К бездушию и бессердечию чиновников белорусского государства народ уже привык. Потому как при нынешнем правящем режиме добропорядочных людей в госслужащие близко не подпускают.

Особенно власти зверствуют по отношению к детям и слабым женщинам, не способным “врезать по зубам” наглым должностным лицам.

Наглядный пример ненависти властьимущих к детям приводит газета “Комсомольская правда” (№211 от 03.11.2016).

* * *

Родители десятилетнего Вани, исчерпав прелести семейной жизни, в начале 2015 года разошлись. До дележки сына дело не дошло. Мальчик остался с мамой. Папа, как усматривается из публикации, на содержание возле себя и воспитание ребенка не претендовал.

Да, собственно, и до развода сын “папашу” этого не интересовал.

Инициатором развода был муж. Видимо,  обуза в виде хронически больного ребенка ему была не потребна. Ваня оказался ненужным и бабушке по отцу, в чьей минской трехкомнатной квартире проживал.

Папина мама своего малолетнего внука через суд из жилища выписала.

Чтобы продемонстрировать видимость законности при изгнании больного сына из жилища “папаша” выписался из квартиры родителей и зарегистрировался в некой деревне.

А ведь городская прописка требовалась мальчику, чтобы в любой момент можно было получить специализированную медицинскую помощь, регулярно возникающую при его диагнозе.

Ваню зарегистрировали вместе с матерью в Колодищах. Фактически по месту рождения и проживания в младенчестве. У женщины там собственный дом. Но отец потребовал лишить сына регистрации, поскольку на прописку к матери после изгнания из своего жилища у него не спросили разрешения.

И сельский Совет прописку аннулировал, тем самым наделив ребенка статусом БОМЖа.

Чего здесь больше – нелюбви к детям или тупости госчиновников первичного (сельского) звена – не знаю. Налицо элементарное непонимание термина “обоюдное согласие” родителей при определении места жительства ребенка.

Закон гласит: В случае отдельного проживания родителей вследствие расторжения брака место жительства ребенка определяется по обоюдному согласию родителей (часть 2 ст.74 Кодекса “О браке и семье”). Только ведь вопроса с кем из родителей жить даже не возникало.

Ваню вполне устраивала папина минская квартира. И учебное заведение, и поликлиника рядом.

Но “папаня” из своего жилища малолетнего сына выгнал и выписал. Лишил прописки и в жилище Ваниной матери. Из публикации в “Комсомолке” не усматривается, что отец намеревается прописать ребенка вместе с собой в сельской хате, где для его сыночка отсутствует и требуемая школа, и жизненно необходимая специализированная поликлиника в шаговой доступности.

К слову, в прошлом учебном году папа ни разу не посетил школу. В этом году отказался возить Ваню к месту учебы.

О каком обоюдном согласии в данном случае может идти речь? Ведь если родители не приходят к соглашению, то вопрос должен решаться в суде, а не в сельсовете.

Так ведь спора-то между родителями о месте жительства ребенка не было! Отсутствует и судебное решение.

* * *

Государственные деятели и в Колодищах, и в Минском районе, и в Минской области молчаливо взирают, как уже три месяца малолетка является лицом без определенного места жительства.

За что получают зарплату чиновники государственной службы опеки и отдела по гражданству и миграции, для которых бездомный ребенок должен быть событием чрезвычайным?

Не говоря уже о том, что ОГиМ при отсутствии регистрации не выдаст ребенку паспорт.

Какой частью тела думают в Колодищах медики, отказываясь принимать Ванюшу с хроническим диагнозом по причине отсутствия регистрации. Лишают медицинской помощи больного малолетнего ребенка, который никому ничего плохого за свои десять лет жизни не сделал.

Что, органы опеки этого не видят?

Районная поликлиника находится в 15 километрах от Колодищ (в Боровлянах). Добраться туда можно только с пересадкой в Минске. В случае внезапного обострения состояния здоровья у Вани, последствия могут быть печальными.

Увы, ни папу, ни государственные структуры это не колышит.

Валерий ЩУКИН,
“Наш Дом”