дела (Корбана и Щукина) в одно, однако в нарушение ч.2 статьи 11,31 не представил в суд вынесенное им об этом Постановление.

Не принял решения об объединении дел в одно и Жечко. Тем не менее, рассматривал их вместе и вынес одно Постановление.

В суде Молодечненского района грубейшим образом попран основополагающий принцип правосудия — Презумпция невиновности (ч.2 статьи 2.7 ПИКоАП). В соответствии с ней обязанность доказывать виновность обвиняемого возлагается на должностное лицо органа, ведущего административный процесс.

В данном случае на капитана РОВД, составившего протокол “преступного деяния” Щукина.

Однако судья Жечко обвинителя Ахметова наделил статусом свидетеля (и допросил в данном статусе), а обязанность доказывать виновность подсудимых Корбана и Щукина возложил на… себя.

* * *

Насколько в Молодечненском РОВД распространена подделка процессуальных документов не ведаю. Возможно участковый 7-го участка фальсификатор-одиночка.

О подлоге свидетельствует имеющийся в деле протокол опроса его коллеги по служебному кабинету старшего лейтенанта Божелко. Ахметов своей подписью засвидетельствовал, что в присутствии Божелко Щукин по громкой связи отказался прибыть в Молодечненский РОВД.

Опрашиваемый сотрудник милиции написал: “С моих слов записано верно”, и расписался. Однако в суде Божелко это не подтвердил, заявив, что в его присутствии Ахметов звонил только Корбану.

***

Материалы дела свидетельствуют, что основанием обвинения меня в несанкционированном пикетировании является донос (рапорт) руководителю Молодечненской милиции заместителя начальника отдела охраны правопорядка (ООПП) Ярошевича. Данный майор (а равно иные сотрудники РОВД) на месте события не был, каких-либо требований к участникам пикета о прекращении несанкционированного мероприятия не предъявлял.

Не высказывали претензий к пикетчикам руководство и сотрудники райисполкома.

Предполагаю, что заказчиком обвинения была начальница отдела образования Драпеза, у которой Щукин стоит поперек горла, т.к. доводит до сведения общественности ее преступные деяния по изъятию и гибели детей.

Обвинитель-свидетель заявил на суде, что Щукина никогда не видел, а нарушения установил из рапорта зам.начальника ООПП.

Не исключено, что Ярошевич и Ахметов со мной не пересекались. Только вот, каким нужно быть тупым, чтобы бородатого мужчину на снимке идентифицировать как Щукина!

В отличии от них и начальник милиции Осипович, и судья Жечко бороду мою неоднократно видели. Тем не менее, первый подписал направление в суд, второй возбудил производство по делу в отношении молодого мужчины с черной бородой ничего общего со Щукиным не имеющего.

Судя по всему, судья до начала разбирательства дела не смотрел. Потому как на процессе ему хватило полминуты просмотра видеозаписи, чтобы убедиться — Щукин не виновен.

Однако Жечко дело прекратил не по причине отсутствия события правонарушения (п.1 ч.1 статьи 9.6 ПИКоАП), а по недоказанности (п.10 ч.1 статьи 9.6).

Из данного Постановления следует, что правонарушение я совершил, но ловко уклонился от ответственности. И в милицейских компьютерах до конца жизни буду числиться как преступник, избежавший наказания.

Валерий ЩУКИН,
“Наш Дом”.

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*