28 декабря 2015 года, ровно год назад, в Минском городском суде было вынесено определение, решившее судьбу маленького мальчика, внезапно разлученного с семьей, которую он считал родной. В свои два года ему невозможно было понять, что проживая с любящими родителями, братьями и сестрами, он имеет статус государственного ребенка, и именно представители государства, так называемые специалисты по охране детства вольны вершить его судьбу.  Малыш стал разменной монетой, орудием манипулирования и наказания в противостоянии органов власти и его приемной матери.

Свое право жить вместе с приемным сыном (а также право её детей воссоединиться с названным братом) Наталия Янушкевич начала отстаивать в суде Московского района города Минска ещё в августе 2015 года. Несмотря на отсутствие документов и фактов, подтверждающих ненадлежащее выполнение ею каких либо обязанностей опекуна, противоречивость  показаний ответчика и его свидетелей, положительные характеристики от свидетелей со стороны Янушкевич, сомнительность достоверности предоставленных после нескольких запросов документов, обнаруженное множество нарушений даже в проведении процедуры отстранения от опеки – суд первой инстанции ожидаемо отказал в удовлетворении жалобы на местные органы власти.

Наталия подала кассационную жалобу в Мингорсуд, и там назначили повторное рассмотрение, которое началось с категоричного вопроса судьи к представителю ответчика: «Какие именно обязанности опекуна Янушкевич выполнила ненадлежащее?». Представитель ответчика, специалист управления образования администрации Московского района ответить не могла. Поскольку в решении была указана общая фраза, и в течение всего первичного разбирательства ответ на этот вопрос дан не был. Не содержалось его и в предоставленных документах.

Судья потребовала подготовить письменный ответ на этот вопрос с приложением документов, к следующему заседанию, а также затребовала провести независимое психологическое обследование ребенка, разлученного с семьей опекуна, обследование условий жизни опекуна на настоящее время, и допросить проигнорированных судом первой инстанции свидетелей со стороны истца. Суд принял к рассмотрению фотографии и видео о жизни семьи до разлуки с приемными детьми и опекаемым малышом. Казалось, все складывается как нельзя лучше, появилась надежда на рассмотрение ситуации в соответствии с законом…

Однако зря Наталия обнадежилась. Власть не могла допустить признания своих ошибок. И судья, так сурово раздавшая поручения всем участникам процесса, озвучившая, что для нее в суде верховодит закон, была заменена к следующему заседанию на более послушную, ранее уже участвовавшую судебных процессах по семье Янушкевич и другим детским домам семейного типа (ДДСТ), судью Яблокову.

Все поручения суда пришлось выполнить. Допрошенные свидетели подтвердили благополучные условия жизни в семье Янушкевич в период проживания в ней ребенка.

Маленький Гоша в семье Янушкевич

Такими же благоприятными эти условия жизни оказались и на момент судебных разбирательств (предоставлен акт обследования).

Документов о психологическом состоянии ребенка в период проживания с семьей Янушкевич и на момент отобрания у нее предоставлено не было – ввиду их отсутствия (никто ведь и не исследовал его). Но было предоставлено психологическое заключение, сделанное специалистами ответчика (заинтересованной стороны), в котором рассказывалось, как хорошо мальчику живется в новой приемной семье, и что он не узнал свою прежнюю приемную маму на фотографии. Какая именно фотография использовалась, и как она комментировалась, осталось не известно, от независимого обследования ответчик категорично отказался.

Новый состав суда очевидно принял сторону ответчика, т.к. отклонял все ходатайства истца об предоставлении дополнительных доказательств или опровержений.  Тем не менее, исследуя документы, суд не мог проигнорировать обнаруженные в них явные не стыковки, как то – наличие двух справок-обоснований к одному решению администрации, не совпадение подписей возле одинаковых фамилий:

А также сомнительные акты о «дверь не открывала» и заявление от нынешнего опекуна ребенка с просьбой передать его к ней, еще до вынесения решения об отстранении Янушкевич от опекунских обязанностей:

А ведь это указывает на наличие предварительного сговора, т.к. выходит, что решение об отобрании ребенка у Янушкевич принималось в угоду удовлетворению просьбы гражданки П. без наличия согласия от действующего опекуна! Видимо, эти факты и побудили судей предложить сторонам мирное урегулирование конфликта, с условием, что Наталия не будет требовать немедленного возврата малыша себе. Ответчик предварительно согласился, и все должно было решиться 28 декабря…

Однако в течение недели до судебного заседания в исполкоме взвесили возможные последствия отмены их незаконного решения, и вдруг поняли, что в этом случае им придется исправлять и все последующие нарушения.

В том числе и увольнение Янушкевич из Управления образования, спорта и туризма придется признать незаконным (если она вдруг решит заявить об этом) и оплатить ей все дни вынужденного прогула – за почти 11 месяцев! А это очень большие деньги. К тому же снятие отстранения позволит Янушкевич вновь стать кандидатом в усыновители этого малыша.  А это уже раздражало непосредственно сектор охраны детства. О чем и было заявлено в суде как о причине отказа от мирового соглашения…

«Если мы отменим решение от отстранении Янушкевич от обязанностей опекуна, нам придется выплатить ей много денег за вынужденный прогул. На это у исполкома нет средств. Поэтому мы считаем, что наше решение отменять нельзя!» – прямо заявила представитель ответчика Жарикова (в недавнем прошлом Куликовская, заведующая сектором охраны детства, которую якобы уволили вследствие жалоб Янушкевич, но тут же приняли туда же на работу, но уже под другой фамилией, как будто другого человека).

Судья Яблокова, просмотрев фотографии о счастливом детстве малыша в семье Янушкевич, вздохнула и приняла решение: все оставить как есть. А потом добавила от себя: «Но мы же подначалены городу, вы должны нас понять. Идите дальше, там больше независимости».

Дети Наталии и маленький Гоша

Наталия все поняла и приняла. Она продолжает оспаривать незаконное решение об отстранении её от обязанностей опекуна, уже в порядке надзора.  К сожалению, малыша ей уже не суждено вернуть, в начале 2016-го года мальчика в срочном порядке передали на усыновление иногородним гражданам.

И не посчитали травмой для ребенка очередную смену ему родителей.  Дети Наталии до сих пор не могут смириться с потерей названного брата…


На видео ниже – то, как происходило отобрание ребенка у Наталии.

1 – ожидание приезда “новых родителей”:

2 – непосредственно момент “передачи”. Ребенок не хотел идти на руки к “новой маме” и Наталии самой пришлось нести его в её квартиру. Остальные дети думали, что малыш ушел в гости…

10 апреля 2015 года забирать приемного ребенка пришли два специалиста сектора охраны детства Куликовских (тогда еще заведующая сектором) и Волонцевич, а также инспектор КДН Моросько и якобы “добрая тетя” П., претендующая заменить ему маму. Та самая “добрая тетя”, которая и попросила забрать этого малыша у своей соседки, по непонятным мотивам, собственноручно написав заявление об этом. Именно для удовлетворения просьбы П. Янушкевич отстранили от обязанностей опекуна. Пришли забрать ребенка, как вещь. Просто поменяли ему дом и семью…


“НАШ ДОМ”

Ваша электронная почта не будет опубликована.
Поля, обязательные для заполнения *

*